Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Люди привыкли, что в стране идет война..."


Беседа с российской правозащитницей Людмилой Алексеевой.



В Праге проходит ежегодная Генеральная Ассамблея Международной Хельсинкской Федерации - одной из самых авторитетных международных организаций, действующих в области защиты прав человека. В этом году главная тема дискуссий правозащитников из 39 стран - нарушения прав человека и ситуация в республиках Центральной Азии. О некоторых проблемах российского правозащитного движения редактор Радио Свобода Андрей Шарый беседует с президентом Международной Хельсинской Федерации, руководителем Московской Хельсинкской группы Людмилой Алексеевой.

Андрей Шарый:

В последние годы в России, особенно, в российской провинции, происходит довольно бурный рост правозащитных организаций. Существует сеть правозащитных организаций, которых если не тысячи, то, наверное, сотни, по крайней мере, в России. Насколько, по вашим оценкам, эта сила способна контролировать нынешнюю российскую власть?

Людмила Алексеева:

Во-первых, я хочу поправить: не сотни, а тысячи, или, может, десятки тысяч, потому что тысячи мы знаем просто по именам, но на самом деле многие организации на местах мы - московские правозащитники, и не знаем, все организации в провинции мы не знаем. Это, в общем, наша проблема то, что власти далеко не во всех регионах считаются со мнением правозащитников. Надо сказать, что российские правозащитники уже второй год пишут по своим регионам доклады о положении с правами человека и всероссийские доклады о положении с правами человека за 1998-й, за 1999-й год, сейчас начали уже писать за 2000-й год. Эти доклады привлекают внимание властей, особенно - в тех регионах, где критика особенно жесткая, где по сравнению с другими регионами ситуация хуже. В общем, властям в любом регионе хочется выглядеть не самыми плохими.

Андрей Шарый:

А какие эти кризисные регионы? Перечислите пожалуйста.

Людмила Алексеева:

Самые кризисные, где, увы, до сих пор не обращают внимания на правозащитников - я бы сказала, что это - Калмыкия, Башкирия, а вот, скажем, в Ростовской области, в Нижнем Новгороде я могу говорить об уже налаживающемся сотрудничестве между правозащитными организациями и властями, в Пермской области. Я не скажу, что это - тесное сотрудничество, это только начало процесса, но, как известно, первые шаги самые трудные.

Андрей Шарый:

С приходом к власти Владимира Путина правозащитная ситуация в России улучшилась, или ухудшилась - вы заметили какие-нибудь тенденции?

Людмила Алексеева:

Это трудно сказать однозначно - давление властей в области прав человека усилилось. Нигилистическое отношение к правам человека со стороны чиновников, особенно, в регионах, усилилось, ФСБ очень возликовала - оттуда идут массовые, грубейшие нарушения прав человека, но нельзя сказать, что положение ухудшилось, потому что одновременно происходит рост числа правозащитных организаций, их профессионализация, и они стали просто лучше отстаивать права человека. Поэтому трудно ответить однозначно на этот вопрос.

Андрей Шарый:

Перечисляя кризисные регионы, вы не упоминаете Чечню - это, конечно, сейчас самый яркий пример массовых нарушений прав человека в России - российское общество на вторую чеченскую войну отреагировало, в значительной мере, пассивно. Так вот: есть ли здесь какие-то изменения, и с чем вы связываете то, что боевые действия, которые продолжаются в Чечне, и в результате которых продолжают погибать люди, не вызывают отрицательной реакции в широких массах населения?

Людмила Алексеева:

Начало второй чеченской войны - это уже избитое место - большинство россиян, хотя и не правозащитники, одобряли, большинство россиян встретили ее с одобрением. А сейчас отношение российского общества к Чечне для меня, честно говоря, психологическая загадка. Впечатление такое, что, как будто, люди привыкли, что в стране идет война, и они уже не реагируют на потери. Можно сказать, что они не реагируют на потери с чеченской стороны, но и их сыновья - российские военные тоже погибают, и к этому тоже, к сожалению, общество привыкло и относится равнодушно. Вот, когда погибла атомная подводная лодка "Курск", было всероссийское потрясение - погибли 118 человек - но ведь в Чечне каждый месяц погибает примерно столько, и никто не помогает оставшимся, не говорит о них... Мне кажется, что и им самим, и их родителям - я уж не говорю о тех несчастных людей, которых угораздило родиться и жить в Чечне сейчас - всем им очень горько от этого - они какие-то забытые.

XS
SM
MD
LG