Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Дело ее живет и будет жить"... Памяти "первой леди американской журналистики" Кэтрин Грем


Ведущий итогового информационного часа Андрей Шароградский:

В среду стало известно, что в больнице американского штата в возрасте 84-х лет умерла Кэтрин Грэм - "первая леди американской журналистики". Во время Великой депрессии Юджин Мейер - отец Кэтрин Грэм - купил обанкротившуюся газету "Вашингтон Пост" и сделал мужа Кэтрин Филиппа Грэма ее главными редактором. В 1963-м году после смерти Филиппа владелицей газеты стала Кэтрин Грэм. Именно под ее руководством "Вашингтон Пост" вышла на одно из лидирующих мест в американской журналистике и, кстати говоря, именно "Вашингтон Пост" опубликовала материалы, инициировавшие знаменитый Уотергейтский скандал, в результате которого президент Никсон был вынужден уйти в отставку. Для России, где становление свободной и честной журналистики идет с очень и очень большим трудом, фигура Кэтрин Грэм, пожалуй, особенно интересна. Ведь речь идет о владелице газеты, которая, совершенно не вмешивалась в редакционную работу, давала возможность коллективу делать газету такой, какой ее хотят видеть сами сотрудники. Слово для комментария обозревателю Радио Свобода Борису Парамонову:

О скончавшейся в возрасте 84-х лет владелице газеты "Вашингтон Пост" Кэтрин Грем говорит Борис Парамонов:

Как ни странно, но имя этой выдающейся американской женщины и некоторые обстоятельства ее жизни уже достаточно давно присутствовали в русско-советском культурном дискурсе. Советские читатели, лишенные возможностей читать "Вашингтон Пост", тем не менее, читали переписку Томаса Манна с матерью Кэтрин Грем Агнесс Мейер, женой крупного американского дельца Юджина Мейера, незадолго перед войной купившего газету, ставшую со временем знаменитой "Вашингтон Пост". Агнесс Мейер, помнившая свои немецкие корни, всячески опекала великого писателя и во многом облегчила его изгнанническую жизнь. А сейчас, читая некролог, мы натолкнулись на некое географическое название, очень много говорящее сердцу советских людей старшего поколения. Сан Уэлли в штате Айдахо - это ведь то самое место, в котором снимался знаменитый фильм "Серенада солнечной долины", столь радовавший советских людей в тяжелые военные годы. Этому чудесному месту пришлось стать последним в долгом жизненном путешествии американской издательницы. Здесь она упала на улице, нанеся тяжелое повреждение мозгу, от которого уже не оправилась...

Но хоронить Кэтрин Грэм будут в столице США - в Национальном соборе Вашингтона. Газетой, в свое время приобретенной ее отцом, в свое время успешно управлял муж Кэтрин Мейер Филипп Грэм, за которого она вышла замуж в 1939-м году. Поначалу тираж "Вашингтон Пост" не превышал 50 тысяч экземпляров, а годовые убытки составляли миллион долларов. Постепенно он выправил дело, но собственная жизнь Филиппа Грэма оставляла желать лучшего. В 1963-м году он покончил с собой. Жизнь жены Филиппа Грэма кончилась. Жизнь издательницы "Вашингтон Пост" Кэтрин Грэм только начиналась.

Что определяет успех людей большого стиля? Умение вовремя принять рискованное, но правильное решение. Кэтрин Грэм принимала такие решения дважды: в 1971-м году, когда суд запретил газете "Нью-Йорк Таймс" - несомненному лидеру американской прессы - публиковать так называемые "бумаги Пентагона", проливавшие свет на некоторые малоприятные обстоятельства вьетнамской войны. "Вашингтон Пост" подхватила эту эстафету и в последующем суде выиграла дело. Газета Кэтрин Грэм вышла в лидеры, сравнялась со знаменитой нью-йоркской газетой. И второй прорыв на вершины последовал в 1972-м году, когда "Вашингтон Пост" раскрутила знаменитое Уотергейтское дело, приведшее, в конце концов, к отставке президента Никсона. Кэтрин Грэм стала в столице Соединенных Штатов леди № 1, если не считать, конечно, официальную первую леди - жену текущего президента, то есть, фигуру по определению временную. Сама же Кэтрин Грэм стала постоянным фактором столичной жизни. Дело ее живет и будет жить. "Вашингтон Пост" выходит сейчас тиражом около одного миллиона экземпляров. И главное в наследстве большого издателя: он, или в данном случае - она, создает дело, которое, будучи однажды заведено, раскручивается само. Большой босс большой прессы - это не въедливый редактор, проводящий ночи за вычиткой малейших газетных материалов, и уж тем более не индоктринированный цензор, пытающийся в газете делать политику; а это что-то вроде Бога, создавшего наш мир и предоставившего его нашему собственному управлению. Но это и есть модель большого бизнеса в Америке: он требует - конечно, не богов, но больших людей. Кэтрин Грэм была таким большим человеком.

XS
SM
MD
LG