Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социологи и психологи об отношении в России к детям


1 июня отмечался Международный день защиты детей. В связи с этим мне показалось интересным поговорить о том, каково отношение к детям в современной России: в семье и в обществе в целом.
В статье, посвященной воспитанию детей, социологи Наталья Зоркая и Анастасия Леонова пишут: "В период социального и культурного слома, который переживает наше общество, едва ли можно ожидать зарождения каких-то принципиально новых по сравнению с советским периодом представлений о воспитании детей, радикального изменения ценностных аспектов воспитания". Согласно данным опросов, россияне называют детство самой счастливой жизненной порой и декларируют, что самое главное для них – это здоровье, благополучие, и счастье детей. Однако на деле все обстоит гораздо сложнее. Говорит социолог Наталья Зоркая, ведущий научный сотрудник Левада-центра.

Наталья Зоркая: Когда мы задаем такие вопросы о том, какие у вас отношения с вашими детьми, то картина вырисовывается очень идиллическая. Около половины всех опрошенных говорят, что отношения с детьми в семье теплые, доверительные, что люди всегда могут найти с детьми общий язык. Но если поглубже анализировать наши данные, то мы увидим, что в семье дети, особенно по мере взросления, когда они достигают уже какого-то 10-летнего, 13-летнего возраста, подросткового, самого конфликтного, сложного, самого напряженного, то там начинают проявляться внутренние проблемы и внутренние семейные конфликты. И мы видим, что в принципе в семье такой среднестатистической остается сильной установка на подавление детей, на подавление подростков, установка на контроль, в том числе толерантность к физическому насилию. Достаточно большая часть людей говорит о том, что и детей, и подростков можно физически наказывать. Но главное – это такие страхи, которые выражаются в том, что родители особенно сильно стремятся контролировать окружение, круг друзей детей и подростков, потому что очень боятся какого-то дурного влияния, приходящего извне, на фоне того, что сама молодежь оценивается довольно агрессивно и негативно. То есть работают такие интересные схемы переносов: молодежь вообще воспринимается взрослыми как бездуховная, как эгоистичная, как не уважающая старших, как агрессивная. В то время как, когда мы спрашиваем людей о своих собственных детях, то как бы все хорошо, конфликтов в семье нет и никаких проблем нет. То есть мне кажется, что это такое вытеснение внутренних конфликтов семейных, которые не артикулируются на уровне семьи, поскольку сами дети, особенно подрастающие дети, подростки, они в семье не воспринимаются как полноправный субъект нормального разговора о тех или иных проблемах. И впоследствии это сказывается в том, что мы фиксируем постепенное отчуждение молодых от своих собственных родителей. Молодые считают, что поколение родителей не понимает молодых, отвергают их, не интересуются ими и скорее отрицают, чем принимают.

Вероника Боде: Каковы социальные последствия такой ситуации?

Наталья Зоркая: Разобраться в этих отношениях на уровне семьи очень важно, эта ситуация. Она очень важна и для состояния общества в целом. Потому что это говорит о том, что за весь этот период 20-летний перемен молодежь, на которую нагружалось так много проблем, не стала тем поколением, которое вошло в общество с какой-то своей определенной целостной позицией, которая была бы очень внятно артикулирована и противопоставлена более старшим поколениям и защищалась бы, и по этому поводу была бы дискуссия, и тогда в этом бы был какой-то источник изменений и трансформации. Мне кажется, это очень важно, потому что это скрытые и вытесненные конфликты, не выговоренные не только на уровне семьи, но и на уровне общества. А это говорит о том, что общество атомизировано, в том смысле, что социальные связи слабеют. И хотя большинство людей говорит, что для них самое главное – это семья, здоровье и счастье для детей, на самом деле за этим стоит очень мало. И по другим данным мы видим, что опора на семью внутри семьи самой слабеет. Общество, в котором нарастает такая атомизация, которая на уровне семьи, проявляется в каком-то смысле в росте одиночества, в дефиците взаимопонимания. И особенно остро оно ощущается молодыми.

Вероника Боде: По данным Левада-центра, на вопрос: "Какие качества вы хотели бы воспитать в своих детях?" 48% россиян отвечают: "умение добиваться своих целей", 41% - "чувство ответственности", 38% - "хорошие манеры", 26% - "стремление к знаниям". О независимости говорят уже только 17% опрошенных, о вере в Бога – 9%, а такое качество, как воображение, хотели бы воспитать в своем ребенке лишь 4% граждан. Кандидат психологических наук Ольга Маховская, автор книг по детской психологии, отмечает, что времена изменились, сами дети – тоже, а вот подходы к воспитанию почти не меняются.

Ольга Маховская: Мы не очень понимаем, что теперь делать, потому что мир очень сильно поменялся. А если родители занимаются рьяно воспитанием, то чаще всего они используют старые методы, старые подходы. Например, дисциплинарный подход, попытка вырастить волевого ребенка, который бы смог противостоять всем невзгодам. Или подчинение авторитету, такого подчиняемого ребенка, который должен уметь работать в коллективах. И здесь очень много всяких непониманий и ошибок совершают родители и образователи. Но миграционные процессы показывают, что действительно очень много практик у воспитания, и много сейчас смешивается и трудно выбрать какой-то продуктивный. Скорее всего какой-то универсальной методы воспитания детей нет. Но это только осложняет ситуацию и психологам, которые хотят помочь родителям, есть такие родители, которые хотят быть максимально эффективными. Поэтому общая проблема, я думаю, для нас, для общества в целом, в том, что вопросы детства не стали дискуссионными. Конечно, проходят кампании, Год семьи, Год ребенка, очень много организаций, такие как Союзы материнства и так далее, очень много средств в эту сферу вливается. Но все это такое распыление ресурса и создание иллюзии советского образца, что мы очень заняты, очень обеспокоены детьми. На самом деле мы просто пытаемся насильственно, навязчиво применить то, что мы вынесли из своего детства, по отношению к детям современным, не желая признавать, что это люди в будущем другого типа.

