Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналисты, пишущие о Чечне - под огнем критики обеих сторон конфликта


Ведущий итогового информационного часа Андрей Шароградский:

Давление на журналистов, пишущих о войне на Северном Кавказе, нарастает с обеих сторон. Их работа часто не нравится ни российским властям, ни чеченским лидерам, в результате у жителей Чечни остается все меньше возможностей получать непредвзятую, объективную информацию. Слово моему коллеге Олегу Кусову:

Олег Кусов:

Главный редактор газеты "Грозненский рабочий" и корреспондент "Коммерсанта" в Чечне Муса Мурадов на днях увидел на доме, в котором располагается его корпункт, листовку. Текст листовки гласил, что "Верховный шариатский суд Ичкерии" обвиняет журналиста Мусу Мурадова в сотрудничестве с российскими изданиями и получении от них денежных сумм. Журналисту предлагалось покаяться или приготовиться к смертной казни. Говорит Муса Мурадов:

Муса Мурадов:

Авторы этого документа предъявили нам - мне и моим сотрудникам - обвинения в том, что мы, якобы, так сказать, нарушили некоторые - несколько законов, совершили некоторые поступки, которые, на их взгляд, выводят нас из лона ислама, и за что мы должны либо покаяться, или же, в противном случае, нас ждет смертная кара. Суть обвинения в том, что мы работаем, якобы, в пророссийских СМИ - уже на их взгляд серьезный проступок... Если кто-то и мог бы быть недоволен, то это со стороны федеральной власти. Я неоднократно интервьюировал за вторую чеченскую кампанию Аслана Масхадова, а заодно интервьюировался в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении Масхадова, допрашивался в Генпрокуратуре России. Администрация чеченская, пророссийская администрация, была убеждена, что газета "Грозненский рабочий", которую я редактирую - чуть ли не агенты мы Масхадова. И мы ни материально, ни формально никаким образом не связаны с правительством Масхадова. И, естественно, не писали панегирики и новой власти чеченской - то есть, администрации Кадырова.

Олег Кусов:

Муса Мурадов и его коллеги не исключают, что за так называемым "постановлением шариатского суда Ичкерии" скрывается банальная провокация российских спецслужб:

Муса Мурадов:

Если сегодня я перестану работать как журналист "Коммерсанта" и перестанет выходить газета "Грозненский рабочий", то объективно это выгодно федеральной стороне. У меня нет каких-то документальных оснований утверждать, что это дело рук каких-то спецслужб, но, между тем, я не исключаю какой-то провокации.

Олег Кусов:

Журналисты, пишущие о Чечне, довольно часто испытывают давление с обеих сторон. Тому же Мусе Мурадову неоднократно высказывали свои претензии как российские официальные лица, так и приближенные Аслана Масхадова. На чеченской войне еще есть журналисты, которые пытаются оставаться независимыми от воюющих сторон. Их противниками, как правило, являются представители как российских, так и чеченских формирований. Гораздо проще тем, кто фактически влился в структуры одной из сторон - для их деятельности созданы хорошие условия. С российской стороны это представители государственных телевизионных каналов. У чеченского сопротивления также существуют свои пропагандисты в лице нескольких изданий - kavkaz.org, nohchi.org, Ichkeria, kavkaz.net. Обе стороны пытаются использовать все доступные формы воздействия на прессу, шантаж и запугивание журналистов, в том числе. Слово директору Центра экстремальной журналистики Союза Журналистов России Олегу Панфилову:

Олег Панфилов:

В первую чеченскую войну российские военные проиграли не столько чеченцам - они проиграли журналистам. Поэтому, когда готовилась вторая чеченская война, для российских генералов было важно не столько узнать возможность победить противника на территории Чечни - я имею в виду формирования чеченские, сколько изолировать Чечню от посещения журналистов. Вот с этой задачей они справились, но, к сожалению, не до конца, к сожалению для них. Достаточно сказать, что с начала второй чеченской кампании, с ноября 1999-го года, на территории Чечни было задержано более 20 иностранных журналистов.

