Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью губернатора Самарской области Константина Титова


С Константином Титовым беседуют Владимир Бабурин и Михаил Соколов.

Владимир Бабурин:

Вчера Владимир Путин был выдвинут кандидатом в президенты Российской Федерации. Один из лидеров СПС Константин Титов сразу после этого события назвал грядущие президентские выборы в России коммунистическими. Сегодня утром я и мой коллега Михаил Соколов записали в офисе представительства Самарской области в Москве интервью с Константином Титовым.

Михаил Соколов:

В велосипедном спорте, по крайней мере, раньше, был такой вид - он назывался "гонка за лидером". Вам не кажется, что предстоящие в марте президентские выборы именно таким видом спорта окажутся - что один едет на мотоцикле, а за ним остальные на велосипедах?

Константин Титов:

Вы стопроцентно правы, только один не едет на мотоцикле, один уже приехал.

Михаил Соколов:

Вы сказали, что выборы носят коммунистический характер?

Константин Титов:

На сто процентов.

Михаил Соколов:

Но все признаки демократии есть.

Константин Титов:

Никаких признаков демократии нет.

Михаил Соколов:

Но любой может выдвинуться, любой может поучаствовать, любой может критиковать и.о. президента. Есть независимая пресса.

Константин Титов:

Независимая пресса достаточно слаба, а Россия - огромная по территории держава. И не все читают независимую прессу, она, в основном, для элиты. Элита, в лице выдающихся деятелей российского эстрадного искусства, вчера уже расписалась в своей поддержке Путина, рассчитывая на те или иные блага. Киношный бизнес во всем мире архиприбыльное дело, не зря японцы вложили свои деньги в Голливуд, а наши надеются, что они свои творческие потребности будут удовлетворять за счет налогоплательщиков. Они вчера об этом открыто в лице Евгения Миронова заявили. Киношники будут работать за деньги государства. Кто будет получать прибыль? Мы хотим иметь государство либеральное, государство свободы, или мы хотим иметь оплаченное кино? Какая демократия, о чем вы говорите?!

Владимир Бабурин:

Вы еще не приняли окончательного решения, но не исключаете своего участия в президентской гонке. Что за интерес участвовать в соревновании с заранее известным результатом?

Константин Титов:

Товарищи уже стартовали, многие собирают подписи, зарегистрировались - Аман Тулеев, Зюганов, Жириновский. Явлинский - разумный человек, тоже думает. Он ждет решения своей фракции. Я тоже жду решения своей партии - СПС, я жду решения и народа. Вы знаете, что в Рязани и Ростове прошли выдвижения кандидатом в президенты губернатора Самарской области Титова. Рязань - коммунистический регион, выдвижение прошло без сучка и задоринки, а в Ростове, когда граждане обратились, им сказали, что они должны привести разрешение администрации. Вот вам и вся демократия. Вы по телеканалам Амана Тулеева, что он выдвигается, видели, показали, потому что он явно не соперник, не противник, показали выдвижение Зюганова - он тоже явно не соперник, не противник. Все понимают, что мы будем в ситуации 1996-го года - или Путин - какой никакой, но вроде демократический кандидат, или Зюганов - возврат к коммунизму. Нас опять ставят в позицию 1996-го года, сознательно.

Владимир Бабурин:

Вы употребили безличную форму - нас ставят - кто это- "они"?

Константин Титов:

Вы прекрасно знаете, кто разрабатывал сценарий. Не имеет смысла повторять эти фамилии тысячу раз. Что это я буду раскручивать их популярность, они и так выиграли выборы в одномандатных регионах и набрали по 90 процентов?! Избирателей там, правда, по 80 тысяч.

Михаил Соколов:

Предположим, Россия оказалась в периоде "управляемой демократии", которая знакома гражданам по Татарстану, Башкирии, а внероссийские примеры - Туркмения, Узбекистан. Для России как евроазиатской страны это совершенно естественно. Вы ее пытаетесь продвинуть на Запад, она не идет, 60 процентов населения по разным причинам - опросы показывают, готовы поддерживать Путина.

Константин Титов:

Вот я и думаю, как поделятся оставшиеся 60 процентов - если из оставшихся 40 25 отдадут свои голоса мне, а 15 коммунистам, то, наверное, можно идти, если 2 процента отдали бы свои голоса мне, а 38 - коммунистам, то, наверное, не надо. В отношение того, что это псевдодемократические, тоталитарные выборы, у меня сегодня нет никакого сомнения. Мы сегодня проводим выборы коммунистического режима. Нам представлен кандидат, который носит высокое звание "Преемника", получил эстафету. Мы должны прийти на избирательный участок и проголосовать. Вы заметили, что альтернативных демократических кандидатов в этой кампании нет.

Михаил Соколов:

Пока нет.

Константин Титов:

Я думаю, и не будет.

Михаил Соколов:

Ваши же соратники по СПС выдвигают такой аргумент: в России сложилась система, скажем так, "просвещенной монархии" и агитировать монарха методами демократического общества, несуществующего или не вполне существующего гражданского общества бессмысленно - можно действовать исключительно придворными методами, как воспитывали и Б.Н. Ельцина, когда Чубайсу, Гайдару. Немцову удавалось путем придворных интриг и других личных связей добиваться тех или иных реформаторских решений, и довольно много удалось сделать. Насколько я понимаю, часть СПС агитирует именно за этот метод.

Константин Титов:

Это - плохой опыт. Именно поэтому в течение 10 лет реформы в России кроме того, что мы получили приватизацию, выборность местных властей и властей субъектов Федерации, и депутатов Государственной Думы, и президента - практически больше ничего мы не получили. Если говорить дальше, то Борис Николаевич - это одна фигура, Владимир Путин и его окружение - совсем другие фигуры. И надеяться на то, что кто-то сможет делать как при Борисе Николаевиче - это тоже утопия. Я должен сказать, что мнения на заседании политсовета СПС разделились, примерно 50 на 50. Да, активная часть - Чубайс, Кириенко. Немцов, Хакамада, Гайдар, они поддерживают Путина, другие поддерживают Титова. Некоторые называют и Чубайса.

Владимир Бабурин:

Вчера перед заседанием политсовета СПС в отеле "Президент" прошло выдвижение Владимира Путина в президенты. Еще памятен опыт 1993-го года, когда самая большая фракция - "Выбор России" - эту нишу в нынешней Думе занимает СПС, раскололась практически еще не создавшись. Вы не боитесь, что сейчас, еще до 18 января, до первого заседания Государственной Думы, СПС, который неплохо выступил на выборах, может расколоться?

Константин Титов:

Я этого боюсь, и это меня и останавливает.

Михаил Соколов:

И, тем не менее, вы все-таки готовы участвовать на определенных условиях в избирательной кампании. Видите ли вы возможность сотрудничества, например, с "Яблоком"?

Константин Титов:

Да, вижу.

Михаил Соколов:

А вы вели переговоры с Явлинским?

Константин Титов:

Нет, я пока ни с кем переговоров не вел.

Михаил Соколов:

Вы достаточно негативно отозвались о нынешнем кандидате в президенты, но неконкретно. С вашей точки зрения, все-таки, что вас отталкивает от Путина и его окружения? Сущность ваших претензий?

Константин Титов:

Я не отозвался о Путине негативно. Я негативно отзываюсь об обстоятельствах, в которых оказался Путин. Как против человека, против политика у меня нет никаких возражений, и нет никакой аллергии к нему лично.

Владимир Бабурин:

Вот для себя вы можете объяснить то, что сегодня называют "феноменом Путина" - ведь еще полгода назад о нем практически никто ничего не знал?

Константин Титов:

Поведение губернаторов и элиты понятно. Они сначала все записались в "Голос России". Потом все записались в ОВР, потом они все записались в "Единство", теперь они все записались под Путина, бросив своих кандидатов Примакова, Лужкова и так далее. Здесь конъюнктура власти - власть всегда имеет свои рычаги, в том числе и финансовые. "Феномен Путина" - феномен сильной личности, которая в состоянии вести войну, все как бы вернулись к ситуации 1937-го года и послевоенной ситуации, воюя с маленькой Чечней, мы все снова почувствовали себя сильной державой. Мы 70 с лишним лет были в изоляции, мы считали, что только мы идем правильно, а весь мир идет неправильно. Когда мы подняли "Железный занавес", мы увидели, что весь мир живет счастливо и свободно, а мы оказываемся в нищете и развале. Мы как-то очень быстро забыли, что мы делали продукцию, которая никому не нужна, задаром отдавали вооружение странам, которые на нашем оружии поддерживали в своих государствах коммунистические режимы. Мы как-то забыли, что Коммунистическая партия США практически перестала существовать, потому что она существовала на наши деньги. Если мы сегодня окажемся в изоляции, то это будет серьезнейшее поражение России. Начнется наступление восточных олигархов, в том числе и Китая, и Вьетнама, потому что стране с населением в полтора миллиарда нужна огромная территория. Одни мы с нашей экономикой противостоять этому будем не в состоянии, поэтому мы сегодня должны очень серьезно работать, именно учитывая историческое и геополитическое положение России, и с Востоком, и с Западом. И мы должны быть открытой державой, не тоталитарной, а демократической с либеральной экономикой. Да, это ценности, серьезные ценности мировой цивилизации, отказываться от них ради изоляции не имеет никакого смысла. Но сегодня бизнес это уже почувствовал, и пусть мне не говорят, что это - календарное повышение курса доллара, сегодня началось бегство валюты из страны. Все сливают никому не нужные рубли, переводят их в доллары, и любыми путями будут пытаться вывезти их за рубеж, чтобы потом покинуть эту страну. Потому что если мы говорим о том, что мы должны делать сами, то это опять серьезное падение национальной валюты, еще один дефолт, а он грядет. Может быть, боясь этого дефолта, и выборы перенесли.