Вероника Боде: На вопрос социологов Левада-центра: "Где лучше воспитывать детей до школы?" 60% россиян отвечают "в детском саду". За домашнее воспитание: с родителями или бабушками, - выступают почти в два раза меньше опрошенных – 33%. В книге аналитического психолога Каринэ Гюльазизовой, которая называется "За секунду до пробуждения", есть глава "Нелюбимые дети". Речь идет о целых поколениях советских и затем постсоветских людей. Слово Каринэ Гюльазизовой.

Каринэ Гюльазизова: С одной стороны, дети разыгрываются сегодня как такая бесспорная козырная карта, детская тема. С другой стороны, конечно, по большому счету для детей очень мало, что делается. И по сути, к сожалению, это такой маркер времени, связанный с тем, что нет такого видения сегодня относительно того, как будет формироваться будущее. Отношение к ребенку в семье на сегодняшний день, к сожалению, в абсолютном большинстве случае выражает нелюбовь. Выращено целое поколение нелюбимых детей и не одно поколение. Обусловлено это падением монархии в свое время, затем советским периодом, где детей, конечно, не любили – их формировали, но к любви это не имеет никакого отношения по большому счету. И акценты из семьи были смещены в социальный пласт, где человек должен был быть функцией, гражданином и так далее, люди советского проекта – все мы это помним прекрасно. Что же касается сегодняшнего периода, то этот патер любви, на мой взгляд, либо где-то очень глубоко находится, в таких подземельях бессознательного у российского человека, либо если с таким открытым сердцем человек себе позволяет любить своего ребенка, то он встречается с очень большим количеством сложностей на этом пути.

Вероника Боде: Я думаю, что для большинства родителей ваши слова о нелюбви звучат обидно. Ведь наверняка каждый родитель уверен, что он своего ребенка любит и готов для него сделать все. Поэтому поясните, пожалуйста, что вы имеете в виду под нелюбовью?

Каринэ Гюльазизова: Прежде всего, невозможность безусловно принимать свое дитя, просто по факту существования этого ребенка. С другой стороны как раз перенос ответственности за формирование человека и перекладывание этой ответственности на государственные структуры, такой отказ от плотного взаимодействия со своим чадом – это и есть проявление нелюбви, это и есть уход от ответственности. Любовь – это прежде всего принятие потребностей своего ребенка, уважение этих потребностей и понимание, что ребенок – это, безусловно, значимые человек в нашей жизни и, безусловно, ценный человек и уникально ценный человек.

Вероника Боде: А вот взгляд священника на проблему отношения в России к детям. Слово Михаилу Ардову, протоиерею Русской православной Автономной церкви.

Михаил Ардов: Для того, чтобы по-христиански взглянуть на любую проблему, прежде всего следует обратиться к святому Евангелию. И оно нам повествует о том, сколь заботлив по отношению к детям был Господь наш Иисус Христос. Ученики приступили к Иисусу и сказали: кто больше в Царствии небесном? Иисус призвал дитя, поставил его посреди них и сказал: "Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство небесное . И так, кто умолится, как это дитя, тот и больше в Царствии небесном. И кто примет одно такое дитя во имя мое, тот меня принимает. А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в меня, тому лучше бы было, если бы повесили мельничный жернов на шею и потопили бы его в глубине морской". Матфей, глава 18.
Ну а теперь в свете этих слов взглянем на нашу несчастную страну. Здесь матери оставляют младенцев в родильных домах. Здесь практически нет детских садов. Здесь родители вовсе не занимаются воспитанием детей, полагая, что это прямая обязанность школы. Здесь учителя влачат жалкое существование. Здесь впроголодь живут обитатели детских домов и интернатов. Здесь по улицам и дворам шныряют педофилы. Здесь тысячи и тысячи беспризорников. И при том пропагандисты из Московской патриархии имеют наглость утверждать, будто современная Россия – страна православная.

Вероника Боде: Итак, многие эксперты отмечают, что ситуация с воспитанием детей в современном российском обществе далека от совершенства. В конечном счете, такое положение дел приводит к отчуждению между родителями и детьми. Примечательно, что по данным социологических опросов, очень многие молодые люди сообщают о том, что они никогда не разговаривали со своими родителями ни о проблемах учебы, ни о работе, ни о политике, ни о культуре. Что же делать, чтобы ситуация менялась? Психолог Ольга Маховская уверена, что необходимо учитывать мнения самих детей, больше работать непосредственно с ними.

Ольга Маховская: У меня основная рекомендация к общественным организациям состояла бы в том, чтобы их акции бесконечные, множественные, очень дорогие предварялись какими-то хотя бы экспресс-исследованиями. Потому что очень много усилий тратится вслепую, никто не общается с детьми, не проводят исследования, не знают, как это делать. Психологов-исследователей не привлекают, поэтому все это делается по наитию, на энтузиазме общественников. Даже такая головная боль как Манежная площадь, она осталась не изученной. Мы так и остаемся в догадках, кто туда приходил, зачем и что из этого выйдет. Вот то, что мы не хотим вступать во взаимодействие с детьми, а только воздействовать на них по старинке, рассчитывая на какой-то позитивный эффект долгосрочный, мне кажется, губительно.

Вероника Боде: И психологи, и социологи отмечают, что проблемы, связанные с воспитанием детей, сколь бы болезненны они ни были, нужно открыто обсуждать: как на уровне семьи, так и на уровне общества в целом.
XS
SM
MD
LG