Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Свобода слова в регионах России


Тему ведет Кристина Горелик. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Магадане - Михаил Горбунов, в Саратове - Ольга Бакуткина, в Уфе - Артур Асафьев, в Омске - Татьяна Кондратовская, в Саранске - Игорь Телин.

Ведущий итогового информационного часа Андрей Шарый:

В день юбилея Андрея Дмитриевича Сахарова - 21 мая - вспоминали не только о нем самом. Говорят, что за последние годы, а может быть - даже и месяцы, многие из тех демократических свобод, за которые боролся Сахаров, оказались под угрозой. Прежде всего, речь идет о нарушении свободы слова, о давление, которое оказывается на независимые средства массовой информации -не только и не столько в Москве, но и в других российских регионах. На эту тему на прошедшем в конце минувшей неделе семинаре корреспондентов Радио Свобода из российских городов, на котором собралось более ста журналистов, с нашими коллегами из пяти регионов разговаривала Кристина Горелик:

Кристина Горелик:

В учебном центре в подмосковном пансионате состоялась встреча региональных корреспондентов Радио Свобода. Беседуя с журналистами из регионов России, мы попросили их поделиться своим мнением по поводу ситуации со свободой слова в провинции. Многие из корреспондентов Радио Свобода работают у себя дома в различных изданиях. Большинство из них сходятся во мнении, что ситуация со свободой слова и положение средств массовой информации в их регионе вызывают большую озабоченность. Слово Михаилу Горбунову из Магадана:

Михаил Горбунов:

Сегодня руководители всех средств массовой информации, как бы они ни назывались - государственными, федеральными, региональными, муниципальными либо коммерческими - они практически почти полностью зависят от местных властей. Поэтому никто из них не поднимет голос против. Я бы сказал так: в Магаданской области нет цензуры, но есть хорошо организованный сблокированный, безжалостный корпус цензоров. Существуют несколько коммерческих изданий. Иногда - частных, которые делают вид, что они находятся в оппозиции. На самом деле, они выполняют вполне прагматичную функцию, то есть, они вводят в заблуждение читателей, допустим, активно, как им кажется - самим средствам массовой информации - ругнув местную власть, но, правда, эта ругань выглядит так, как будто вместо укуса лизнули... Я не вижу на сегодня никакой особо радующей перспективы в небольших регионах подобно Магаданской области, где вся власть сосредоточена в одних руках, где нет серьезных политических сил, по крайней мере, сегодня способных противостоять этому авторитарному давлению, в том числе давлению на прессу. А поскольку нет сильной оппозиции, то нет и оппозиционной прессы.

Кристина Горелик:

Ситуация со средствами массовой информации в Саратовской области не такая тяжелая - считает Ольга Бакуткина - попытки ограничить свободу слова есть, но общественная ситуация, по ее мнению, позволяет финансово независимым изданиям выражать свою точку зрения на происходящие в регионе события:

Ольга Бакуткина:

Есть независимая газета "Богатей", очень хорошо работают журналисты "Московского Комсомольца" в Саратове, и при желании, наверное, можно сказать то, что то думаешь и то, что ты хочешь, в общем-то, даже и в газете, которая контролируется правительством. Другое дело, что потом будут неприятности - тут и проблемы с финансированием и угрозы лишить аренды помещения, в котором находится газета - в основном, это рычаги финансовые, если финансово независимая газета, то рычагов управления практически нет. Поэтому критика правительства - областного правительства - вот в такого рода изданиях звучит очень активно. Я думаю, что свобода слова в Саратовском регионе существует, хотя, конечно, есть попытки ее каким-то образом ограничить или ликвидировать, но в данной ситуации общественно-политической это просто невозможно. Поэтому говорить, что у нас средства массовой информации не могут выражать свою точку зрения, нельзя - могут, могут, если захотят. Есть еще и такое понятие как внутренняя цензура, есть осторожность, редактор, который не хочет портить отношения с кем-то...

