Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы спикера Государственной Думы


Михаил Соколов, Москва:

Коммунист Геннадий Селезнев открытым голосованием избран председателем Государственной Думы. Его поддержали своя партия - КПРФ и, к недоумению многих, тех, кто на выборах голосовал за путинского "Медведя", "Единство", которое, как казалось, отнюдь не союзник коммунистов. Владимир Путин с думской трибуны сказал, что власти нужна широкая опора в Думе. Ее и создали технологи администрации президента России. "Единство" по прямым указаниям главы администрации Александра Волошина и его заместителя Владислава Суркова пошло на соглашение с коммунистами. Главные игроки примерно около 6 часов вечера разделили должности в Думе "по-братски" - спикер - коммунистам, первый заместитель - "Единству". Комитеты тоже поделили на две коалиции с учетом интересов союзных групп - у коммунистов - Аграрно-промышленная, у "Единства" - "Народный депутат". Подарили за пропагандистскую поддержку Комитет по СМИ Владимиру Жириновскому. ОВР, "Российским регионам" и СПС предложили по одному комитету, "Яблоку" вообще ничего - видимо, за слова Григория Явлинского о том, что Владимир Путин начинает свою политическую деятельность в Государственной Думе с создания очень "интересного" блока.

Григорий Явлинский:

Мы удивлены политикой администрации президента, Кремля и "Единства", которое не придумало ничего лучшего, как с первых же дней создать нерушимый блок "коммунистов и беспринципных".

Михаил Соколов:

В знак протеста против фактически безальтернативных открытых выборов ушли из зала ОВР, СПС и "Яблоко". Соответственно, они сняли своих кандидатов - Евгения Примакова, Виктора Похмелкина и Сергея Степашина. Кроме того, за ними последовало большинство группы "Российские регионы". Сразу же в момент события в прямом эфире Радио Свобода у здания Государственной Думы выступала один из лидеров правых - Ирина Хакамада.

Ирина Хакамада:

У нас позиция достаточно прямая. Мы всегда заявляли о том, что мы никогда не поддержим кандидата от коммунистов, и мы умеем считать, мы прагматики, и мы понимали, что в Думе впервые можно было провести на пост председателя Думы представителя центристских или даже правых партий, например, Степашина. Когда мы увидели, что голосование будет открытым, и это продавливается большинством, когда мы поняли, что "Единство" даже не выдвигает своей кандидатуры - раньше они объявляли Любовь Слиску, то есть фактически выборы благодаря большинству "Единства", коммунистов и их сателлитов становятся безальтернативными, мы поняли, что участвовать как в пакетных соглашениях, так и в выборах председателя Государственной Думы бессмысленно, и в знак протеста мы покинули зал.

Михаил Соколов:

Что сейчас будут делать правые, вообще не получается ли так, что создается просто-напросто правоцентристская оппозиция, с одной стороны, коммунистам, а с другой стороны Владимиру Путину и Кремлю?

Ирина Хакамада:

Сейчас действительно создается "альтернативная Дума", она всегда будет в меньшинстве, она не будет занимать никаких постов в Государственной Думе, в ней сосредоточены наиболее профессиональные кадры, те, которые не занимаются нецивилизованным лоббизмом и всегда пытались проводить цивилизованное законодательство. Может быть, это шанс на то, чтобы через четыре года мы, наконец, выстроили нормальный парламент. Во всяком случае, мы защищаем интересы избирателей, которые когда давали нам голоса, не предполагая при этом, что мы будем поддерживать коммунистов.

Михаил Соколов:

Это была Ирина Хакамада. Подлинный интеллектуальный лидер Кремля - Борис Березовский попробовал объяснить свой подход к сложившейся ситуации.

Борис Березовский:

Я думаю, что в работе Селезнева мало что изменится, а речь шла о том, что Селезнев будет работать в одних условиях, а раньше он работал в других, поэтому он просто будет вынужден подчиняться новым условиям, что он делал и раньше - он подчинялся тем условиям, а теперь подчиниться этим - новым. Так что, в смысле его работы ничего не изменится. Он будет работать в новых условиях, но так же, как и раньше.

Михаил Соколов:

То есть блок с коммунистами - это надолго?