Михаил Соколов:

А вас не беспокоит то, что сейчас на самом деле к власти приходят организации, о которых мы ничего не знаем, не только Путин - человек, о котором мало кто что знает, но и кадры, которые расставляются - это люди из спецслужб - КГБ и так далее?

Константин Титов:

Это как раз меня не беспокоит. Это меня не беспокоит, но меня беспокоит другое - а кто стоит за этими людьми?

Михаил Соколов:

Вы имеете в виду олигархов?

Константин Титов:

Я все сказал.

Владимир Бабурин:

Я опять вернусь к ситуации 1993-го года и расколу во фракции "Выбор России" - раскол произошел по поводу первой чеченской войны. С одной стороны, позиции, скажем, Сергея Ковалева, а с другой, например, Владимира Рыжкова, оказались диаметрально противоположными. Сейчас ситуация, которая складывается в Чечне, напоминает 1996-й год. Как вы ее оцениваете, и опять же, не приведут ли еще и чеченская кампания и разногласия по чеченскому вопросу между лидерами правых сил и к расколу, и к невозможности работы СПС в Думе?

Константин Титов:

Разногласия уже есть. Я уже неоднократно в СМИ говорил, что бороться с бандитами надо, и в том, что это - международный терроризм, у меня нет никаких сомнений, но когда мы боремся с бандитами, мы не должны уничтожать мирное население. Мы должны привлечь к этой работе и республики Закавказья, в частности, Гейдара Алиева, потому что Азербайджан - это граница. Мы должны привлечь к этой работе Эдуарда Шеварднадзе и выработать совместную стратегию. Если мы говорим, что это - международный терроризм, то давайте вместе с международной общественностью с ним бороться. Давайте представим себе такую ситуацию: просочились через границы Азербайджана и Грузии террористы. Мы считаем, что мы их выдавили из гор и уничтожили. Хотя, вот во вчерашнем репортаже ОРТ вице-премьер правительства России правильно сказал: "Да, убитые, много убито, человек 200, но я не пойму, кто из них бандиты, а кто - мирные граждане". Это о чем говорит - о том, что бандиты просочились в народ и начали партизанскую войну - они уйдут. Уйдет Хаттаб, уйдет Басаев, может быть, уйдет Масхадов. Они уйдут в Афганистан, Пакистан, Ирак, Иран, Саудовскую Аравию, и мы получим нового аятоллу Хомейни для мусульманского населения России. Вообще, понимают ли это наши дипломаты и политики?! Мы получим духовного наследника Джохара Дудаева - раскольника, сепаратиста, за рубежами России. Мы получим нового исламского "мессию" для возрождения ислама в его самом неприятном течении - ваххабизме, в постоянной агрессии на исламские республики Российской Федерации. Вообще, это кто-нибудь понимает?!

Владимир Бабурин:

Но ведь население России сейчас практически не знает того, что происходит в Чечне.

Константин Титов:

Это вот, как раз, еще один момент, почему я выступаю против таких выборов. Вообще, сегодня все кандидаты должны договориться и снять свои кандидатуры.

Владимир Бабурин:

И сорвать таким образом выборы?

Михаил Соколов:

Но ведь всегда появится подставной Иван Иванович Иванов, который поучаствует.

