Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Что такое Радио Свобода, и как могут работать в США российские радиостанции", - говорит Томас Дайн - президент корпорации Радио Свобода/Свободная Европа

  • Савик Шустер

С Томасом Дайном беседовал ведущий программы "Liberty Live" Савик Шустер.

Савик Шустер:

Министерство Печати России отправило в Государственную Думу проект Закона о средствах массовой информации. В частности, там есть следующее предложение: пусть российские радиостанции, например, "Маяк" или "Радио России", подчеркну, государственные радиостанции, вещают в США и, к примеру, в Великобритании так же, как в России работают "Голос Америки", "Радио Свобода" и "Би-Би-Си".

Во-первых, ставить нас в один ряд с "Голосом Америки" и "Би-Би-Си" неправильно, так же, как неправильно ставить нас в один ряд с "Радио России" и "Маяком," потому что мы отношения к государству не имеем. Как раз на эту тему мы беседовали с президентом корпорации Радио Свобода/Свободная Европа Томасом Дайном, и вот как он объяснил как раз этот вопрос:

Томас Дайн:

Радио "Свободная Европа/Свобода" - это компания с ограниченной ответственностью, в законном порядке зарегистрированная в штате Делавэр в Соединенных Штатах. В юридическом документе о ее регистрации указывается в терминах, не подлежащих сомнению, что мы - частная компания, мы не являемся ведомством какого бы то ни было правительства, и мы не занимаемся предпринимательством с целью прибыли. Поэтому, например, мы не можем брать деньги за рекламу.

РСЕ/РС получает средства для выполнения своих функций от Конгресса Соединенных Штатов. Эти средства ассигнуются правительственной организацией, именуемой "Совет директоров по вещанию", которая, в свою очередь, направляет эти средства РСЕ/РС как получателю гранта. В связи с этим мы должны следовать известным правилам и установлениям в обращении с этими деньгами, но редакционная политика - то, о чем мы сообщаем, как мы сообщаем и стандарты, которых мы обязаны придерживаться, самые высокие стандарты, - все это определяется нами самими. Так что, мы полностью распоряжаемся своей собственной организацией. И в наших передачах для жителей России мы имеем возможность распространять достоверную информацию, достоверные новости и подробный анализ.

Савик Шустер:

Я спросил Томаса Дайна: "В его практике президентства Радио Свободная Европа/Радио Свобода бывало ли, чтобы Конгресс вмешивался в редакционную политику"?

Томас Дайн:

За время моей трехлетней работы Конгресс Соединенных Штатов ни разу не вмешался. Мне приходится беседовать с сенаторами и конгрессменами, мне приходится посещать Капитолий и выступать на слушаниях от имени РСЕ/РС в ходе ежегодного бюджетного процесса, мне приходится отчитываться в том, как мы расходуем общественные деньги. В ходе этих дискуссий я также рассказываю о наших достижениях в распространении новостей, в нашей способности влиять на развитие свободы прессы и слова в тех 24-х странах, на которые мы вещаем. Но никогда, ни разу, не случалось, чтобы член Конгресса или комитет Конгресса, Сенат США или Палата представителей США сказали бы нам, чем мы должны заниматься.

Савик Шустер:

"А вот, что касается критериев назначения или выбора президента корпорации, - с таким следующим вопросом я обратился к Томасу Дайну, - надо ли иметь опыт работы в Сенате, Конгрессе и правительстве США, либо нужны другие профессиональные качества"?

Томас Дайн:

Когда РСЕ/РС стало независимой частной организацией с ограниченной ответственностью, в 1974 году, - с той поры все президенты назначались из сфер общественной деятельности - в том числе, частного сектора, например, коммерческого телевидения или радио, или коммерческих газет. Так, например, мой предшественник Кевин Клоус, который был известен в Москве, посвятил большую часть своей карьеры газете "Вашингтон пост" в качестве иностранного и внутреннего корреспондента. Сам я работал в общественном секторе, в различных организациях, как правительственных, так и неправительственных, а также на руководящих должностях. Так что президенты, если угодно, избираются по некоей совокупности опыта в общественной сфере, который может включать и опыт вещания, а также понимание того, как функционирует Вашингтон.

Савик Шустер:

Михаил Сеславинский - первый заместитель министра печати, комментируя предложения своего министерства, направленные в Думу, заявил следующее: "Невозможно себе представить ситуацию, чтобы в Вашингтоне существовала радиостанция "Маяк" которая вещала бы на английском языке, рассказывала об общественной ситуации в США и критиковала бы внутреннюю и внешнюю политику администрации Клинтона". Так ли это все просто?

Томас Дайн:

Любой орган вещания, равно как и любой издатель газеты или журнала, может предпринять попытку конкурировать на американском рынке. Если российская радиостанция или российская телестанция желает вещать в Соединенных Штатах, она, вероятнее всего, вступит в соглашение с аналогичной местной организацией - другой радиостанцией или телестанцией, и будет показывать свои программы, вещать через посредство этого соглашения. Но этот путь открыт, полностью открыт. Если вы отправитесь в Вашингтон, то можете услышать там утром ретрансляцию британской Би-Би-Си, можете поздним вечером слушать канадские радиопередачи, и многие вашингтонцы, между прочим, начинают свой день с Би-Би-Си, затем слушают местные новости, потом идут на работу, к вечеру возвращаются домой и слушают канадские новости. Американский рынок средств массовой информации широко открыт - все, что требуется, это конкурентоспособность. И если какая-нибудь российская организация этим интересуется, я могу ей посоветовать составить оптимальный план маркетинга, стратегический план, бизнес-план, и нанять лучших специалистов, которые свободно владеют английским языком и понимают российский контекст.

XS
SM
MD
LG