Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международная конференция "Власть прессы и пресс власти"


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют: лидер фракции СПС в Государственной Думе России Борис Немцов - с ним беседовал Михаил Соколов, и корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин - он беседовал с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета профессором Маршаллом Голдманом.

Петр Вайль:

8 февраля в Москве открывается международная конференция "Власть прессы и пресс власти", организованная Союзом Правых Сил, Гарвардским университетом и факультетом журналистики МГУ. Одна из задач конференции - создание постоянного комитета защиты свободы печати в России. Об этом один из организаторов конференции, лидер фракции СПС в Государственной Думе России Борис Немцов заявил в интервью нашему корреспонденту Михаилу Соколову:

Михаил Соколов:

Борис Ефимович, в чем все-таки задачи вашей конференции "Власть прессы и пресс власти"?

Борис Немцов:

Соберутся достаточно грамотные, квалифицированные и знаковые люди, как представители власти, так и представители журналистов, и сами журналисты. И вообще, это первая за последние 12 лет конференция, где столь предметно будут обсуждаться взаимоотношения прессы и власти, прессы и бизнеса, прессы и общества, и я считаю, что даже сам факт обсуждения достаточно откровенного, я надеюсь на это, обсуждения, уже о многом говорит, и говорить всегда лучше, чем стрелять. Мы хотим, чтобы был создан постоянно действующий комитет или совещание по свободе прессы. И хотим, чтобы в его состав вошли люди с непререкаемой репутацией, но я вас уверяю, что и на Радио Свобода, и на ОРТ, и на РТР к этим людям относятся одинаково, с почтением и с уважением. Мы постараемся найти таких людей. К счастью, в России есть такие люди. И мы считаем, что этот комитет должен собраться на свое следующее заседание 28 марта, это будет день подведения итогов конкурса на шестую кнопку. Я убежден, что создание такого комитета позволит действительно усилить давление на власть, хотя конечно, я отдаю себе отчет в том, что это не Бог весть какое давление, но, тем не менее, и остановить пагубный для страны процесс монополизации средств массовой информации в руках бюрократии, и в первую очередь - кремлевской бюрократии. Такие проблемы, как коррупция в журналистской среде, "черные" пиар-технологии, проблемы монополизации рекламного рынка и как следствие - недофинансирование средств массовой информации, и как следствие - их несвобода.

Надо иметь в виду ту обстановку, в которой будет проходить конференция, и те тенденции, которые в российском обществе происходят. Может быть, еще весь народ не заметил, но я вас уверяю, что тенденции очень опасны для России. Во-первых, это сворачивание федеративных отношений, причем в несколько этапов эта операция по "зачистке" федерализма была проведена. Первый этап - разгон Совета Федерации. Второй этап - это отбирание денег у регионов. Третий этап - попытки отменить губернаторские выборы. Четвертый этап - уничтожение местного самоуправления. Во-вторых, это "зачистка" информационного поля. Здесь - уже говорить, в общем, об этом стало банальностью, но это опасная тенденция. Следующий момент - я думаю, это будут предприняты попытки национализации, причем не в вульгарном виде, в виде внесения закона в Государственную Думу, а, например, в виде национализации экспорта. Далее, я думаю, что беспрецедентно усилится воздействие на политические партии и движения с целью сделать их ручными и абсолютно управляемыми, и, в конце концов, вся совокупность этих тенеденций плюс полное подчинение законодательной власти исполнительной - вся совокупность этих тенденций ведет страну, в общем-то, в никуда. Она ведет страну назад, в произвол, в коррупцию в нищету. И не обращать на это внимание просто, я считаю, неприлично.