Константин Титов:

Ну да, может, деньги получит, может что-то еще. Но, с другой стороны, если мы не желаем этого делать, то мы должны создать равные условия. Если у нас сегодня Владимир Владимирович Путин не сходит с экранов ведущих телеканалов - РТР, ОРТ, НТВ, то и другие не должны сходить. Они должны или комментировать соответствующие действия, или рассказывать людям что-то интересное. Мне бы хотелось, чтобы выборы были демократичными, мне бы хотелось, чтобы была правда на экранах, мне бы хотелось, чтобы права у всех были равные. А когда вот так используется ресурс власти - то, извините:

Михаил Соколов:

Скажут, что Титов начинает кампанию давления на Кремль исключительно для того, чтобы добиться каких-то выигрышных позиций, выбраться в федеральную власть, а может быть и получить место премьера.

Константин Титов:

Я, что, идиот, что ли. Я вообще, похож на идиота?! Вы же знаете, что федеральная власть у нас ничего не стоит. Вы знаете это? Сегодня можно быть назначенным премьером, завтра утвержденным Государственной Думой, а послезавтра снятым. Вы что не понимаете этого, что у нас диктаторская, монархическая структура Конституции? Это - все равно, что положить голову на плаху. Я сегодня - легитимный человек. Я избран народом, пусть маленькой частью российского народа, но народом - народом Самарской области. Лично я заявлял и заявляю, что ни в какие премьеры я не пойду, пока существует такая Конституция. Нужно внести серьезные изменения в Конституцию. После этого об этом можно рассуждать.

Владимир Бабурин:

Вы говорите о возврате к тоталитаризму, коммунизму, я просто хочу услышать от вас еще одно подтверждение - правильно ли я вас понял - вот то, что сейчас происходит в Чечне - в советское время был такой грустный анекдот, что "Наполеон сказал - если бы у меня была газета "Правда", то никто бы не узнал, что я проиграл битву при Ватерлоо". Вот сейчас население России не знает того, что происходит в Чечне - в Грозном работает один единственный корреспондент - наш корреспондент Андрей Бабицкий, против которого Росинформцентр - огромное федеральное ведомство ведет настоящую войну, ему приписывают едва ли не участие в пытках российских военнослужащих, что он, я цитирую заявление Росинформцентра: "готов поменять ремесло журналиста на ремесло палача". Но других журналистов туда не пускают, и работать там они не имеют ни права, ни возможности.

Константин Титов:

Ну вы теперь поняли, о чем я говорил? Первый шаг к тоталитарному государству уже сделан, первый шаг к изоляции от всего мира уже сделан - мы лишились свободной демократической прессы. Мы лишились свободы волеизъявления и нарушили все законы о печати, которые сами же принимали и подписывали. Мы сегодня имеем жесткую военную цензуру.

Михаил Соколов:

Вы заняли достаточно жесткую позицию и она понятна, а вы не думаете, что очень скоро будет организована кампания по досрочным выборам в Самарской области, и по отзыву вас с поста губернатора, тем более, что, по-моему, в задачи власти будет входить прилюдное наведение порядка во многих регионах. Ну, так зачем бороться с Наздратенко, который лоялен, когда можно будет поставить на место Титова, который, оказывается, нелоялен?

Константин Титов:

Это будет борьба не только с Титовым, но и с народом Самарской области, потому что Титов избран большинством народа Самарской области. Поэтому, о досрочном отзыве - это еще надо думать и проводить серьезную работу. Но если дойдет дело до этого, то - я оказался тысячу раз прав.

Владимир Бабурин:

В продолжение того, что говорил Михаил, он упомянул губернатора Наздратенко, который лоялен, а пример то хороший - мэр Черепков тоже был избран народом Владивостока, но есть ли сейчас мэр Черепков?

Константин Титов:

Это - чисто риторический вопрос. Мэр Черепков был избран народом, в следующий раз народ проголосовал против всех. Я могу привести еще тысячу примеров, когда не выполняется решение суда, не только коммерческими структурами, не только отдельными людьми, но и властными структурами.

Михаил Соколов:

И, последний вопрос: при определенных условиях вы все-таки готовы играть на этих выборах ту роль, которую на выборах мэра Москвы играл Сергей Кириенко, показав, что есть возможность создать дееспособную оппозицию даже сильному и авторитарному лидеру?

Константин Титов:

Может быть.

Михаил Соколов:

И когда вы примете решение?

Константин Титов:

Срок сбора подписей у нас где-то до 14 февраля, и у меня есть время подумать.

XS
SM
MD
LG