Кристина Горелик:

В Башкирии свобода слова проиграла уже давно - считает Артур Асафьев из Уфы - помимо тоталитарного контроля над прессой главная проблема - внутренняя самоцензура самих башкирских журналистов, боящихся свободно выражать свое мнение, если оно противоречит официальной точке зрения властей:

Артур Асафьев:

В отношении Башкирии - я боюсь, что про свободу слова говорить уже поздно. Журналисты покорно озвучивают только правительственную точку зрения на все происходящие события, и даже уже не пытаются вступать - не то что в конфликт с правительством или даже собственными редакторами, но боюсь, что абсолютное большинство из них уже даже не желает вступать в конфликт с самим собой. Самая большая проблема, которую я вижу - это инстинкт самоцензуры, который развился до невероятности. Он был воспитан как предыдущим страхом - советских времен, так и последними вот десятилетиями, когда у нас в республике установился такой, можно сказать, единолично правящий режим... Но я все-таки надеюсь, что молодое поколение, которое каждый год все-таки приходит в журналистику - оно уже не приносит в своих генах столь большого количества страха. Сейчас продолжаются иногда репрессии против независимой журналистики, но я вижу, что с каждым таким разом мои коллеги молодые все быстрее оправляются от таких приступов старого страха, и снова принимаются за свое, очень нужное - я считаю, в нашем обществе дело.

Кристина Горелик:

Власти Омской области - рассказывает Татьяна Кондратовская - отказывают независимым журналистам в доступе к официальным источникам информации:

Татьяна Кондратовская:

Доступ независимых средств массовой информации к даже государственным или особенно государственным источникам информации полностью уже ликвидирован. Положение по аккредитации нам не дают - то есть, попасть можно только своим. Вот пресс-конференции губернатора, если их смотреть по телевизору - только так мы можем их увидеть - это четыре микрофона или даже еще меньше. То есть, даже областные газеты они уже не приглашают - только тех, кто проверен как "надежный, верный рупор". Сейчас вот областная администрация и Законодательное собрание ввели новые правила доступа посетителей в эти здания. Фактически они отменили и Закон о средствах массовой информации этим распоряжением, и даже собственные регламенты о том, что на Законодательное собрание может приходить любой журналист, а доступ аккредитованным журналистам там постоянный на все комитеты, на все заседания. Сейчас аккредитованный журналист только в день пленарного заседания Законодательного собрания может туда попасть. Много причин есть, чтобы отказать журналисту в доступе. То есть, раньше я могла просто прийти в администрацию области и поговорить с сотрудниками, разные вопросы задать, а сейчас я этого уже не могу.

Кристина Горелик:

В Мордовии цензуры нет - считает Игорь Телин из Саранска - нет просто потому, что нельзя найти никаких публикаций, критикующих действия мордовских властей.

Игорь Телин:

Вся политика сейчас мордовских властей строится на определенном постулате: "Мы работаем на благо республики". Мордовия относится, в общем-то, к депрессивным регионам, с экономической точки зрения - тяжелая экономическая ситуация, большие задержки в выработке заработной платы, и местные власти говорят, что они прикладывают максимальные усилия, делают все возможное, чтобы вытащить республику, чтобы республика жила хорошо, чтобы заработали все предприятия и так далее. Это естественное, видимо, желание. И любая критика действий республиканских властей в средствах массовой информации, если она все-таки появляется, уже воспринимается местными властями как попытка противодействия устремлениям республиканских властей по улучшению жизни. Фактически сейчас в республике существует несколько газет. Большинство газет находится именно под непосредственным контролем республиканской администрации. Контроль абсолютный и тотальный. Я не могу вспомнить вот за последние, скажем, 5 лет каких-то проблем, связанных с цензурой. То есть, фактически ни разу руководство радио, которое контролирует выход в эфир тех или иных материалов, не снимало с эфира ни одного материала по причинам, связанным с тем, что там содержалась критика в адрес республиканского руководства. Дело в том, что критики такой нет, просто снимать нечего. Сейчас все журналисты знают, что можно говорить и что нельзя. И вот этих вот проблем цензуры, так сказать, не возникает.

XS
SM
MD
LG