Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интернет в России - удержится ли власть от соблазна взять его под контроль?


Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль беседует с главным редактором Интернет-издания Lenta.RU Антоном Носиком.

Петр Вайль:

Число пользователей Интернетом в мире превысило 400 миллионов человек, увеличившись за год более чем вдвое - сообщила компания "NUA" ведущая статистические исследования во всемирной компьютерной сети. На США и Канаду, по данным отчета, в ноябре 2000-го года приходился 41 процент пользователей. То есть, 167 миллионов человек, однако, там рынок близок к насыщению. В Европе примерно 113 миллионов пользователей - около 28 процентов. С вопросом о том, как обстоит дело с Интернетом в России, мы обратились к главному редактору Интернет-издания Lenta.RU Антону Носику.

Антон, приводятся разные цифры, но все около 400 миллионов человек - пользователей Интернета в мире. Так что не суть важна точность этих цифр - важна тенденция, а тут все статистические данные приблизительно одинаковы: за год, всего только за один год, число пользователей Интернета на земном шаре увеличилось примерно вдвое. То есть прогрессия впечатляющая. Разумеется, нас и наших слушателей интересуют цифры по России. Здесь разнос довольно большой, и я хотел бы попросить вас об экспертной оценке, потому что одни компании, которые занимаются этим делом, говорят о 9 миллионах человек, которые работают с Интернетом в России, другие - всего на всего о трех - что, по-вашему, ближе к истине?

Антон Носик:

Проблема этих разногласий связана, в первую очередь, с отсутствием единых определений того, что, как считают разные исследователи, подпадает под определение "пользователь Интернета". Потому что одни исходят из реального пользования, то есть из того, что человек регулярно в каком-то постоянном для себя месте получает доступ к сети и имеет какие-то привычки ее использования - те, кто так оценивают, говорят о 3 миллионах. Другие говорят, что пользователем можно считать всякого человека, который когда-либо в своей жизни видел Интернет - в гостях, или проходя по какому-то чужому офису, то есть, это такой эпизодический пользователь, который своих каналов доступа не имеет, но когда-то видит это чудо. Когда определение настолько либеральное - вот и получаются 9 миллионов. А если взять людей, которые способны при необходимости отправить или получить электронную почту, то их, конечно, в России не более 3 миллионов.

Петр Вайль:

А какова тенденция в России? Сколько было, по вашей оценке, год назад?

Антон Носик:

Год назад было где-то миллиона два.

Петр Вайль:

То есть, темпы роста в России, в общем, соответствуют мировым, или опережают, как это часто бывает с развивающимися странами?

Антон Носик:

Тут фокус вот в чем: основная масса пользователей на раннем этапе развития Интернета в любой стране приходится на долю пользователей офисных, то есть, тех людей, которые за свое подключение к Интернету не платят ни одной копейки, а подключаются, потому что их работодатель или место учебы подключилось коллективно, а они получают доступ в рамках своей работы или учебы. А потом появляется категория людей, которые готовы из своего кармана платить за подключение своего собственного дома к сети. Происходит перераспределение от первой категории - офисных пользователей, ко второй - к пользователям домашним. Этот процесс в России действительно идет опережающими темпами, то есть, количество домашних пользователей растет быстрее среднемирового уровня роста. А что касается общей цифры, включающей и офисных пользователей, то никакого лавинообразного роста числа подключенных офисов при этом не происходит?

Петр Вайль:

А количество Интернет-изданий как увеличивается за последнее время?

Антон Носик:

В последние 2-3 месяца произошел некоторый спад в общем развитии крупных, содержательных проектов, а до этого происходил рост, прямо скажем, лавинообразный. Новые издания возникали по два-три каждую неделю.

Петр Вайль:

Сколько их сейчас вообще?

Антон Носик:

В общей сложности в сводных рейтингах счет идет на многие сотни.

Петр Вайль:

А как бы вы оценили аудиторию, количество читателей - понятно, что если Интернет есть в семье, то читает не только "продвинутый" старшеклассник, но и его папа, мама, брат и дядя?

Антон Носик:

Условно говоря, в "мирное время" аудитория новостных изданий в Интернете составляет где-то 14-15 процентов от общей численности аудитории сети - мы говорим о суточных цифрах, а во время каких-то катаклизмов аудитория вырастает до 35 процентов, то есть, переваливает за миллион человек. Это если мы берем новостные информационные издания - не анекдоты, не почтовые серверы и не библиотеки программного обеспечения, а только вот то, что подпадает под определение "СМИ".

Петр Вайль:

Антон, поскольку Интернет, по определению - достояние более или менее состоятельных людей, которые могут за это платить, могут иметь компьютер, то можно считать, по крайней мере, в приложении к России, что аудитория Интернета - элита страны. Понятно, что элита всегда бывает в центре внимания власти. Как вы считаете, в свете недавних и всех текущих событий, не самых лучших для нынешнего состояния свободы слова в России, возможен ли какой-то контроль над Интернет-изданиями?

Антон Носик:

Технически он, конечно, всегда возможен, и китайский опыт тому свидетельство, но интересный для России вопрос: будут ли предприняты попытки установить такой контроль, для которого существуют технологические возможности. В принципе, логика борьбы современной российской власти за контроль над СМИ наводит на мысль, что от соблазна контролировать Интернет тоже они вряд ли удержатся, после того, как, скажем, разберутся со СМИ "Медиа-Моста".

Петр Вайль:

Но пока такие попытки не предпринимались, по вашим данным?

Антон Носик:

Они не предпринимались, потому что, чтобы начать их предпринимать, надо иметь какой-то совокупный план действий. Если начать с какого-то одного сервера, не имея в виду, скажем так, глушить всю отрасль, то, в общем, эффект будет противоположный искомому, то есть, это окажется в центре внимания, независимо от степени серьезности самого сервера, который глушат.

Петр Вайль:

Здесь произойдет некая "мозговая война" - ведь компьютерные люди, наверное, найдут, что ответить?

Антон Носик:

Надо помнить, что у Интернета есть инфраструктура. Это серверы, кабели, каналы передачи информации. Они все очень уязвимы, потому что они все залицензированы Министерством Связи, и люди, вложившие крупные деньги в эту инфраструктуру, находящуюся в Российской Федерации - для них санкции Министерства Связи смертельны. Поэтому давить серверы на уровне провайдеров и ограничивать доступ информации на уровне провайдеров - это для власти чрезвычайно легко, даже никакой прокуратуры не требуется - все это можно организовать на уровне телефонного звонка. Поэтому чтобы началась какая-то война или хотя бы противостояние между неподконтрольными СМИ в Интернете и теми, кто пытается контролировать распространение информации в Интернете, необходим как минимум вынос технических площадок независимых СМИ за пределы России.

Петр Вайль:

В конечном счете, это перспектива реальная технически, а политически - не дай Бог, но не исключено, что и к этому может прийти?

Антон Носик:

Я думаю, что сегодня имеет смысл всерьез думать об этом.

XS
SM
MD
LG