Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги суда над Андреем Бабицким


Программу ведет Петр Вайль. Он беседует с Директором Московского Бюро Радио Свобода Савиком Шустером и общественным защитником Андрея Бабицкого, секретарем Союза Журналистов России Павлом Гутионтовым. Приводится отрывок из выступления судьи Игоря Гончарова.

Петр Вайль:

В Махачкале завершился судебный процесс по делу корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого, который был обвинен в использовании подложных документов. В этом преступлении Бабицкий был признан виновным и приговорен к штрафу в 100 минимальных зарплат. Вот как об этом объявил судья Игорь Гончаров:

Игорь Гончаров:

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного подсудимым Бабицким преступления, личность виновного, в том числе и обстоятельства, смягчающие наказание. Бабицкий совершил преступление впервые, небольшой категории тяжести, вследствие случайного стечения обстоятельств, что является обстоятельством, смягчающим его наказание. Бабицкий имеет на иждивении малолетнего ребенка, что также является обстоятельством, смягчающим его наказание. Бабицкий работает, и по месту работы характеризуется исключительно положительно. С учетом изложенного суд считает возможным назначить Бабицкому наказание в размере минимального наказания, предусмотренного частью 3-й 327-й статьи УК РФ. В соответствии с пунктом № 6 постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 26 мая 2000-го года об объявлении амнистии в связи с 55-ти летием победы в Великой Отечественной Войне 1941-го - 1945-го годов Бабицкий подлежит освобождению от назначенного наказания. Руководствуясь статьей 301/317 УПК РСФСР суд приговорил: признать Бабицкого Андрея Маратовича виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3-ей статьи 327-й УК Российской Федерации, на основании которой назначить ему наказание в виде штрафа в размере 100 минимальных размеров оплаты труда, то есть, 8 349 рублей. На основании пункта 6 постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000-го года об амнистии в связи с 55-ти летием победы в Великой Отечественной Войне 1941-го - 1945-го годов Бабицкого Андрея Маратовича освободить от назначенного наказания. Меру пресечения в отношении Бабицкого Андрея Маратовича - личное поручительство, отменить. Паспорт на имя Мусаева хранить при деле.

Петр Вайль:

За этим процессом наблюдали очень многие журналисты, в том числе и группа корреспондентов Радио Свобода во главе с Директором Московского Бюро Радио Свобода Савиком Шустером. Защиту Андрея Бабицкого представляли профессиональные и знаменитые адвокаты Генри Резник и Александр Зозуля, а также общественный защитник - секретарь Союза Журналистов России Павел Гутионтов. Вот с Савиком Шустером и Павлом Гутионтовым я и побеседовал после того, как стало известно, что приговор вынесен.

Савик Шустер:

Когда мы сюда приехали, и в преддверии процесса обсуждали возможные сценарии, никто из нас не сомневался, что приговор будет обвинительным. Мы понимали, что в таком городе, как Махачкала, в районном суде судья не может быть независимым человеком. Он должен заботиться о своем будущем и своей карьере. Это наше мнение и наши чувства постепенно становились более оптимистичными только лишь, потому что сам процесс велся безупречно - открытость, вопросы судьи, его реакции - нам казалось, что в самом деле при такой атмосфере очень трудно будет произнести обвинительный приговор. А в четверг - после выступления Генри Резника и общественного защитника Павла Гутионтова. у нас вообще почему-то изменилось мнение, и мы все считали, что будет оправдательный приговор, потому что настолько обоснованными юридически и профессиональными были эти выступления, что нам казалось, что в таком контексте выносить обвинительный приговор невозможно. Но оказывается, что наши первоначальные ощущения были правильными, что Игорь Алексеевич Гончаров - человек, который принял такое решение, он не есть человек свободный. Он - человек не свободный, и при этом еще, наверное, карьерный.

