Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"ТВ-6" - говорят Борис Березовский, Борис Немцов, адвокаты и журналисты


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: корреспонденты Радио Свобода Владимир Долин, Михаил Соколов и Анна Качкаева. Они беседовали с: адвокатом телекомпании "ТВ-6" Геролиной Любарской, журналистом Владимиром Кара-Мурзой, лидером СПС Борисом Немцовым, предпринимателем Борисом Березовским, главой канала "РЕН-ТВ" Ирэной Лесневской, деканом факультета журналистики МГУ, профессором Ясеном Засурским.

Андрей Шарый:

Наша основная тема - решение президиума Высшего арбитражного суда России о ликвидации Московской независимой вещательной корпорации, владельца телекомпании "ТВ-6". Согласно законодательству решение президиума Высшего арбитражного суда является окончательным. Телекомпания планирует обжаловать это решение президиума в Европейском суде по правам человека. Рассказывает наш корреспондент Владимир Долин:

Владимир Долин:

29 декабря прошлого года адвокат телекомпании "ТВ-6" Геролина Любарская торжествовала победу:

Геролина Любарская:

Я оцениваю сегодняшнее решение как победу гражданского общества. Потому что за иском о ликвидации ЗАО МНВК стояло все-таки средство массовой информации "ТВ-6". Все понимали, что ликвидация компании влечет за собой ликвидацию средства массовой информации.

Владимир Долин:

В этот предновогодний день арбитражный суд Московского округа удовлетворил кассационную жалобу адвокатов компании и отменил решения предыдущих судов, в соответствии с которыми по иску акционера пенсионного фонда "Лукойл-Гарант" ликвидировалось акционерное общество "Московская независимая вещательная корпорация" - МНВК, владелец канала "ТВ-6". И хотя арбитраж Московского округа направил дело на повторное рассмотрение, у Геролины Любарской не было сомнений в исходе тяжбы с пенсионным фондом:

Геролина Любарская:

Теперь перспективы дела совершенно четко обозначены. Не может быть другого результата, кроме как отказ в требовании о признании подлежащим ликвидации ЗАО МНВК.

Владимир Долин:

Повторного рассмотрения дела не состоялось. Сегодняшнее решение президиума Высшего арбитражного суда фактически означает закрытие опального телеканала. Пенсионный фонд "Лукойл-Гарант" обратился с иском о ликвидации закрытого акционерного общества МНВК, в котором ему принадлежит 15 процентов акций, весной прошлого года, после того, как на "ТВ-6" перешла команда журналистов из НТВ во главе с Евгением Киселевым. Свое требование акционеры обосновали отрицательным балансом компании за два последних года. Но именно после прихода на "ТВ-6" бывших журналистов "НТВ" финансовое положение компании выправилось, и баланс за прошлый год стал положительным. И хотя заместитель председателя Высшего арбитражного суда, решившего судьбу телеканала - Эдуард Ренов - утверждает, что речь идет исключительно об отношениях между хозяйствующими субъектами, трудно понято хозяйственную логику "Лукойл-Гаранта", уничтожающего вполне жизнеспособную компанию, одним из собственников которой он является. Но в деле "ТВ-6" никто не пытается искать хозяйственную логику. Если логика здесь и присутствует, то политическая. У журналистов "ТВ-6" нет сомнений в том, кто стоит за иском "Лукойл-Гаранта" и сегодняшним решением Высшего арбитражного суда. Вот что думает об этом ведущий программы "Грани" Владимир Кара-Мурза:

Владимир Кара-Мурза:

За этим стоит Кремль, администрация президента нашего и те, кто оказывают ему медвежью услугу. Потому что, лишая общество последнего оппозиционного канала, скажем так, объективного, лишают гласности, то есть начнется загнивание и застой, который у нас уже был в стране, и мы это видели, когда кагэбешники были у власти, то развалилось все государство.

Владимир Долин:

По закону, процедура ликвидации компании занимает 6 месяцев, но Владимир Кара-Мурза опасается, что вещание "ТВ-6" может быть прервано в любой момент. Опыт решения хозяйственного спора между "НТВ" и "Газпромом" дает ему такие основания.

Владимир Кара-Мурза:

Трудно сказать, что с нами будет даже уже этим вечером. Но опыт весны показывает, что хотя у нас тоже ожидался очередной судебный процесс - приходят в ночь на Страстную Субботу молодцы с маузерами под мышками и захватили наш восьмой этаж... Но тогда было кому работать, они перекупили штрейкбрехеров, а сейчас же на шестой кнопке никто не претендует пока. Вот реально работать. Поэтому трудно здесь технически, мне кажется, Кремлю будет выпутаться из того, что нас прогонят.

Владимир Долин:

Геролина Любарская считает, что защита еще располагает неиспользованными ресурсами:

Геролина Любарская:

Можно обращаться в Конституционный суд и просить приостановления исполнения, можно дожидаться результата рассмотрения нашей жалобы Верховным судом России. Результаты рассмотрения этой жалобы могут влиять на пересмотр состоявшегося сегодня вердикта. И можно обращаться за международной защитой, используя общеизвестный механизм. Но что именно будет сделано и как - будут определять руководство и акционеры.

Владимир Долин:

Возможно, судьба российского телеканала "ТВ-6" будет решаться в Страсбурге, в Европейском суде по правам человека.

Андрей Шарый:

Теперь об оценках случившегося российскими политиками. С лидером СПС Борисом Немцовым и известным предпринимателем Борисом Березовским, который напрямую завязан во всей это истории, поскольку он главный акционер "ТВ-6" - беседовал политический обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов. Откроем эту тему беседой с Борисом Немцовым:

Михаил Соколов:

Борис Ефимович, как вы прокомментируете решение Высшего арбитражного суда - "ТВ-6" идет на ликвидацию?

Борис Немцов:

Я считаю, что это решение никакого отношения к законности и юридическим процедурам, конечно же, не имеет. Это ярко выраженное политическое решение, и теперь говорить о независимости судебной системы, в том числе и Высшего арбитражного суда, от исполнительной власти в первую очередь - просто смешно и грустно одновременно. Сама же власть продемонстрировала, на мой взгляд, с одной стороны, глупость, а с другой стороны, еще и трусость. Глупость потому, что народ не будет верить телевидению, которое находится под стопроцентным патронажем бюрократии, и рано или поздно просто будут переключать телевизор, как это делали в брежневские годы. А трусость потому, что власть настолько боится критики, что не может вынести даже такого, я бы сказал, отлакированного канала, как "ТВ-6". Дело в том, что "ТВ-6" не является в чистом виде оппозиционным каналом. Если телезрители следили за тем, как, например, проходили новогодние праздники, как так же подобострастно, как и все остальные каналы, "ТВ-6" показывало обращение Путина к российскому народу - становится очевидным, что это была такая псевдооппозиционная компания, совсем даже не жестко независимая. И даже, несмотря на эту отлакированность, тем не менее, она для власть предержащих какую-то угрозу представляла, что, на мой взгляд, свидетельствует только о крайней слабости власти. Вообще это довольно грустно, что вот год, 2002-й год начался именно с таких событий. Для тех людей, для которых дорога свобода, а я думаю, таковых в России миллионы, это знак консолидации, и мы должны, безусловно, объединиться для того, чтобы страна не пошла по пути кастрированной демократии, по которому она семимильными шагами шагает, к сожалению, на протяжении последних месяцев.

Михаил Соколов:

Борис Ефимович, руководство "ТВ-6" пыталось найти компромисс с властью, как вы выражаетесь, точнее, наверное, с одной из группировок в окружении Владимира Путина, на какой-то момент казалось, что это получилось, потом - вот это решение. Вы считаете, что, люди, которые в какой-то мере определяли политику при "позднем" Ельцине, уже потеряли свои возможности влиять на курс Владимира Путина?

Борис Немцов:

Я думаю, что такие решения президент лично принимает. Дело в том, что у нас президент - здоровый человек физически, достаточно работоспособный. Поскольку к информации, в силу своей предыдущей профессии он относится особенно трепетно, я думаю, что такие вопросы, как "ТВ-6", вопросы "НТВ", я не побоюсь даже сказать, может быть, вопросы "Эха Москвы" и вопросы Радио Свобода - это темы, которые находятся исключительно в его компетенции. Я убежден, что влияние группировок здесь крайне незначительно. Если вы помните, президент начал свою работу с утверждения доктрины информационной безопасности. Не национальной безопасности, не демографической безопасности, не социальной безопасности, а именно информационной безопасности. Президент считает, что у кого есть кнопка от телевидения, тот и владеет страной, во многом, кстати, он, прав, потому что люди реагируют на виртуальную реальность во многом больше, чем на свои кошельки - так устроен весь мир, не только Россия. И президент понимает, что манипулировать общественным мнением - это значит обеспечить себе победу на следующих президентских выборах, это значит иметь достаточно высокий уровень доверия населения, даже если дела в стране идут не совсем хорошо.

Михаил Соколов:

Считаете ли вы, что события 11-го сентября также приложили свою руку к судьбе "ТВ-6" и Владимир Путин решил, что теперь все можно делать внутри страны за союз с Западом в борьбе против террористических сил?

Борис Немцов:

Запад себя всегда ведет очень прагматично, иначе говоря, эгоистично, и сейчас, конечно же, поддержка России в антитеррористической операции является абсолютнейшим приоритетом для Запада. Только, дело в том, что эта операция рано или поздно закончится и возникнет куча проблем. И одна их этих проблем - отсутствие свободного телевидения в России, не только на федеральном, но, я боюсь, еще и на региональном уровне. Дело в том, что такие примеры, как сегодня продемонстрировал Высший арбитражный суд - это замечательные примеры для таких граждан, как Россель, Рахимов, Шаймиев, возможно и других губернаторов. Так надо разбираться с независимым телевидением у себя на своем уровне. Очевидно, что незамеченными все эти вещи на Западе быть не могут, другое дело, что сейчас информационная картина дня такова, что закрытие одной информационной компании, может быть, теми, кто занимается проблемами России, и будет замечено, но в глобальном контексте мировой безопасности это явно пройдет мимо ушей. Конечно, Путин это использовал. Он использовал также и то, что в стране продолжаются Рождественские каникулы и наступает старый Новый год, и депутаты все не собрались на свое заседание, тут все было учтено. Это явно была спецоперация, к которой были подключены судьи арбитражного суда, среди которых, кстати, много уважаемых людей - я удивлен, почему они так себя зависимо и робко вели. Я думаю, если бы они приняли правильное решение, то отношение к арбитражному суду и в нашей стране, и за границей, было бы гораздо лучше. Сейчас вообще никто не будет верить в решения каких бы то ни было судов, и Высшего арбитражного суда.

Михаил Соколов:

Борис Ефимович, все-таки судьба свободы слова в России - какой она будет? Вот теперь может не быть в России свободного телевидения на федеральном уровне, его мало на региональном уровне. Что следующее - радио и газеты? Вообще, мы идем к введению цензуры?

Борис Немцов:

Все-таки дважды не будет повторяться история, Главлиты не появятся, я в этом уверен. Я думаю, что малозначимые с точки зрения политических технологий издания будут достаточно свободными, то есть на них никто внимания не будет обращать до поры - до времени. Издания многотиражные, влияющие на общественное мнение, будут поставлены либо под прямой контроль власти, либо под контроль тех финансово-промышленных групп, которые власть обслуживают, собственно, это сейчас с "ТВ-6" и происходит. Собственно говоря, вот такая "кастрированная" свобода слова, она в стране существовать будет. То есть, можно будет на уровне самиздата или каких-то газет тиражом в двадцать тысяч экземпляров читать о ситуации в России, но никакого значения для формирования общественного мнения это уже иметь не будет. Будет такое, знаете, полунаучное исследование экономической и социально-политической ситуации в стране, которое будет интересно специалистам, может быть, элите российской интеллигенции, но будет бесконечно далеко от большинства граждан России, и они будут, как стадо баранов, манипулироваться с помощью электронных кнопок, которые будут находиться в руках одного человека. Печальная, довольно, картина, и самое главное, что она будет иметь экономические и социальные последствия. Вот, например, если о кризисе в Приморье мы узнавали из телеканалов, то сейчас, если будет замерзать, например, Магадан, или Чукотка, или Хабаровский край, то мы об этом уже не узнаем. Или, например, если сейчас начнутся забастовка учителей, а я не исключаю такой возможности в связи с невыплатой заработной платы повсеместно в России, то об этих забастовках страна не узнает, значит, миллионы учителей будут страдать от невыплаченной заработной платы, а по телевизору мы будем лицезреть жизнеописание главы государства. Короче говоря, экономические и социальные последствия такого рода шагов крайне неприятны, и ни одна страна, в которой заткнули рот прессе, еще не была процветающей, и не будет процветающей. И это, кстати, самый неприятный исход. Путин не сможет построить процветающую Россию, если не будет свободной прессы.

Михаил Соколов:

Борис Ефимович, а мог ли Путин отказаться от такой мести Березовскому - закрытия "ТВ-6", если бы Березовский отказался от "ТВ-6"?

Борис Немцов:

Думаю, что да. Но надо было ему раньше это делать. Он же тоже вел себя как игрок "на две - на три руки". С одной стороны, он говорил, он говорил, что сейчас акции отдам кому-то, говорил он это не первый раз. Говорил он то же самое по поводу акции "ОРТ", потом ничего не сделал. С другой стороны, он начал говорить об этом, когда начался сам процесс и его нельзя было остановить. Дальше он перестал об этом говорить, сразу после решения от 29-го декабря, таким образом, он, конечно, расставаться с каналом не хотел, поскольку он - политик и считает канал довольно мощным политическим инструментом в своих руках. Если бы он раньше это сделал, может быть, месяца два-три назад, то, я думаю, что "ТВ-6" сейчас работал бы как независимая компания. Но, поскольку он этого не сделал, то очевидно, что сейчас это уже разговор "в пользу бедных".

Михаил Соколов:

А для себя, как лидер СПС, вы какой вывод сделали? Ваша партия по-прежнему будет поддерживать курс Владимира Владимировича Путина.

Борис Немцов:

Послушайте, по-моему, весь наш диалог говорит об обратном. Я не знаю, почему вы такой вывод сделали.

Михаил Соколов:

А у меня такое ощущение, что вы говорите одно, а партия ваша делает совсем другое.

Борис Немцов:

У вас неправильное ощущение, Михаил. Оно ошибочно. Даже если вы посмотрите на оценку ситуации, которая была дана на декабрьском съезде Союза правых сил, то вы обратите внимание, что Союз правых сил находится в оппозиции к президенту, практически по всем вопросам, касающимся гражданских прав и свобод, а свобода слова, как раз к этим вопросам имеет прямое отношение. Я думаю, что по возвращении с Рождественских каникул мы соберем политсовет, я надеюсь, он состоится до конца января, и определим свое отношение. Кроме того, особенно актуальной становится та конференция, на которую мы вас, кстати говоря, приглашали, и вы, вроде, согласились принять в ней участие. Конференция "Власть прессы или пресс власти", которую мы проводим - я имею в виду Союз правых сил, Нижегородский университет, факультет журналистики - это будет международная конференция, она будет проходить в Москве 8-9 февраля. Я думаю, что на этой конференции будут даны вполне ясные и четкие оценки, и еще раз продемонстрирована позиция правых сил по поводу того, что происходит в России. Дело ведь вот в чем. Для Путина то, что он сейчас делает - это сведение личных счетов, это возможность влиять на общественное мнение, это гарантия победы на следующих выборах, и так далее. Но это - мелкотравчатая позиция. Ее мелкотравчатость состоит в том, что страна движется в другом направлении, она движется в сторону авторитарного, унитарного, униженного и бедного государства. Последнее - бедное - самое, пожалуй, неприятное. И людей постоянно держать в стойле, объяснять им, что они счастливые и богатые, если они все равно нищие, долго не удастся. Это стратегическая, базовая, крупномасштабная ошибка. Вот в чем дело. И, конечно, Союз правых сил молчать не будет. Уж по этой позиции мы точно будем в оппозиции, можете дальше не сомневаться.