Олег Кусов:

Во время второй военной кампании отчетливее стал звучать в чеченской журналистике правозащитный оттенок. Появились издания, которые заявили о нежелании вмешиваться в политическую ситуацию и видят свою задачу в консультативной юридической помощи соотечественникам. Не исключено, что издатели и редакторы этих газет попросту не хотят тратить силы, отбиваясь от нападок российских и чеченских властей. Свои возможности они пытаются использовать в другом направлении. Одна из таких газет издается в Москве под названием "Голос отчизны". Говорит ее главный редактор Шарип Асуев:

Шарип Асуев:

Ее задача - занять ту маленькую нишу, содействовать информационно-аналитически, консультационно, тем, кто вынужденно покинул Чеченскую Республику и пытается сегодня реинтегрироваться в мирную жизнь на новом месте. Им не дают документов, снова возникла проблема с получением заграничных паспортов, их не принимают на работу... Только пытаться стать на правовую базу и в соответствии с действующими законами Российской Федерации пытаться защищать свои гражданские права - другого просто выхода нет. Девиз нашей газеты - "не облекая истину ложью". В Чечне происходит сумбур. Соответственно этот же сумбур отражается и в газетах, и в общественном мнении, и в головах людей. Пока не будет определено, что собственно в Чечне происходит, такой сумбур обязательно будет продолжаться. Вот если бы точно было известно, каковы цели происходящего, чего добивается, кто стоит на этом пути, достижения этой цели - тогда и журналистам, и людям было бы гораздо проще. Вот из-за этого сумбур. Он классически проявляется даже в действиях тех средств массовой информации, которые сегодня издаются в Чечне. Телевидение, которое сегодня работает... час-полтора - они могут, допустим, в течение нескольких суток передавать одни официозы, восхваления действующей администрации, и так далее, но когда происходит подобное, как "зачистка" в Ассиновской, в Серноводске, вот последняя в Аллерое - то они же и начинают, что называется, поносить всю федеральную власть и действия военных... Обвинять в этом журналистов или нет? Я бы не стал. Точно так же как так называемая чеченская пропаганда - по привычке или по умыслу наши с вами коллеги даже до сих пор называют Мовлади Удугова главным чеченским пропагандистом. На самом деле, он таковым не является.

Олег Кусов:

Из каких изданий сегодня чеченцы получают информацию о своей республике - наблюдениями из лагерей беженцев на территории Ингушетии делится корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Юрий Багров:

Юрий Багров:

Наиболее полную информацию о событиях, происходящих в Чеченской Республике, можно получить в палаточных лагерях в Ингушетии. Постоянно мигрирующие между двумя республиками люди привозят свежие новости. Еще один источник информации для вынужденных переселенцев - газеты. Именно из них чеченцы получают данные о потерях противоборствующих сторон, о новых столкновениях в республике, о терактах. Самая читаемая среди беженцев газета - "Грозненский рабочий". Она печатается в Ингушетии и распространяется среди вынужденных переселенцев бесплатно. Фактически в каждой палатке можно найти полную подшивку. Газету любят еще и потому, что она пишет о жизни самих беженцев, о тех, кто пытается вернуться в свои дома. Однако, с наибольшим интересом чеченцы читают прессу, издаваемую чеченским сопротивлением. Ее, рискуя на блок-постах, провозят беженцы, выезжающие из Чечни. Такие издания - это газетный лист, а иногда и простая его ксерокопия. Чеченцы хранят их в самых укромных уголках своего брезентового жилища. Порой один такой листок переходит из рук в руки десятки раз, но затем непременно возвращается к хозяину. Посторонним такая пресса показывается только в случае, если человек пользуется безграничным доверием хозяина дома. Тон подобных изданий всегда один - успехи чеченских ополченцев, большие потери российских военнослужащих. Порой сами беженцы смеются над явно завышенными фактами о потерях противника, но поскольку это единственное, что противопоставляется официальной прессе, доверия у них к этим, на первый взгляд, несерьезным, листкам больше.

XS
SM
MD
LG