Павел Гутионтов:

Я бы дал менее жесткие оценки судье Гончарову, потому что, как мне представляется, рядовой районный судья, выступивший с оправдательным приговором по такому делу. неминуемо подписывал бы этим обвинительный приговор всем тем людям, которые в течение практически всего этого года совершали в отношении гражданина России откровенный произвол, откровенное беззаконие. Чтобы это сделал районный судья, было бы нужно не просто гражданское мужество, но, к сожалению, в условиях России настоящий человеческий героизм.

Савик Шустер:

В этом смысле, я, конечно, согласен с Павлом. Я более жестко это сформулировал, потому что мы огорчены серьезно, потому что мы очень надеялись, что корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий - очень смелый и профессиональный человек, не будет осужден за то, что он рассказывал в эфире. В день демократизации Югославии, в день, когда журналисты переходят на сторону демократической оппозиции, такой приговор просто неприятен.

Павел Гутионтов:

Дело даже не только в судьбе одного смелого, честного, порядочного человека Андрея Бабицкого, но еще и в том, что на протяжении этой недели нам всем казалось, что процесс с абсолютной стопроцентной убедительностью, в том числе и благодаря судье Гончарову, доказал, что следственный комитет МВД России и Генпрокуратура, которая за ним стоит, и те еще более высокие должностные лица Российской Федерации, которые стоят и за Генпрокуратурой, позволяли себе вопиющее беззаконие, полное нежелание следовать существующим нормам в стране. К огромному сожалению, их расчет на свою полную безнаказанность пока оправдывается.

Савик Шустер:

Может ли это дело стать прецедентом в некоем поведении властей в отношении журналистов?

Павел Гутионтов:

Оно могло бы стать прецедентом, совершенно невиданным в российской юстиции, и общественной жизни, если бы, конечно, судья Гончаров рискнул стать героем, повторяю, если бы рядовой судья рядового районного суда позволил себе выступить против беззакония, осуществлявшегося высшими людьми государства. У него был такой повод... Недаром суд, в котором проходил процесс, до сих пор называется Советским районным судом...

Петр Вайль:

Господа, обратите внимание, что, волей-неволей, обсуждая этот процесс мы переходим на патетические такие ноты, говоря о том, что на скамье подсудимых оказывается не столько субъект права, сколько само право в России, что речь идет не о рядовом носителе свободы слова, а о самой свободе слова, и мы говорим о том, что судья мог стать героем... Конечно, нормальным общество становится тогда, когда этот вопрос даже и не возникает. Но все-таки действительно прогресс есть - если раньше героизм требовался от подсудимых, то теперь мы ждем его от судей. Согласитесь, что это уже довольно серьезный шаг вперед?

Павел Гутионтов:

Я бы даже добавил, что тут огромный шаг сделали и мы сами. Савик говорил вначале о нашем достаточно пессимистичном настрое перед началом процесса, и где-то уже почти стопроцентной уверенности в нашей победе, которую мы испытывали вплоть до сегодняшнего дня. К этому нас подвигли не разговоры между собой, а сам ход процесса. А что касается того, что мы говорим не о конкретной судьбе человека, то пусть нас простит Андрей, но, начиная процесс, мы знали практические его результаты - что из этого зала его не выведут в наручниках ,не посадят в "вагон-зак", и даже не "обменяют на неустановленных лиц в неустановленном месте". Он подвергался так или иначе амнистии и принципиально важен был лишь приговор, где его объявят виновным хоть в чем-то - это было принципиально для власти. Для нас был принципиален вариант другой - нам кажется, что именно мы поднимаемся на патетические ноты и говорим о достаточно абстрактных вещах, которые, как нам кажется, все-таки должны задевать души многих наших сограждан.

Савик Шустер:

Но если уж внести ноту оптимизма, то демократия - это общность порядочных людей. И в Махачкале мы ощутили, что в этом городе их очень много, и повернуть все вспять при таком количестве порядочных людей будет очень трудно.

XS
SM
MD
LG