Некоторые считают, что надо отсидеться, договориться с Путиным, каким-то образом "выкружить" для себя, по-другому не скажешь, какое-то место в путинской России. Я считаю, что "выкружить" ничего не получится. Ибо любая власть, в первую очередь, власть исполнительная стремится к экспансии, и если она не встречает на своем пути никакого сопротивления, она занимает весь объем, который ей позволительно занять. Вот я не думаю, что Буш больший демократ, чем Путин, судя по его выступлениям - они приблизительно одинаковые демократы. Но, тем не менее, демократическим основам Америки угрожает гораздо меньше президент Буш, чем президент Путин - России. Почему? Потому что в Америке настолько развиты институты гражданского общества, существование независимой прессы, партии, пусть даже и двухпартийная система, что даже если президент, исходя из каких-то благих намерений, захочет все эти институты сломать и свернуть, то он больше не будет президентом. А у нас, например, после очевидного давления на Арбитражный суд которое в Америке бы закончилось импичментом, у нас все сложили лапки, низко поклонились и посчитали, что так тому и быть, страна византийская, самодержавная, и вот давайте приспосабливаться жить в такой стране. Я, например, приспосабливаться жить в такой стране не собираюсь.

Михаил Соколов:

А все-таки, вот есть какие-то практические шаги по поддержке, условно говоря, гражданского общества и его отражения в прессе? Если бы вы пошли на эту конференцию, например, с проектом создания консорциума каких-то бизнесменов в поддержку, например, "ТВ-6" к конкурсу - вас бы поняли, а так многие решат, что ваша конференция - это просто очередная говорильня с оппозиционным уклоном, такое партийное мероприятие СПС?

Борис Немцов:

Я должен сказать, что СПС, наверное, единственная российская партия, которая н на словах а на деле занимается проблемой журналистов "ТВ-6" и проблемой создания пула журналистского и инвесторов. Я в силу очевидных обстоятельств не буду вам рассказывать детали переговоров, которые ведутся, но должен вам сказать, что для СПС дело чести сохранить ту команду журналистскую и тот канал, который был.

Михаил Соколов:

А "ТВ-6" то хочет вашей помощи?

Борис Немцов:

Да. Если бы не хотели, то вряд ли бы эти переговоры зашли бы так далеко.

Михаил Соколов:

А власть как к этому относится?

Борис Немцов:

Не знаю, не спрашивал.

Михаил Соколов:

С чем связан такой низкий уровень представительства власти на вашей конференции?

Борис Немцов:

Вы имеете в виду Ястржембского?..

Михаил Соколов:

Это исполнители, а не люди, которые действительно принимают решения.

Борис Немцов:

Вы хотели бы, чтобы Путин пришел?

Михаил Соколов:

Есть и другие люди около Путина, которые ближе к нему, питерская команда.

Борис Немцов:

Мы пригласили тех, кто формально отвечает за эту проблематику.

Михаил Соколов:

А те, кто фактически отвечают, не хотят прийти?

Борис Немцов:

А те, кто фактически отвечают, говорить не умеют, они умеют только "зачищать".

Михаил Соколов:

А им неинтересно послушать?

Борис Немцов:

Я думаю, там слушающих с Лубянки и из Генеральной прокуратуры будет не меньше, чем журналистов. По крайней мере, они уже звонили и просили, чтобы их специально аккредитовали на этой конференции, причем, по всей видимости, под видом независимых журналистов.

Михаил Соколов:

Вы не возражаете?

Борис Немцов:

Да, конечно, нет. Наоборот, мне даже приятно.

Михаил Соколов:

Вы считаете нормальной ситуацию, когда не этой конференции встретятся, так сказать, поэт с фельдъегерем, гонимый и гонитель, Кох с Киселевым, и так далее.

Борис Немцов:

Я считаю, что это ровно то, что нужно. Потому что если будут люди, которые только одну точку зрения представляют, то тогда эффекта не будет. Как раз в конфликте можно будет найти золотую середину и понять реальные намерения, в первую очередь - власти.

Михаил Соколов:

А они вам не понятны? Вы только что о них говорили...

Борис Немцов:

Они понятны, безусловно, но они должны увидеть, что общество не согласно превращаться в стадо баранов. И думаю, главная задача конференции в том, чтобы власть предержащие поняли, что нас превратить в рабов не так-то просто.

