Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вызов на допрос в Генпрокуратуру Сергея Пархоменко и Алексея Венедиктова


Ведущий программы "Liberty Live" Андрей Шароградский:

Главный редактор еженедельника "Итоги" Сергей Пархоменко и главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов вызваны в Генеральную прокуратуру на допрос по делу Владимира Гусинского. Сергей Пархоменко прокомментировал эту ситуацию в интервью нашему корреспонденту Елене Фанайловой:

Елена Фанайлова:

Когда вам стало известно о том, что вас вызывают в прокуратуру?

Сергей Пархоменко:

Это стало известно мне во вторник. Мне не довелось переговорить с представителем Генеральной прокуратуры, который мне звонил, поскольку так технически получилось, что он сразу был, так сказать, замкнут на одного из адвокатов "Медиа-Моста" - Юрия Маратовича Баграева, который и говорил с ним от моего имени. Так же, как и в случае с Алексеем Венедиктовым, был назначен этот визит в Генеральную прокуратуру на пятницу. Однако, вот вчера днем тот же представитель Генпрокуратуры связался тоже с Юрием Маратовичем Баграевым и сказал ему, что этот визит откладывается на неопределенный срок.

Елена Фанайлова:

Представитель Генеральной прокуратуры как-то объяснял, по какой причине вас вызывают?

Сергей Пархоменко:

Нет, насколько я знаю, нет. Он не отрицал, конечно, что это связано с делом Гусинского. На вопрос же, в каком качестве я могу фигурировать в этом деле, поскольку я, так сказать, являюсь, что называется, творческим работником, а никаким образом не финансистом или хозяйственным, скажем так, руководителем, последовал ответ и относительно меня, и относительно Венедиктова, что мы интересуем их в личном качестве. Что это означает - осталось для нас неизвестным, потому что мы так и не получили повесток.

Елена Фанайлова:

Вы каким-то образом связываете этот вызов в прокуратуру с тем, что и вы, и Венедиктов в последнее время достаточно резко высказывались по поводу кризиса на НТВ?

Сергей Пархоменко:

Фон действительно такой. Мы действительно в последнее время - так вышло, что мы довольно энергично - и я, и Алексей Венедиктов - высказывались по поводу всех этих кризисных обстоятельств. Произошло у нас несколько публичных, я бы сказал, размолвок, например, с Кохом и с другими представителями Газпрома, которые, как мы все-таки уверены, в этой ситуации представляют интересы государства. И, конечно, абсолютно не исключено, что связь здесь существует, и, может быть, и самая прямая. Такой дополнительный психологический аргумент. Мне так и остался неизвестным предполагаемый сюжет разговоров в Генеральной прокуратуре. Следователь Генеральной прокуратуры был в высшей степени корректен, насколько я знаю, он не имел ничего против участия Юрия Баграева в наших встречах. Я думаю, что свет бы естественным образом пролился, если бы этот разговор произошел, как-то по ходу разговора, наверное, стало бы ясно, что именно заинтересовало Генеральную прокуратуру во мне или в Алексее Венедиктове. Любопытно для нас было то, что, насколько я знаю, с тех пор, как в Генеральную прокуратуру вызывали Татьяну Миткову, подобных случаев, когда прокуратура интересовалась творческими кадрами "Медиа-Моста", журналистским корпусом "Медиа-Моста", а не чиновниками, администраторами, финансистами "Медиа-Моста" - таких случаев с тех пор не было. Как-то получилось, что после Митковой мы с Венедиктовым оказались следующими.

XS
SM
MD
LG