Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги второго дня суда над Андреем Бабицким


Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль беседует с находящимися в Махачкале Директором Московского Бюро Радио Свобода Савиком Шустером и корреспондентами Радио Свобода - Владимиром Долиным и Олегом Кусовым.

Петр Вайль:

Сегодня второй день судебного процесса по делу корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого, проходящего в Махачкале. Там работает группа сотрудников Радио Свобода во главе с Директором Московского Бюро Савиком Шустером.

Савик, вчера и вы, и адвокат Андрея Бабицкого Генри Резник звучали довольно оптимистично, в том числе, вы высказали удовлетворение тем, что судья оказался не только профессионально подготовленным человеком, но, как отметил профессиональный юрист Генри Резник, и человеком широких взглядов. Выступавший в нашем эфире судья Мосгорсуда Сергей Пашин тоже отметил, что судья был, что называется, "на уровне", что не так уж часто, к сожалению, встречается в российских судах. С этой точки зрения, не изменились ли со вчерашнего дня ваши ощущения?

Савик Шустер:

Нет, я должен сказать, что на наше удивление зал сегодня был опять полон, было много журналистов, и были телекамеры. Мы думали, что второй день прений не привлечет такого внимания, как начало процесса, и, тем не менее, мы оказались не правы, интерес очень живой, у здания суда много людей, жителей Махачкалы, и эта история явно привлекает внимание. Что касается самого судьи, то он, как мне кажется, профессионален и очень человечен, не препятствует работе журналистов, очень корректно ведет себя и с защитой, и с прокурором, и со свидетелями, нет никакого давления. Эти слушания даже напоминают отчасти парламентские слушания, а не судебные. Что касается сегодняшнего дня, то интересен один факт, который сегодня был рассказан. В качестве свидетелей выступили три сотрудника Хасавьюртовского ОМОНа, которые и задержали Андрея Бабицкого в то утро 25 февраля. Андрей зарегистрировался в гостинице "Дагестан" и предъявил фальшивый паспорт, который был ему насильно вручен - это мы знаем, обвинение, конечно, пытается это показать иначе. Андрей вышел из гостиницы, пошел пообедать, и там эти три омоновца его узнали. Тогда лицо Андрея Бабицкого мелькало постоянно на экранах телевизоров. Старший из них подошел к нему и попросил предъявить документы. Андрей дал ему поддельный паспорт на имя Мусаева. Омоновец посмотрел на Андрея и сказал: "Но ведь ты - Бабицкий" "Да, - ответил Андрей. - Я Бабицкий".

После этого Андрея отвели в здание МВД Дагестана, и там состоялась интересная встреча между министром внутренних дел республики, тремя сотрудниками ОМОНа и Бабицким. На этой встрече министр сказал: "Я вас благодарю, - в адрес сотрудников ОМОНа, - Вы спасли жизнь Бабицкому". Это было сказано тогда, и, в принципе, эта благожелательная атмосфера, которая тогда царила в кабинете министра внутренних дел (потом, как мы знаем, под давлением из Москвы она изменилась) - так вот, та атмосфера доброжелательности сохраняется сегодня вокруг процесса над Бабицким. Этот факт очень важен, потому что Андрей немедленно, естественно, признал, что паспорт не его, но у него нет другого документа, потому что все отобрали, и не вернули, и долго не возвращали, кстати; и во-вторых, министр внутренних дел похвалил сотрудников ОМОНа, и они получили премию - по 500 рублей каждый. Это существенные деньги в этом регионе.

Петр Вайль:

Савик, а как держится Андрей Бабицкий - мы его хорошо знаем, и знаем, как он был измотан и содержанием в плену, и последующим часто назойливым вниманием прессы - каков он сейчас?

Савик Шустер:

Абсолютно нормальный. Бабицкий ведет себя абсолютно спокойно, это естественно, на те вопросы, на которые он должен ответить, он отвечает, так как было. Это совершенно явно - человек, который невиновен - я понимаю, что я забегаю вперед, но это понимают все люди, все мои коллеги, которые освещают этот вопрос. Естественно, к нему очень много внимания. Но он дает всем возможность задавать вопросы и готов на них ответить. Хотя, конечно, мы не привлекаем его к эфиру, потому что в данный момент он сидит на скамье обвиняемых, людей, и поэтому было бы неправильно, если бы он сейчас на наших волнах рассказывал о себе и о процессе. Что касается общеюридической атмосферы, то надо сказать, что обвинение абсолютно неподготовлено. Я говорю это, как журналист, который слышит и видит, что они сделали: детали не расследованы, не было абсолютно никакой такой дотошной попытки выяснить все факты, и поставить Андрея Бабицкого и его адвокатов в трудное положение. Пока это вообще не наблюдается, и более того, сегодня прокурор был гораздо менее активен и задавал меньше вопросов. Такова атмосфера, и есть ощущение что все все понимают. Но, конечно, для властей, и главным образом - для Генпрокуратуры, важно доказать вину Бабицкого, так как важно признать его в каком-то преступлении виновным -такова цель. И мое опасение личное в том, что очень даже корректный судья и не очень активный прокурор не смогут повлиять на решение, которое только отчасти юридическое...