Борис Березовский:

Я не вижу никакого блока с коммунистами. Я не считаю, что сегодня состоялся какой-то новый союз. Решался вполне конкретный вопрос. Выбор был, по существу, между Селезневым и Примаковым. Мой лично выбор был в пользу Селезнева, а не Примакова. Примаков из этого пытался сделать начало своей избирательной кампании, мне кажется, что достаточно глупо и неумело, как он это делал и раньше. Но, тем не менее, он так понимает роль политика и политическую игру. Это - его выбор. Поэтому, я, абсолютно не стесняясь и не отказываясь от своих убеждений, которые всем известны, говорю, что да, сегодня, когда передо мной стоял выбор между Примаковым и Селезневым, я сделало выбор в пользу Селезнева.

Михаил Соколов:

А цинический раздел комитетов, так, что даже "Яблоку" вообще ничего не предложили?

Борис Березовский:

Я не принимал участия в этой работе, поскольку я не являюсь членом ни одной из фракций. Я считаю, что это - система договоренностей, я не могу назвать ее циничной, потому что это - система договоренностей большинства. Насколько она корректна - это другой вопрос. Мне кажется, что она не очень корректна - нельзя пренебрегать мнением меньшинства. В том разделе, который состоялся, мнение меньшинства по существу игнорировано. Это неправильно, но я думаю, что, безусловно, все это будет исправлено, и те, кто сегодня получил преимущество, поймут, что это преимущество имеет цену тогда, когда оно не является абсолютным.

Михаил Соколов:

Был же вариант некоммунистического большинства без Примакова - был вариант выдвижения Жукова, были варианты какие-то со Степашиным?

Борис Березовский:

При всех этих вариантах, о которых я знаю, вероятность того, что в этих случаях в итоге проходил именно Примаков, была очень высокая.

Михаил Соколов:

С вашей точки зрения, в чем выигрыш Кремля в этой ситуации, и что он получает к президентским выборам?

Борис Березовский:

Примаков на месте спикера - это достаточно сильная кандидатура на выборах президента. Хотя многие считают, что президентские выборы уже практически состоялись, и президент известен, я так не считаю. Я считаю, что ситуация в России меняются очень пластично и динамично. Мы все были свидетелями того, как ситуация кардинальным образом изменилась за три месяца. Я не уверен, что она не может измениться, или не изменится опять, если будет дан импульс тем силам, которые представляет Примаков.

Михаил Соколов:

А отталкивание правых вас не тревожит?

Борис Березовский:

Я не считаю, что произошло отталкивание правых. Правые абсолютно рациональны. Это --просто всплеск эмоций, и они вернутся к нормальной работе, руководствуясь прежде всего рациональным смыслом, а не эмоциями.

Михаил Соколов:

Новоизбранный спикер-коммунист Геннадий Селезнев утверждает, что Дума заработает нормально уже через неделю. А вот депутат Владимир Рыжков, бывший лидер НДР, весьма встревожен.

Владимир Рыжков:

Фракции ушли очень разноплановые - ушли правые, ушло "Яблоко", оно не получило вообще ни одного комитета, что неправильно, учитывая даже то, что все-таки 6 процентов избирателей за них проголосовало, и они могли бы рассчитывать, по крайней мере, на международный комитет, где прекрасно работал Лукин. Поэтому, меня немного это удивляет. Может быть, началась какая-то новая эпоха? Я думаю, что на самом деле Селезнев, с профессиональной точки зрения - хорошая кандидатура, он будет хорошим спикером, но то, как это было сделано, вызывает у меня определенное чувство грусти.

Михаил Соколов:

Можно подвести такой итог: видимо, в Кремле парламент сейчас считают не очень важным, даже некоторые поговаривают, что после победы Владимира Путина на президентских выборах его можно будет распустить, или, по крайней мере, устроить новый передел должностей. При такой гибкости "Медведя" это вполне возможно. Сейчас мы видим первые результаты событий 31 декабря - открытую поддержку чиновниками Кремля представителя компартии, пусть и "прирученного". В общем, Думу передают под контроль левым, вопреки голосованию народа на выборах. Как сказал Борис Немцов: "Такое было абсолютно невозможно при президенте Ельцине, но возможно при и.о. президента Владимире Путине".

XS
SM
MD
LG