Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ярославль: власть против журналиста - "дело общественной значимости"


Тему ведет Владимир Бабурин. Участвуют главный редактор ярославского "Городского телеканала" Эльвира Меженная и глава Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов России по Ярославской области Нина Рыжкова.

Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль:

Начиная с воскресенья в Кировском районном суде Ярославля продолжаются слушания по обвинению главного редактора "Городского телеканала" Эльвиры Меженной по статье 129-й части 2-й Уголовного кодекса - "клевета". Пострадавшими от журналиста себя считают 33 чиновника, включая губернатора области Анатолия Лисицына. А подала иск глава Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов России по Ярославской области Нина Рыжкова. Расследование вела областная прокуратура, а не районная, как принято в подобных случаях. И это не единственная странность в этом деле. Из Ярославля только что вернулся наш специальный корреспондент Владимир Бабурин:

Владимир Бабурин:

Судебные разбирательства между государственными чиновниками и журналистами проходят сейчас в России едва ли не еженедельно. Ярославский суд от них отличает то, что едва ли не впервые отношения выясняются не в гражданском, а в уголовном процессе. 18 мая прошлого года - на следующий день после подписания Владимиром Путиным указа о создании федеральных округов -в вечернем эфире ярославского "Городского телеканала" прозвучал комментарий:

"Создание по указу президента новых федеральных округов без сомнения скажется на взаимоотношениях местных органов власти и федерального центра, в том числе и на работе различных федеральных ведомств, представленных в нашей области. К такому выводу пришли наши корреспонденты, побеседовавшие с представителями федеральных структур в регионе.

Все до единого представители федеральных ведомств в Ярославле инициативу президента России ограничить власть губернаторов горячо одобряют. Так принято по иерархии. В частных разговорах большинство чиновников сходятся во мнении, что всевластию "белого дома" в делах области приходит конец, - до этого места комментарий устраивал, кажется, всех, а предметом судебного разбирательства стал следующий абзац: "Не секрет, что в нашей области федеральные ведомства фактически подчинялись лично губернатору со всеми вытекающими последствиями. Большинство местных федералов обязано Анатолию Лисицыну своим нынешним назначением. Анатолий Иванович не изменяет традиции и назначает на ответственные посты людей по принципу личной преданности. Например, начальник Контрольно-ревизионного управления Минфина Нина Рыжкова обязана нынешнему руководителю не только креслом, но и материальным благополучием. Не секрет и то, что многие финансовые структуры региона финансово тоже подпитываются. Когда все - контролеры и контролируемые - сплетаются в дружеских объятиях, ждать от них решений, противоречащих воле областных властей, не приходится"..

Упомянутая в комментарии Главный контролер-ревизор Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов России по Ярославской области Нина Рыжкова обратилась с жалобой в областную прокуратуру. Было возбуждено уголовное дело, а заместитель областного прокурора придал ему особый статус. Звучит это так: "Имеющее общественное значение". Нина Рыжкова согласилась ответить на вопросы Радио Свобода.

Нина Михайловна, то, что выясняют отношения государственные чиновники и журналисты, к сожалению, стало в России довольно общим местом, но до сих пор все процессы были гражданскими - чиновники подавали иски о защите чести и достоинства, некоторые выигрывали, некоторые проигрывали. Я не могу привести даже приблизительных данных о том, какой счет в этой игре и в чью пользу, но здесь - в Ярославле - впервые процесс уголовный - вы не подали гражданский иск, а обвиняете Эльвиру Меженную в клевете. Почему вы все-таки решили затеять уголовный процесс - ведь не секрет, что выигрыш гражданского процесса о защите чести и достоинства иногда приносит и немалые финансовые компенсации за моральный ущерб?

Нина Рыжкова:

Прежде всего, мы хотим, чтобы восторжествовала правда. Мне важно знать, почему имеют право оклеветать человека? Почему я не имею права воспользоваться Конституцией, в конце концов, Российской Федерации и сказать, что клеветать нельзя ни на какого работника - ни моего, ни вообще на жителей Российской Федерации. Поэтому вот возбудили уголовное дело, чтобы исключить клевету по отношению к любому гражданину Российской Федерации.

Владимир Бабурин:

В первый день судебного процесса прозвучала такая мысль, что сюжет, прозвучавший на Городском канале - некая месть за проверку, которая была устроена вашим ведомством, и были найдены какие-то, мягко скажем, недочеты. Проверка была проведена в 1995-м году, и вы говорили, что на протяжении вот этих нескольких лет были подобные сюжеты на городском канале - почему вы раньше не обратились в суд - вы как-то надеялись найти взаимопонимание с журналистами, или просто считали, что обращения не имеют судебной перспективы?

Нина Рыжкова:

Во-первых, мы все-таки считали своим долгом работать и своей работой доказывать, что у нас имеются результаты, и что мы выполняем свой долг так, как должны выполнять. Во-вторых, я полагаю, что, в конце концов, кто-то должен сказать, что клеветать нельзя, тем более, на целое Контрольно-ревизионное управление, которое добивается в нашей области успехов в расходовании средств из областного и федерального бюджета. В другой области может быть то же самое... Какой будет результат? Я считаю, что правда должна восторжествовать.

