Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Думаю, представители старшего поколения помнят стихотворение Александра Межирова сорокалетней давности: "Всё хорошо, всё хорошо... Из мавзолея Сталин изгнан…".

Созвучно популярному в то далёкое время поэтическому опусу, на днях грузинский парламент практически без дебатов принял "Хартию свободы", в основной свой части представляющую собой закон о люстрации. Хартия включает в себя запрет советской и фашистской символики на территории страны, запрещает также занятие руководящих должностей бывшими партийными и комсомольским функционерами и сотрудниками советских спецслужб, не допускает использования в географических названиях имен советских и коммунистических деятелей.

На первый взгляд всё, вроде бы, логично: издание в стране "Чёрной книги" коммунизма, существование в Тбилиси "музея советской оккупации", демонтаж знаменитого памятника Сталину в центре его родного города Гори свидетельствуют о том, что грузинский народ под руководством нынешней власти отмежёвывается от своего советского прошлого, клеймит преступные деяния коммунистических вождей, в том числе и этнических грузин Джугашвили, Орджоникидзе, Берия. Последних называют "врагами грузинской нации" и "предателями": Орджоникидзе был во главе 11-й российской армии, оккупировавшей в 1921 году независимую грузинскую республику, а Сталин и Берия уничтожили лучшую часть грузинской интеллигенции. Всё так. Однако…

В последнее время власти усиленно насаждают культ местного меньшевизма. Возрождаются фигуры вождей грузинских меньшевиков Ноэ Жордания, Ноэ Рамишвили, Акакия Чхенкели, которые были руководителями правительства независимой грузинской республики в 1918--21 годах. Между тем, это люди, которые в те годы фактически уступили Турции часть грузинской территории - они отказывалась от претензий на Аджарию, а также отдали города Ардаган, Артвин, Ахалцихе и Ахалкалаки. Мало того, в секретной части договора с РСФСР Грузия обязывалась легализовать (!) коммунистические организации, признав за ними "право свободного существования и деятельности, в частности, право свободного устройства собраний и право свободного издательства (в том числе органов печати)". Впрочем, всё это неудивительно, если вспомнить, кем были тогдашние руководители республики.

Ноэ Жордания стал лидером закавказских меньшевиков после II съезда российской социал-демократической партии и позже сотрудничал с Троцким. Ноэ Рамишвили на лондонском съезде РСДРП был избран членом ЦК партии меньшевиков, Акакий Чхенкели также был одним из ее лидеров. Послужной список этих деятелей российской социал-демократии можно продолжать и продолжать. Нелишне, наверное, вспомнить также, что Ленина на Финском вокзале Петрограда встречал еще один известный российский меньшевик грузинского происхождения, Председатель Петроградского Совета Карло Чхеидзе.

В час горьких испытаний для молодой республики вся эта меньшевистская братия бросила на растерзание большевикам страну и её население, обретая на смерть необстрелянных юнкеров, позорно бежала из Батуми на английском корабле, заодно прихватив с собой часть грузинских национальных сокровищ. Лишь спустя десятилетия известный грузинский учёный Эквтимэ Такайшвили, живший в эмиграции в страшной нужде, сумел непостижимым образом скупить часть похищенного и вернуть его на родину.

А теперь вернёмся к сегодняшним реалиям: тбилисская мэрия назвала часть набережной реки Куры (вся набережная носит имя первого президента Грузии, злейшего врага коммунистов Звиада Гамсахурдия) именем Ноэ Жордания. Перед началом парада на проспекте Руставели в честь дня независимости 26 мая президент Саакашвили за "особые заслуги перед страной" вручил ордена нескольким приехавшим из Парижа потомкам руководителей меньшевистской республики. Какая уж тут люстрация! Хартию свободы, кажется, впору переименовывать в Хартию волюнтаризма.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG