Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

НТВ: позиция Тернера и реакция в США


Петр Вайль:

Какова реакция в Соединенных Штатах на принципиальное изменение ситуации вокруг НТВ, учитывая активный интерес к спасению независимого телевидения, проявленный американским предпринимателем Тэдом Тернером? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин связался с представителем Тернера.

Юрий Жигалкин:

Впервые за почти две недели частого общения в интонациях пресс-секретаря Тернера Брайна Фоу проявились очевидные оттенки недоумения. Вплоть до конца прошлой недели люди Тернера надеялись на успех своих переговоров с Газпромом. Сегодня, как сказал Брайан Фоу, они испытывают глубокое разочарование событиями в Москве и сейчас переосмысливают свою позицию относительно покупки части пакета акций "Медиа-Моста". На обдумывание, как мне сказал представитель Тернера, может уйти два-три дня. Каковым может быть результат этого процесса, естественно, непонятно. В том, что касается переговоров с Газпромом, то в данный момент они, судя по всему, прерваны. Словом, хотя об этом не было сказано прямо, интерес Тернера к покупке части НТВ явно убыл. Означает ли это, что борьба за НТВ, по большому счету, проиграна? Вопрос Тому Грэму, бывшему секретарю американского посольства в Москве.

Том Грэм:

Нет, я так не думаю. Газпром получил в свое распоряжение лишь производственные мощности и эфирные частоты, но коллектив, ставший лицом НТВ, сохранился, в том или ином виде, и у него есть доступ к эфиру, к пусть менее многочисленной, но важной аудитории. Если эти независимые каналы смогут продержаться некоторое время, то есть надежда, что они смогут вырасти в нечто большее; затем, грядет еще одно судебное разбирательство, которое способно изменить судьбу НТВ. Так что я не сомневаюсь в том, что борьба далеко не завершена, и сами журналисты готовы, судя по всему, ее продолжать. К сожалению, при данном раскладе, в распоряжении государства, я опасаюсь, находятся более сильные инструменты, чем те, которыми располагает коллектив, и Кремль готов использовать их в полную силу с тем, чтобы предотвратить всякую критику в свой адрес, но серьезный повод для надежд внушает готовность журналистов к борьбе.

Юрий Жигалкин:

Многие защитники НТВ говорят о том, что его разгром равноценен гибели демократии в России. Согласны ли вы с такой оценкой?

Том Грэм:

Если эта борьба будет проиграна и Россия потеряет прессу, способную критично оценивать происходящее в стране, тогда, в самом деле, появится серьезная угроза развитию демократических институций. Я подозреваю, что российские власти, пытающиеся путем уничтожения критики искусственно стабилизировать ситуацию, внушить россиянам оптимизм, если, конечно, это их намерение, серьезно просчитываются, совершая историческую ошибку, пытаясь отбросить страну назад, когда именно свободный поток информации определяет успех глобального соревнования. Такими действиями Кремль оказывает самому себе плохую услугу, запугивая к тому же при этом потенциальных зарубежных инвесторов, западные столицы. Кремлю самому нужен голос независимой прессы, если российское руководство действительно хочет справиться с проблемами, с которыми столкнется страна в течение ближайших лет.

Юрий Жигалкин:

Означает ли падение НТВ подтверждение того, что Кремль, по сути, может делать почти все, что ему заблагорассудится, преследуя свободную прессу, невзирая на внутреннюю и внешнюю критику, не опасаясь расплаты?

Том Грэм:

Нет, ему, вне сомнения, придется заплатить цену. Например, если цель России, как заявил Путин, интеграция в Европу, то подобные акции правительства сильно замедлят этот процесс. Москва должна помнить, что Европа - сообщество, основанное на общих ценностях - личных свободах, демократии, рыночной экономике. Подавление независимой прессы в России наверняка замедлит такую интеграцию.

XS
SM
MD
LG