Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"У судьи Советского района Махачкалы есть возможность защитить честь правосудия России и Дагестана..."


Итоги четвертого дня суда над Андреем Бабицким.

Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют: находящиеся в Махачкале Директор Московского Бюро Радио Свобода Савик Шустер, корреспонденты Радио Свобода Владимир Долин и Олег Кусов, адвокат Андрея Бабицкого Генри Резник и журналист "Новой Газеты" Вячеслав Измайлов. Также приводится репортаж корреспондента Радио Свобода в Москве Елены Фанайловой, побывавшей на заседании Московской Хельсинкской Группы.

Петр Вайль:

В Махачкале в четверг вечером завершился четвертый день процесса по делу Андрея Бабицкого. В четверг с речами выступали прокурор и защитник. О речи прокурора рассказывает Владимир Долин:

Владимир Долин:

Прокурор Рашидхан Магомедов считает дело журналиста "совершенно заурядным" и не понимает, почему к нему вызвано столь пристальное внимание СМИ. Рашидхан Магомедов утверждает, что преследования журналиста российскими властями и спецслужбами не доказаны. Обвинение настаивает на рассмотрении только тех эпизодов кавказской эпопеи журналиста, которые имеют отношение к Дагестану. По мнению обвинения, "журналист неоднократно совершал на территории Дагестана преступные действия с 18 по 23 февраля, предъявляя паспорт на имя Али Мусаева отдельным гражданам, должностным лицам и представителям правоохранительных органов". Мотивы этого "очевидного", с точки зрения обвинителя, "преступления" в своем выступлении прокурор никак не обозначил.

Рашидхан Магомедов не согласен с доводами защиты и самого обвиняемого, настаивающих на вынужденном характере использования Андреем Бабицким подложного паспорта. Признание этого факта освобождает журналиста от уголовного преследования. По мнению Магомедова, на земле Дагестана жизни и безопасности Андрея Бабицкого ничего не угрожало, так как в этой республике, как и на территории всей Российской Федерации, разве что за исключением Чечни, царят законность и правопорядок. Незаконное задержание Бабицкого и содержание его под стражей, попытки сфабриковать против него уголовное дело, инсценировка обмена журналиста на военнослужащих российской армии, наконец, заявления высших должностных лиц о его виновности не только без суда, но даже и без следствия - все это не в счет, раз это было на территории РФ, но не в Дагестане. По мнению прокурора, это подтверждает и прием, оказанный журналисту в республике. Как выразился Рашидхан Магомедов, Бабицкого приняли в Дагестане "красиво". По всей видимости, к красотам дагестанского гостеприимства Рашидхан Магомедов относит возбуждение уголовного дела и заключение журналиста под стражу в СИЗО в Махачкале. Прокурор заявил, что "по 327-й статье Уголовного Кодекса привлечены к ответственности тысячи людей, и он не видит причины, по которой Андрей Бабицкий должен избежать такой же ответственности". Защита настаивает на полной невиновности обвиняемого.

Петр Вайль:

О том, что говорила защита, рассказывает Олег Кусов:

Олег Кусов:

Адвокат корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого Генри Резник считает, что в ходе расследования дела и судебного разбирательства прокуратурой были допущены грубые нарушения закона. На его взгляд, действия Андрея Бабицкого в Махачкале в конце февраля сего года не носили противоправного характера.

Генри Резник:

В данном процессе холодный и незыблемый закон не на стороне обвинения, а на стороне защиты. Если обратиться к обвинению, которое зачитывал господин прокурор, к формуле, которая содержится и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, и в обвинительном заключении, то звучит она таким образом: "Преступление Бабицкого состоит в том, что он предъявлял подложный документ для удостоверения его - Бабицкого, личности". Со всей ответственностью должен сказать, что эта формула обвинения не соответствует закону и конструкции того преступления, которое предусмотрено статьей 327-й, частью 3-й Уголовного Кодекса.

Олег Кусов:

Согласно правовым нормам, данная статья может применяться только в отношении людей, использующих подложные документы для приобретения каких-то прав или освобождения от обязанностей. Генри Резник напомнил суду, что его подзащитный, как установило следствие, предъявлял подложный паспорт лишь в двух случаях - при устройстве в гостиницу в Махачкале и во время проверки документов в кафе гостиницы "Каспий", но и во втором случае он представился милиционерам Андреем Бабицким, а не Али-Оглы Мусаевым. Таким образом, Андрей Бабицкий не совершал противоправных действий - убежден его защитник. Корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий оставался прошлой зимой в Грозном единственным журналистом, рассказывавшим о массовой гибели тысяч мирных жителей под ударами российской авиации и артиллерии. По мнению адвоката, репортажи из Грозного и послужили причиной дальнейших преследований со стороны властей:

Генри Резник:

Чего же хочет обвинение, за которым стоят не самые достойные представители нашей власти? Оно хочет одного: хотя бы на 10 секунд дискредитировать Бабицкого произнесением обвинительного приговора. Власть, которая так поступает со своими согражданами, действительно, говоря словами поэта, "становится отвратительной как руки брадобрея".

Петр Вайль:

Савик Шустер, ваши впечатления о решающем дне судебного процесса?

Савик Шустер:

Я думаю, что четверг, в самом деле, был если не решающий, то самый интересный день. Мы услышали заключительные слова обвинения и защиты, и поняли, в каких юридических рамках находится это дело. Если для Андрея Бабицкого - гражданина и корреспондента, это, главным образом, репутационная проблема, потому что он обвиняется в том, чего не совершал, то со стороны обвинения во время процесса вообще не говорится о том, что произошло за эти полтора месяца, когда мы ничего не знали о судьбе Андрея, и с юридической точки зрения это дело может стать прецедентом, потому что речь идет о нелегальном использовании документа. Как сказал прокурор, очень много людей пострадали и были признаны виновными. А дело в том, что это - не уголовное дело. Люди, которые используют просроченный паспорт или даже поддельный в целях регистрации в гостинице, и вообще - получения жилья - они не должны проходить по уголовному делу, и в этом смысле оправдательный приговор создал бы прецедент. Для юристов это очень важно.

Со мной в Махачкале находится наш коллега - журналист "Новой Газеты" Вячеслав Измайлов. Он выступал на суде в роли свидетеля, но Вячеслав - уроженец города Махачкалы, и он прекрасно понимает психологию здешних людей. Вячеслав, у меня к вам вопрос: как вы считаете, насколько возможен оправдательный приговор?

Вячеслав Измайлов:

У меня много в Дагестане друзей, в том числе и сотрудников администрации города, республики и работников правоохранительных органов. Некоторые из них присутствовали на процессе и испытывали наслаждение от выступления Павла Гутионтова, который был общественным защитником, и, конечно, Генри Резника, который полностью разбил абсолютно никчемные доводы обвинения. Здесь действительно фактически власть подставила и дагестанских работников правоохранительных органов, министра внутренних дел Дагестана, который в начале воспринял Андрея Бабицкого как жертву обстоятельств и поблагодарил своих сотрудников за его спасение; подставили и дагестанскую прокуратуру; подставили простых людей, которые проявили лучшие чувства - дали кров Андрею, а у них проводили обыски, причем в самой грубой форме - об этом говорил Павел Гутионтов. Конечно, мы понимаем, что дело Андрея Бабцикого стало политическим, и я понимаю, что фактически прокурор должен сейчас защищать тех, кто проявил беззаконие - руководство Генпрокуратуры, руководство Следственного Комитета, тех людей, которые вели это дело. Прокурор как бы должен защищать их...

Савик Шустер:

Во время прений Генри Резник сказал: "Мы все жертвы этого дела, в том числе и вы - господин прокурор", - и прокурор не протестовал.

Вячеслав Измайлов:

Мне было жаль прокурора. Мне было жаль не Бабицкого, и даже не тех свидетелей, которые были вынуждены прийти на суд, а было жаль прокурора, у которого не было реальных аргументов. Но все-таки прокурор выдвинул обвинительное заключение, и теперь у судьи Игоря Алексеевича Гончарова - рядового судьи в окраинном Советском райсуде города Махачкалы, есть возможность защитить честь не только правосудия Дагестана, но и правосудия всей России. И если Игорь Алексеевич Гончаров пойдет на это дело, то, действительно, он поднимет правосудие республики Дагестан на большую высоту и покажет, что здесь тоже есть люди чести. Я уверен, что если дело Андрея Бабицкого дошло бы до Верховного суда, то он, безусловно, был бы оправдан, и сегодня у судьи Советского района Махачкалы есть возможность защитить честь правосудия России и Дагестана. Мне хочется верить, что он этой возможностью воспользуется. Я рассматриваю перспективы оправдательного приговора по делу Андрея Бабицкого очень высоко.

Петр Вайль:

Вспомним, с чего начиналась дело Бабицкого - ему не хотели позволить работать в Чечне, он был неуправляем для российских властей. Подлинные причины этого остаются. Это - нарушения прав человека в Чечне, о которых рассказывали такие журналисты, как Бабицкий. В четверг об этих нарушениях говорили руководители Московской Хельсинкской Группы - авторы ежегодного доклада о положении с правами человека в России. Рассказывает Елена Фанайлова:

Елена Фанайлова:

"В России права человека продолжают нарушать те, кто по долгу службы должен их защищать, то есть - судьи", - заявила глава Московской Хельсинкской Группы Людмила Алексеева.

Людмила Алексеева:

На всех уровнях государственные чиновники нарушают права человека, начиная с самого ничтожного клерка и кончая нашим президентом, все ветви власти нарушают права человека, но когда не придерживается законов и нарушает права человека судебная власть, назначение которой - закон и права человека - это самое тревожное.

Елена Фанайлова:

"Россия остается на настоящий момент по числу заключенных на душу населения на первом месте в мире", - сообщил исполнительный директор Московской Хельсинкской Группы Даниил Мещеряков:

Даниил Мещеряков:

При том, что уровень преступности у нас далеко не самый высокий. Скорее, это проявление рецидива карательной системы. У нас не применяются альтернативные меры наказания, не задействуется применительное правосудие. Никаких разумных объяснений этому просто нет. Условия заключения остаются по-прежнему ужасными, количество людей, которые потом выходят из тюрем без обвинительного приговора суда, очень велико.

Елена Фанайлова:

В докладе Московской Хельсинской Группы описаны 120 случаев пыток в милиции:

Даниил Мещеряков:

120 конкретных примеров из разных регионов с конкретными ссылками на источники информации - это или сообщения региональной прессы, или - непосредственно уголовные дела и судебные решения.

Елена Фанайлова:

Несколько свидетельство очевидцев, зафиксированных Московской Хельсинкской Группой, касаются внесудебных казней и пыток в фильтрационных лагерях в Чечне. Однако, правозащитники отмечают, что пострадавшее там гражданское население исчисляется тысячами. Доклад Московской Хельсинской Группы включает и сообщение корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого о пытках в СИЗО Чернокозово. Правозащитники считают, что права человека в Чечне можно будет отстаивать только после определения правового статуса зоны вооруженного конфликта и широкого допуска туда международных наблюдателей.

XS
SM
MD
LG