Петр Вайль:

С инициатором конференции "Власть прессы и пресс власти" - содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета профессором Маршаллом Голдманом беседовал наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин:

Ваша конференция наверняка не случайно совпала с очередной драмой закрытия независимого российского средства массовой информации - "ТВ-6". Какие задачи вы ставите перед собой? Есть ли нечто конкретное, чего вы хотите добиться?

Маршалл Голдман:

Да, прежде всего, мы хотим продемонстрировать и российским журналистам, и российским властям, что проблема средств массовой информации в России, условия, в которых они функционируют, являются постоянным поводом для внимания со стороны многих людей и в России и в США, и за их пределами, что на стороне свободной российской прессы международное общественное мнение, западные правительства. Так что те, кто пытается ограничить возможности функционирования независимых от властей средств массовой информации, те, кто пытается отрезать им пути к эфиру, к аудитории, должны помнить, что такие акции берутся на заметку, что такими действиями они вызывают на себя неизбежную критику. Вторая наша задача - попытаться помочь созданию системы, которая бы способствовала распространению информации, которую потеряет российская аудитория в результате закрытия "НТВ" и "ТВ-6". Смогут ли эту задачу взять на себя газеты, какую роль в распространении информации может сыграть Интернет ?.. В этой конференции примут участие профессионалы, специализирующиеся в такой области.

Юрий Жигалкин:

Профессор Голдман, можно легко представить, что многим россиянам, протестовавшим против закрытия независимых телеканалов, покажутся, мягко говоря, наивными попытки уговорить тех, кто закрывал оппозиционные правительству средства массовой информации, быть подобрее к ним?

Маршалл Голдман:

Да это наивная попытка, но у нас нет большого выбора средств. Обеспечение свободы своей прессы, прежде всего, задача для самих россиян. Но что мы можем попытаться сделать - привлечь путем широкой международной кампании внимание к этой проблеме настолько, чтобы ко времени майского американо-российского саммита она стала одной из самых важных тем для двух президентов, чтобы на встрече с президентом Бушем президент Путин, скажем, не смог легко закрыть тему, сказав, что закрытие "ТВ-6" было временным шагом в борьбе с нечистоплотными предпринимательством. Мы надеемся, что общественное мнение в данном конкретном случае может оказаться очень эффективным орудием.

Юрий Жигалкин:

Что вам кажется сейчас основной проблемой, угрожающей российским СМИ?

Маршалл Голдман:

Меня сильно беспокоит заявление Владимира Путина о том, что пресса не может быть свободной, когда радио и телестанции, газеты находятся в руках бизнесменов, поскольку они в силу своей природы превращают эти средства информации в инструмент своего влияния. Я думаю, пример США свидетельствует, что такие опасения мало обоснованны. Да владельцы средств информации часто пытаются оказать влияние на редакционную политику, как, скажем, и рекламодатели, но решением проблемы является не превращение государства в цензора, а создание почвы, на которой могут вырасти десятки независимых теле и радиокомпаний. Совершенно нормальной является практика финансирования масс-медиа предпринимателями. Так обстоит дело во всем мире. Проблема в том, как заинтересовать в этом больше предпринимателей.

Юрий Жигалкин:

Очевидно, что закрытие "ТВ-6" вызвало гораздо меньше откликов в США, чем роспуск "НТВ" Гусинского. Не затрудняет ли такой факт вашу задачу привлечения в США внимания к проблемам российской прессы?

Маршалл Голдман:

Действительно, внимание к этой проблеме снизилось, что понятно, учитывая антитеррористическую кампанию. Тем важнее, я думаю, наши усилия. Существует опасность того, что наше присутствие в Москве и участие в конференции представителей правительства России может быть использовано российскими властями, чтобы реабилитировать свои действия в отношении "ТВ-6". Но мы едем в Москву с противоположными целями. Мы едем туда, чтобы безоговорочно поддержать независимые средства информации.

XS
SM
MD
LG