Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"В ближайшем будущем и президент Буш, и президент Путин будут преследовать, прежде всего, национальные интересы своих стран..."


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с Дэвидом Кремером - главой американского Совета по общественной дипломатии.

Юрий Жигалкин:

Скорый приход к власти в США Джорджа Буша-младшего может привнести существенные изменения в американо-российские отношения, по крайней мере, это заставляют предполагать заявления, сделанные им во время предвыборной кампании. Насколько серьезными могут оказаться эти перемены? Если судить по высказываниям Джорджа Буша, то он готов, что называется, наступить на все больные мозоли американо-российских отношений - потребовать, например, от России соблюдения прав человека, приступить к сооружению системы ПРО, невзирая на российские возражения, перестать делать ставку на персональные отношения с лидерами России. Тем не менее, многие американские наблюдатели, как говорят и многие в Москве, считают, что такие перемены могут оздоровить двусторонние отношения и даже изменить их к лучшему. Господин Кремер, как вы относитесь к такой парадоксальной точке зрения?

Дэвид Кремер:

Действительно, в целом в России предпочитали Джорджа Буша, исходя, видимо, из надежд на то, что он окажется более эффективным партнером, благодаря более крепким внутриполитическим позициям. В конце концов, большинство в Конгрессе принадлежит республиканцам, и очевидно президент Буш без особого труда сможет найти поддержку своими внешнеполитическим инициативам. Кроме того, нельзя упускать очень важный исторический факт: даже СССР традиционно более продуктивно сотрудничал с президентами- республиканцами. Основные договоры времен "холодной войны" о сокращении вооружений были подписаны республиканскими администрациями. Ко всему прочему внешнеполитическая команда Буша включает людей, хорошо известных в Москве. Кое-кто из них, например, Кондолесса Райс - будущий советник Буша-младшего по вопросам национальной безопасности, была одним из ближайших помощников президента Буша-старшего, который, кстати, поддерживал продуктивные отношения и с СССР, и с Россией. Так что, на мой взгляд, Россия может питать обоснованные надежды на то, что приход к власти президента-республиканца не ухудшит ее отношений с США, а может, даже их улучшит. Еще один потенциальный плюс заключается в том, что Буш-младший не обременен политическим прошлым Гора, которого сильно критиковали за так называемые "провалы в российской политике США". Администрация Буша может начать свои отношения с правительством Путина с чистого листа, и это может оказаться здоровым фактором для двусторонних отношений.

Юрий Жигалкин:

Тем не менее, как с таким довольно оптимистичным взглядом увязывается, например, готовность Буша открыто критиковать Россию за ее поведение в Чечне и даже его готовность прибегнуть к санкциям в случаях, когда Москва явно нарушает свои обязательства?

Дэвид Кремер:

Я, честно говоря, склонен поддерживать такой подход и думаю, что он более продуктивен, если смотреть в будущее. Правительство президента Клинтона крайне неохотно критиковало Россию в течение последних восьми лет, предпочитая культивировать тесные персональные отношения с ее руководством, надеясь таким путем усилить демократию в стране. Об обоснованности такого подхода можно спорить. Буш, как мне кажется, предлагает поставить отношения с Москвой на новую основу и строить их, исходя из ясных и твердо заявленных принципов. Например, он сказал, что будучи президентом, он заморозил бы все кредиты России за ее поведение в Чечне. Кто знает, обернулась бы вторая чеченская война такими жертвами, если бы Вашингтон и Запад без оговорок осудили бы действия Москвы во время первой чеченской кампании? Буш без обиняков заявляет, что начнет сооружение полномасштабной системы ПРО и одновременно предлагает начать масштабное сокращение ядерных арсеналов, что в прямых интересах России. Буш, как и его республиканские предшественники, предлагает изъять двусмысленности из двусторонних отношений и взаимодействовать с Россией, открыто преследуя национальные интересы США. Собственно, так уже давно действует Москва. Отношения между двумя столицами на протяжении длительного времени совсем не столь душевны, как может показаться. Я думаю, что в ближайшем будущем и президент Буш, и президент Путин будут преследовать, прежде всего, национальные интересы своих стран, и уже во-вторых думать о том, какие последствия такая политика будет иметь для двусторонних отношений США и России.

XS
SM
MD
LG