Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"В цивилизованных странах вооруженные автоматами люди в масках не врываются в штаб-квартиры СМИ"


Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с известным американским историком, бывшим советником президента США по национальной безопасности Ричардом Пайпсом.

Ведущий программы "Liberty Live" Петр Вайль:

"Обыск в холдинге "Медиа-Мост", возможно, одна из первых акций по установлению порядка в стране, что было одним из основных предвыборных обещаний Владимира Путина", - таково мнение известного американского историка, бывшего советника президента США по национальной безопасности Ричарда Пайпса. У него взял интервью наш нью-йоркский корреспондента Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин:

Профессиональное прошлое Владимира Путина было поводом для серьезного беспокойства со стороны многих западных наблюдателей. Как вы считаете, если ли основания рассматривать эту акцию, как иллюстрацию методов и намерений российского президента?

Ричард Пайпс:

Путин вел свою предвыборную кампанию и победил во многом, благодаря созданному им образу сильного лидера, способного навести порядок в стране. Все мы знаем, что понятие "порядок", для очень многих в России, а, возможно, и для самого Путина означает отсутствие критики со стороны государственных органов. Кампания борьбы с критиками идет уже несколько месяцев. Показательным, если не разоблачительным было заявление Ястржембского, который сказал несколько месяцев назад, что "критика правительства, выполняющего огромные задачи, - он имел в виду войну в Чечне, - по сути дела, является предательством". Этот обыск в "Медиа-Мосте" лишь эпизод в уже длительной истории атак правительства на независимые СМИ, в том числе, и принадлежащие Гусинскому.

Юрий Жигалкин:

Тем не менее, как вы считаете, что это - рутинный случай запугивания прессы, или за этим стоит нечто большее?

Ричард Пайпс:

Это серьезное событие в том смысле, что оно символично. Только что пришедший к власти президент считает допустимым проведение такой акции. Как я считаю, это тест для российского общества: если оно воспримет произошедшее спокойно или с одобрением, то это может толкнуть власти в сторону завуалированной диктатуры. Нельзя забывать, что Путин никогда не делал секрета из того, что он верит в сильное государство. Сильная власть способна сократить преступность и коррупцию, как правило, за счет пренебрежения законностью. Российский президент заявил о необходимости установления диктатуры закона. Но мы знаем, что в российской традиции закон никогда не рассматривался, как инструмент охраны граждан от потенциального произвола государства, как в западных демократиях. Закон по-российски всегда служил правительству в качестве инструмента контроля над страной, и мне кажется, что Владимир Путин именно так и считает.

Юрий Жигалкин:

То есть, вы предрекаете отступление демократии в России?

Ричард Пайпс:

Да, я так думаю. Если понимать под демократией уважение мнений меньшинства и следование закону, то обыск в здании "Медиа-Моста" в этом смысле символичен. Если у государственных органов были некие законные претензии к концерну Гусинского, то они могли бы выяснить их неконфронтационным путем. В цивилизованных странах вооруженные автоматами люди в масках не врываются в штаб-квартиры СМИ. Я очень опасаюсь, что этот эпизод свидетельствует о движении страны к тому, что в России многие называют "сильным государством", но что с точки зрения демократии означает, что правительство все меньше будет считаться с законами.

XS
SM
MD
LG