Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Если Газпром будет владельцем НТВ, а к этому все идет, то на свободе слова в стране можно ставить, в общем, крест..."


С лидером СПС Борисом Немцовым беседовал корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов.

Михаил Соколов:

Борис Ефимович, вы занимали в этом конфликте достаточно, я бы сказал, нейтральную позицию, призывая стороны достичь какой-то договоренности. Вместо нее произошло силовое занятие этажа НТВ одной из сторон. Как вы оцениваете то, что случилось?

Борис Немцов:

Мы с самого начала были категорически против силового решения конфликта, с самого начала предлагали мирное и устраивающее и ту, и другую стороны решение. Вы знаете, в чем суть его - суть в том, чтобы журналисты могли избрать своего главного редактора, а финансово-хозяйственная деятельность перешла бы под контроль Газпрома, как главного кредитора и довольно крупного акционера. Мы предлагали некие такие посреднические миссии. Но они были отвергнуты. Так что, вы знаете, инстинкт саморазрушения оказался сильнее, чем инстинкт самосохранения. Сейчас надо оценить ситуацию, я бы ее оценил так: если Газпром будет владельцем НТВ, а к этому все идет, то на свободе слова в стране можно ставить в общем крест.

Михаил Соколов:

С вашей точки зрения, санкционированы ли действия менеджмента телекомпании, который считает себя законным и сейчас ей фактически руководит, высшим руководством страны?

Борис Немцов:

Уверен на 99 и пять девятых после запятой, что все санкционировано, согласовано, вплоть до времени. Такие крупномасштабные политические, я подчеркиваю, политические решения мимо физически здорового президента пройти не могут. Он не в Завидово и не в ЦКБ - он в Кремле. Мне кажется, что нужно сейчас три вещи сделать. Первое: нужно создать фонд поддержки журналистов НТВ, чтобы сохранить, по крайней мере, талантливых людей, чтобы они никуда не исчезли, "сникерсами" не пошли торговать - это так, социально-гуманитарная вещь. Второе: нужно потребовать от президента Путина, чтобы он открыто, ясно и четко дал Газпрому указание продать акции, которыми Газпром владеет в НТВ. Третье - это уже касается нас - думцев - нужно добиться, чтобы все расходы на рекламу включались в себестоимость и вычитались из прибыли. Последнее экономическое решение крайне важно для финансовой независимости частных средств массовой информации, и сейчас оно становится совсем актуальным. Я понимаю, что такие взвешенные предложения в такие горячие минуты не воспринимаются, но, тем не менее, на Радио Свобода, может быть, есть достаточно вменяемые люди, которые осознают, что они необходимы

Михаил Соколов:

Борис Ефимович, третье ваше предложение замечательно и даже, наверное, реализуемо в Думе. Но уже первое - фонд поддержки журналистов НТВ -кажется странным, если смотреть его в свете вашего предыдущего высказывания. Вы уверены, что в России найдется бизнесмены, способные дать хоть копейку на акцию, противоречащую мнению президента Путина?

Борис Немцов:

Я уверен на 100 процентов. Перед тем, как вам это сказать, а я вам это говорю первому, я поговорил с бизнесменами.

Михаил Соколов:

Но, в принципе, сейчас у НТВ - у журналистов, которые оттуда ушли, у настоящего НТВ - есть определенная площадка - это телекомпания ТНТ, это ТВ-6...

Борис Немцов:

Не надо Божий дар с яичницей путать - хорошо... Объем рекламного вещания НТВ в десятки раз больше рекламного вещания на этих каналах. А это значит, что заработные платы и все социальные условия, которые были созданы на НТВ для журналистов - там они несравненно ниже. Поэтому это совсем разные вещи. Не надо путать деревенское телевидение с общефедеральным. Я не хочу никого обидеть, но так оно и есть.

Михаил Соколов:

Еще один вопрос относительно ваших союзников в Думе, которые будут добиваться от президента решения по продаже Газпромом акций НТВ...

Борис Немцов:

Извините, нам не нужны союзники в Думе на эту тему. Нам нужна позиция президента, потому что это его компетенция. Вот сейчас смотрите, что произошло - я не думаю, что не без участия, в том числе и руководства страны, в Думе инициирован процесс, запрещающий продажу акций телекомпаний иностранцам в частности. Я считаю, что это провокация в чистом виде, направленная на национализацию НТВ. Суть провокации такая: вот видите, мы приняли закон, теперь мы эти акции никому продать не можем. Значит, волей-неволей государство будет владеть НТВ - не потому, что не хотим продавать, а потому что закон принят. До принятия закона, а процедура это, как вы знаете, затяжная, можно было бы эти решения принять. Для этого нужна твердая, ясная, нелицемерная позиция руководства страны. Когда говорим одно а делаем другое - вот этого не надо.

Михаил Соколов:

Все-таки судить, наверное, лучше по делам - дела таковы, что позиция другая. Вот, допустим, вы получаете прямой ответ от Путина: ему нравятся подобные действия, он считает, что Газпром прав, Йордан с Кулистиковым правы, они выполняют президентскую волю - что тогда?

Борис Немцов:

Я сказал, что если не будет продан газпромовский пакет, то это значит, что в стране нет свободы слова. Для СПС базовая ценность - свобода, как вы знаете. Подобные действия президента означают одно: нам придется решать четкую и ясную для нас задачу - под названием переход в оппозицию.

Михаил Соколов:

А вы уверены, что ваша партия может поддержать такой переход в оппозицию, если учесть позицию таких влиятельных людей, как, например, Анатолий Чубайс, солидаризировавшихся с действиями Газпрома?

Борис Немцов:

...Мы убедим Чубайса... У нас Чубайс руководит РАО ЕЭС. За политическую деятельность организации он ответственности не несет. Так что, я думаю, мы этот вопрос решим.

Михаил Соколов:

Вы будете созывать какой-то координационный совет сейчас, делать заявления от имени партии - пока мы слышим вас и Юшенкова?

Борис Немцов:

У нас, естественно, будет уже сегодня консультация проведена, и я думаю, что определенное решение будет принято.

XS
SM
MD
LG