Петр Вайль:

В Махачкале также находятся Владимир Долин и Олег Кусов. О том, как действовало во второй день процесса обвинение, рассказывает Владимир Долин:

Владимир Долин:

В ходе вечернего заседания суда адвокаты Андрея Бабицкого Генри Резник и Александр Зозуля потребовали приобщить к делу переписку свою и своего подзащитного с Генпрокуратурой. Это - несколько запросов о законности действий правоохранительных органов в отношении журналиста Радио Свобода, в частности, его содержания и последующего содержания в СИЗО в Чернокозово, так называемого "обмена" и повторного содержания под стражей людьми, которыми Андрей Бабицкий был передан российским властям. Прокурор Рашидхан Магомедов посчитал нецелесообразным приобщение к делу этих документов, не имеющих по его словам, "прямого отношения к деянию, вменяемому Андрею Бабицкому". Однако, судья Игорь Гончаров счел доводы защиты убедительными, и они к делу приобщены.

Вечернее заседание началось с атаки прокурора на подсудимого и защиту. Тактика обвинения определилась и сводится к тому, чтобы доказать, что у Андрея Бабицкого не было основания опасаться спецслужб. Для этого прокурор настоял на повторном допросе свидетеля Али Асхабова - омоновца из Хасавьюрта, опознавшего и задержавшего Бабицкого в Махачкале. Асхабов ничего нового не сказал, и прокурор удовлетворился ответом милиционера, который сообщил, что "при задержании Бабицкий опасался чеченцев". После этого прокурор стал допрашивать обвиняемого. Андрей Бабицкий объяснил, что удерживавшие его люди действительно были по национальности чеченцами, но у него при этом есть все основания полагать, что они связаны с федеральными спецслужбами.

Публичные заявления высших лиц государства, в том числе исполнявшего в то время обязанности президента Владимира Путина и министра юстиции Юрия Чайки о том, что Андрей Бабицкий - "предатель" и "преступник", тоже не внушали подсудимому доверия к официальным властям. На это прокурор отвечал, что, что перечисленные Бабицким лица имели право на личное мнение и вправе высказывать это мнение публично. Адвокат Генри Резник с утверждением прокурора не согласен.

Петр Вайль:

О том, как отвечала обвинению защита, рассказывает Олег Кусов:

Олег Кусов:

Генри Резник считает, что "преступником", согласно российскому закону, человека можно назвать только по решению суда, а до судебного решения никто не вправе говорить так о конкретном человеке, а тем более - президент страны и министр юстиции. Защитники корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого Генри Резник и Александр Зозуля сегодня в процессе судебного разбирательства напомнили прокурору Рашидхану Магомедову о принципе взаимосвязи причин и следствий любого поступка человека. Продиктовано это было полным безразличием прокурора ко всему, что происходило с Андреем Бабицким до момента его задержания МВД Дагестана 25 февраля сего года. Но обвинителя Магомедова интересует, по его словам, лишь эпизод использования Бабицким поддельного паспорта в Махачкале и ничего больше.

Защита убеждена, что главное здесь - причина, по которой Бабицкий был насильственно вывезен из Чечни в Дагестан без подлинных документов. Это и позволит пролить свет на дело об использовании поддельного паспорта. Генри Резник попросил судью Игоря Гончарова приобщить к делу адвокатские запросы в Генпрокуратуру России. Еще в феврале сего года Генри Резник и Александр Зозуля поставили перед Генпрокуратурой ряд правовых вопросов, связанных с обстоятельствами нахождения Андрея Бабицкого под арестом и передачи его неизвестным вооруженным людям в масках на территории Чечни. Адвокаты попросили установить личности тех, кто задержал тогда Бабицкого в Чечне и изолировал его в Чернокозово, а также выяснить, кто дал санкцию на этот арест, и кто из должностных лиц Генпрокуратуры России и командования российских войск дал согласие на так называемый "обмен Бабицкого на военнослужащих". В течение 9 месяцев адвокаты так и не получили от Генпрокуратуры внятных ответов.

Судья Гончаров сегодня приобщил к делу ходатайства адвокатов, как у присутствующих создалось впечатление, к явному неудовольствию обвинителя Магомедова. Андрей Бабицкий считает, что был задержан в Чечне сотрудниками российских спецслужб, хотя, как он подчеркивает, у него нет прямых доказательств этого. По его мнению, прояснить ситуацию мог бы ответ Генпрокуратуры России на адвокатский запрос, но его не последовало. И более того, все материалы по отвергнутому ныне обвинению Бабицкого в "участии в незаконных вооруженных формированиях" стали сегодня тайной за семью печатями, и, как говорят защитники Бабицкого, почти никому не доступны. Между тем, в них и могут содержаться многие ответы на вопросы, возникающие у обвинителя Магомедова в ходе проходящего в Махачкале судебного разбирательства.

XS
SM
MD
LG