Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Свобода слова в Санкт-Петербурге - почерк государства

  • Савик Шустер

Программу ведет Савик Шустер. В ней участвуют директор Северо-западного филиала Национального Института Прессы Анна Шароградская и известный тележурналист Владимир Познер.

Савик Шустер:

Почерк государства, то, как государство ведет себя по отношению к СМИ, - он очевиден из эпизодов, которые необязательно обсуждаются каждый день на экранах телевидения и даже в радиоэфире, и даже на страницах и полосах газет. Интересная история произошла совсем недавно - 15 сентября, в 16 часов, в Санкт-Петербурге: директор Северо-западного филиала Национального Института Прессы Анна Шароградская связалась с первым заместителем директора дирекции ВГТРК "Санкт-Петербург" Игорем Игнатьевым. Речь шла о том, что у Радио России могут возникнуть проблемы с возможностями для стажировки журналистов в зарубежных странах, к примеру - в Дании, поскольку одному из сотрудников, который уже оформил документы на поездку, в последний момент запретили выезд. Анна Шароградская как раз обратилась к должностному лицу Игорю Игнатьеву, и какой же был ответ? Как сегодня говорит государство с людьми, с гражданами, с людьми, которые, как-никак, работают на благо страны, на благо молодого поколения? Анна Шароградская у нас в прямом эфире из Санкт-Петербурга. Анна Аркадьевна, расскажите пожалуйста, что вам сказал Игорь Игнатьев?

Анна Шароградская:

Игорь Игнатьев сказал мне буквально следующее: (я предупредила его, что я записываю то, что он говорит, и обязательно сделаю это достоянием гласности), так вот, он сказал: "Мне наплевать на то, что о Радио России думают всякие западные центры. Через 10 дней кроме нас в городе не будет никого..." А когда я спросила, что он имеет в виду, Игнатьев ответил: "Неужели после вчерашнего документа, - по хронологии очевидно, что речь шла о доктрине информационной безопасности Российской Федерации, - вы рассчитываете, что в городе останется хотя бы одна частная радиостанция?!" Далее он добавил: "А вам, Анна Аркадьевна, я советую как можно меньше работать на деньги американских, датских и прочих западных грантодателей". Причем это был не дружеский совет, а все это звучало, как своеобразная угроза человека, который понимает, что должно произойти в ближайшее время.

Савик Шустер:

Анна Аркадьевна, а вы с ним говорили по телефону?

Анна Шароградская:

Да.

Савик Шустер:

Он вам показался трезвым?

Анна Шароградская:

Я не могу судить. У меня нет жизненного опыта. У меня дома никто не напивается допьяна. Я считаю, что человек, который делает всякие заявления и находится на рабочем месте, по крайней мере, должен быть в нормальном рабочем состоянии.

Савик Шустер:

Это не была шутка?

Анна Шароградская:

Нет, это не была шутка, и я не могу передать его интонацию, поскольку я не актриса. Но он сказал мне, что "если вы еще раз позвоните, то мы этого работника уволим... и вообще, не мешайте мне работать", - и бросил трубку. И это при том, что говорила я с ним более, чем благожелательно.

Савик Шустер:

Все это вместе с нами слушал известный и очень опытный в СМИ человек - Владимир Познер. Владимир, как бы вы прокомментировали то, что вы услышали?

Владимир Познер:

Я столько всего услышал, что даже комментировать трудно. Я предпочел бы, если бы вы дали направление разговору. Видите ли, Анна Шароградская нарвалась на хама - бывает же, правда. Нарвалась, вероятно, на человека, который действительно терпеть не может ни существования частного радио, ни существования каких-то грантодателей, он по-своему прочел этот самый документ, увидел в нем, очевидно, выражение своих надежд, бесконечно обрадовался, и когда позвонила эта дама, олицетворяющая для него зло, он и выплеснул это. Но я бы не стал из этого отдельного взятого факта делать какие-то выводы.

Савик Шустер:

Отдельные факты создают общую картину. Сейчас люди начали говорить датами, всем предъявляются какие-то ультиматумы - некоторые нам известны, некоторые нет. "До конца сентября ты должен сделать это"... "До середины октября ты должен сделать это"... Игорь Игнатьев просто сказал: "До 25-го не будет частных радиостанций". Не кажется ли вам, что это - такой образ мышления по отношению к нашей профессии вообще?

Владимир Познер:

Это - образ мышления определенной группы людей, и группы достаточно многочисленной. Но тут нужно все-таки исходить из двух вещей. Во-первых, очень многие нас с вами не любят и любить не будут, потому что мы занимаемся - если мы вообще делаем свое дело, то мы постоянно показываем какие-то плохие вещи и говорим о вещах неприятных. Это мне напоминает замечательный случай, который со мной был в Атланте, когда сидели известные журналисты, и одна американская журналистка встала и сказала: " Вот, мы стремимся делать все, чтобы люди знали, а нас так не любят - почему"?! И тут один рыжий англичанин из Би-Би-Си встал и посмотрев на нее с некоторым сожалением сказал: "Я вообще не понимаю, о чем речь, вообще нас не должны любить, и мы в Англии своим детям не говорим, что мы - журналисты, потому что потом за это наших детей бьют в школе". Тут есть этот момент - нас не любят. Меня это не тревожит, наоборот, меня бы тревожило, если бы нас очень любили, и в особенности - люди старой закваски и закалки, и идеологии, которые видят в нас людей которые все нарушают и мешают им жить. Я не верю в то, что 25-го числа не будет никаких частных радиостанций. Я не верю в эти заявления - это просто-напросто невозможно, но идет давление. И это - не государственное давление, а давление конкретной власти, олицетворяемой конкретными людьми с конкретными фамилиями. Государство Российское существует, предположим, тысячу лет, а каждая власть существует гораздо менее, и сейчас мы видим, как эта власть пытается каким-то образом ужать, прижать СМИ. Это, безусловно, происходит.

XS
SM
MD
LG