Владимир Бабурин:

Поясню задачи ведомства госпожи Рыжковой - оно следит за правильностью расходования бюджетных средств. Когда находят нарушение, виновный деньги в бюджет должен вернуть. Чтобы контролеры работали лучше был создан специальный фонд, из которого работники управления получали премии. Когда Нину Рыжкову допрашивали в суде, она не смогла вспомнить точных цифр: сколько денег ее сотрудники в бюджет вернули, а сколько получили в качестве премии, сказав лишь, что это суммы несопоставимые. Журналисты "Городского телеканала" считают иначе. Цифры будут названы, когда начнется анализ представленных документов. Но пока это еще рассматривается как клевета. Главный редактор городского телеканала Эльвира Меженная отказывается признать себя виновной:

Эльвира Меженная:

Я считаю, что это - использование административного ресурса. И фраза о том, что сплетаются в дружеских объятиях администрация и Контрольно-ревизионное управление сейчас может быть несколько расширена - что с ними вместе в этих объятиях и следственное управление УВД области и областная прокуратура. Это абсолютно неправедное дело, необъективно проведенное. В процессе этого дела я подвергалась беспрецедентному давлению. Будучи дважды вызвана в качестве свидетеля к следователю Ирине Красиковой - это следователь следственного управления УВД - после того, как я уехала в отпуск, я была объявлена в розыск. Естественно, меня никто не искал, но сообщили об этом в прессе. После этого была ко мне применена мера пресечения подписка о невыезде, что суд тут же отменил, естественно, и масса таких же действий. После того как дело вернулось на доследование в Кировскую прокуратуру, зампрокурора Бровкин вернул его с предложением еще и наложить арест на мое имущество. Мне было предложено пойти с понятыми его описывать, естественно, мы тоже отказались. Такие действия как запросы в венерологический диспансер, психоневрологический диспансер. участковый, который ходил по моему дому - по соседям, и определял мой моральный облик - это все беззаконие, произвол, и это уголовное дело приводит меня к мысли о том, что в обществе произошло что-то очень тревожное, потому что мы очень много говорили о нецелевом расходовании бюджетных средств, о зависимости федеральных структур на территории регионов. Она действительно есть, этого никто не отрицает... Это не нравилось. Но когда начали говорить о том, что это - "клевета" и возбуждать уголовные дела - произошел какой-то поворот, не видимый глазу, но он произошел.

Владимир Бабурин:

Объявить человека в розыск, заведомо зная, что его нет на месте... Схема-то знакомая. Напомню: когда нашего корреспондента Андрея Бабицкого "обменяли" - как потом выяснилось, просто одни силовики передали его другим, то на следующий день прокуратура вызвала его на допрос, объявив, что если он не явится, то его объявят в розыск... И вообще, с начала 2000-го года отношения между журналистами и властями сильно изменились. Акции силовых структур аресты обыски, выемки документов следовали непосредственно за журналистскими выступлениями, которые по тем или иными причинам понравиться властям никак не могли. Совпадения упорно становились закономерностью...

Эльвира Меженная:

Мне было бы достаточно страшно прийти к выводу, что это - закономерность. Я все равно, как человек с нормальной психикой и желанием, чтобы наша страна нормально развивалась, не хочу и думать о том, что это - какая-то черта, от которой начинается отчет в обратную сторону. Но тем не менее история, которая произошла со мной, весьма показательна

Владимир Бабурин:

Следователь Ирина Красикова, о которой упоминала Эльвира Меженная, обращалась с официальным письмом к Министерству печати с предложением установить контроль за информацией городского канала. Но в Москве напомнили, что Законом о печати цензура в России запрещена. И еще: Эльвира Меженная - фигурант еще одного уголовного дела, но уже как потерпевшая. Когда шло следствие, она была избита и ограблена в подъезде собственного дома. Коллеги Меженной вовсе не склонны винить в этом спецслужбы - целый ряд подобных разбойных нападений произошел как раз в том районе, где живет Меженная. Но вот медлительность и отсутствие результатов в раскрытии этого преступления они склонны связывать с тем, что среди потерпевших Эльвира Меженная:

Эльвира Меженная:

...Тем не менее, на это внимание никто не обратил. Но вот то, что обиделся чиновник федерального значения - зам прокурора области Попов придает этому делу звучание общественной значимости. Его расследует следственное управление ОВД области, расследует один следователь, потом другой - по особо важным делам, это совершенно неадекватные меры. Я со всей ответственностью заявляю, что это использование ресурса исполнительной власти. И, естественно, меня это очень тревожит, и мне хотелось бы, чтобы я ошиблась в том, что это - тенденция. Пусть это будет недоразумение, и пусть власть делает соответствующие выводы, что это опять путь назад и путь в тупик.

Владимир Бабурин:

Приговор по делу общественной значимости, возможно, будет объявлен уже на этой неделе. Добавлю одно: московские журналисты, которые часто и много пишут о свободе слова и ее нарушениях в России, к ярославскому процессу никакого интереса не проявили, хотя и знали о нем.

XS
SM
MD
LG