Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Венедиктов комментирует заявления Альфреда Коха и Бориса Немцова


Андрей Шароградский:

Во вторник 10 июля стало известно, что глава компании "Газпром-Медиа" Альфред Кох предложил Борису Немцову принять в дар пакет акций радиостанции "Эхо Москвы", чтобы "Газпром-Медиа" перестал быть контролирующим акционером радиостанции. Согласно сообщениям, полученным в среду, переговоры о передаче акций уже идут полным ходом. Мнение Бориса Немцова по поводу передачи акций прозвучало в эфире Радио Свобода во вторник. В среду мы обратились за комментарием к главному редактору радиостанции "Эхо Москвы" Алексею Венедиктову. С ним беседовал Владимир Бабурин:

Владимир Бабурин:

Алексей, ваше отношение к заявлению господина Коха, что он отказывается продать 9,5 процентов акций, было такое его обязательство - потом была информация, что он готов подарить их лидеру СПС Борису Немцову, и потом появилась информация, что переговоры идут, и довольно успешно - что вам известно?

Алексей Венедиктов:

Мне об этом ничего не известно, кроме этих заявлений, а господин Немцов в течение двух дней отказывается разговаривать с руководством радио "Эхо Москвы". Что касается господина Коха, то я думаю, что это его не последнее заявление, он может еще кому-то подарить акции, почему бы ему не подарить акции господину Жириновскому, или господину Зюганову? Не вижу никакой разницы. Я абсолютно не понимаю, каким образом корпорация, коммерческая государственная, может сделать подарок лидеру одной из политических партий - стоимостью в несколько сотен тысяч долларов, во всем мире это называется взяткой, или коррупцией. Интересно как к этому отнесутся иностранные акционеры Газпрома, я имею в виду "Рургаз", которые таким образом начинают финансово поддерживать одну из политических партий России. К сожалению, согласие господина Немцова означает, что он выступил в роли мародера, ну, у нас известно, что поле битвы всегда принадлежит мародерам. И теперь я понимаю, что заявления о посредничестве не были бескорыстными у господина Немцова. Безусловно, превращение Эха Москвы в партийную радиостанцию для меня абсолютно невозможно; совершенно очевидно, что эфир радиостанции, чей пакет акций принадлежит лидеру одной из политических партий, будет закрыт другой, ни господин Зюганов, ни господин Шойгу, ни господин Лужков, ни господин Жириновский не смогут приходить на эту радиостанцию. Я сомневаюсь, что на партийную радиостанцию будет приходить лидеры мировых государств - ни президент Франции, ни президент США, ни премьер-министр Японии, поэтому это потеря для слушателей радиостанции. Радиостанция превратится в обычную партийно-государственную радиостанцию. Вот что сделал господин Немцов, согласившись принять этот отравленный подарок у господина Коха. Что касается заявления господина Немцова о том, что он передаст в управление общественному совету эти акции, людям с незапятнанной репутацией, я хотел бы сказать, что эти люди своей репутацией будут отмывать репутацию господина Коха, отбеливать, я бы сказал, репутацию господина Коха и приклеившегося к нему господина Немцова. И мы, конечно же, обратимся к этим людям с просьбой ни в коем случае своей репутацией не прикрывать мародерство этих господ. Эта история началась в Кремле. Эта история абсолютно политическая, как доказывают события с передачей акций, здесь нет ни грамма коммерции - передача акций политическому лидеру. Я надеюсь, что после вчерашнего заявления президента Путина относительно "Эха Москвы" Кремль внимательнейшим образом следит за развитием ситуации, ну а если такое решение будет исполнено - я имею в виду о передаче акций Немцову, значит, это акцентировал Кремль и президент.

Владимир Бабурин:

И, тем не менее, Алексей, у вас нет ощущения, что заявление господина Путина есть некое завуалированное, а может и не слишком завуалированное, указание господину Коху, чтобы не случилась вторая история с НТВ?

Алексей Венедиктов:

У меня есть ощущение, не только ощущение, у меня есть знание, потому что я беседовал с людьми из окружения президента, и как один мне говорят: президент не настроен на повтор ситуации. Но при этом, если раньше я все время думал, что господин Кох есть некий рычаг Кремля, и в случае с НТВ это абсолютно точно, то на сегодняшний день у меня есть ощущение, что Кремль - рычаг господина Коха, который, несмотря на все заявления, которые делают Кремль и президент Путин, действует ровно наоборот. Я напомню, на встрече с американскими журналистами после встречи в верхах в Любляне президент заявил о необходимости вернуть деньги Газпрома, которые Газпром вкладывал через кредиты в "Медиа-Мост", и вот, мы, "Эхо Москвы" предложили полностью выкупить наш пакет, чтобы деньги вернулись в Газпром. Мы собрали полностью те деньги, которые Газпром нам назначил, но Газпром эти деньги не берет. Это означает одно из двух: либо Газпром абсолютно не выполняет указания президента, либо президент лицемерит - на людях говорит одно, а затем отдает другие команды. Ближайшие дни покажут, что правда.

Владимир Бабурин:

Алексей, последний вопрос, напрямую не связанный с ситуацией вокруг вашего радио - отмена международной конференции "Свобода прессы-200". Господин Немцов заявил, что они до последнего делали все возможное, чтобы 13-14 июля форум состоялся, но он сорвался из-за отказа участвовать в нем радиостанции "Эхо Москвы" - ваша фамилия не называется, но, тем не менее, практически вы обвиняетесь господином Немцовым в срыве этой конференции?

Алексей Венедиктов:

Меня интересует обвинение господина Немцова, я хотел бы удивиться тому, что такая маленькая радиостанция как "Эхо Москвы" сорвала такую мощную международную конференцию, которую проводили СПС и Газпром - могли бы и без нас проводить, ничего страшного... А на самом деле, история в другом. Действительно, я до конца оставался и остаюсь сторонником проведения конференции, но еще в апреле месяце я предупредил господина Немцова и господина Коха, что радиостанция "Эхо Москвы" может проводить эту конференцию только при одном условии: если оно является абсолютно равным партнером "Газпром-Медиа" и СПС, другим соорганизатором, она не может принадлежать Газпрому и одновременно быть соорганизатором конференции - это было сказано в апреле, и начиная с апреля мы вели переговоры с господином Кохом и я все время говорил: "Имейте в виду, мы не сможем принять участие в конференции, если мы станем от вас зависимыми - это смешно". Мы сделали это, мы стали зависимыми, и мы вышли из конференции, как я обещал в апреле.

XS
SM
MD
LG