Михаил Соколов:

Надеюсь, что у вас будет возможность высказаться по тому же каналу "ТВ-6", потому что его закрывают, все-таки не завтра.

Борис Немцов:

Не знаю. Если Борис Абрамович пригласит, после сегодняшнего диалога на Радио Свобода, то, может быть, так оно и случиться.

Андрей Шарый:

Это была беседа Михаила Соколова с лидером Союза правых сил Борисом Немцовым, а теперь послушаем, что думает по поводу происходящего Борис Березовский. Он находится, как известно, за пределами России, в Лондоне, и Михаил Соколов беседовал с ним по телефону.

Михаил Соколов:

Решение суда есть, оно вступает в силу, что вы делаете?

Борис Березовский:

Мы продолжаем делать то, что мы делали, прежде всего - работать. Конечно, это решение сильно усложняет работу и в экономическом плане, поскольку рекламодатели не верят в будущее канала. Поэтому объем рекламы действительно упадет, зрители и многие порадуются - будет меньше рекламы, многие не любят рекламу. С другой стороны, и те люди, которые работают с "ТВ-6", ведь "ТВ-6" - сеть огромная, сеть 150 телекомпаний, огромное количество людей, семьи которых живут за счет работы в телекомпании. Это огромные проблемы для них, и конечно, огромные проблемы для зрителей, которые смотрят канал. Канал стал каналом национального масштаба за короткое время. Второе - правовые действия в рамках правового поля - мы будем обращаться в Конституционный суд. Наверное, вы в курсе, что не так давно Конституционный суд принял к рассмотрению жалобу "Медиа-Моста" на противоправные действия судебных инстанций. Вы знаете, что всего лишь два раза та норма, которая сегодня применялась, чтобы закрыть "ТВ-6", использовалась вообще в истории России - против "НТВ" и против "ТВ-6". В никаких других случаях вот эта норма о том, что если два года отрицательный баланс предприятия закрывается - понятно что можно закрыть всех почти без исключения, особенно тех, кто работает в средствах массовой информации, и "ОРТ", и "РТР", безусловно, ну, "РТР" - государственная дотируемая организация, и всех остальных. Это ни для кого не секрет, поэтому все разговоры о споре хозяйственном каком-то - они закончены. Чистая политика, в чистом виде. Что я, правда, говорил с самого начала. Но большинство наших граждан видимо значительно более оптимисты, чем я. Они верят в нашего доброго царя, в хорошую власть, которая о них заботится. Она сегодня наглядно продемонстрировала, что ей наплевать на миллионы тех, кто полюбил "ТВ-6", кто смотрит этот канал, просто наплевать абсолютно. Тем не менее, мы будем действовать в рамках закона - Конституционный суд, дальше Европейский суд, и так далее. Конечно, все это будет отрицательно сказываться на работе самой компании в течение всего этого периода. Это то чего власти добиваются.

Михаил Соколов:

Борис Абрамович, вы будете бороться кроме юридических - средствами политической борьбы? Вы ведь политик, член политсовета движения "Либеральная Россия" - какие здесь могут быть шаги?

Борис Березовский:

Первое и самое главное - открытая позиция по этому вопросу. Открытая позиция состоит в том, что нужно дать правильную оценку. Это чистая политика попытка ликвидировать "ТВ-6", попытка ликвидировать последний в России независимый телеканал национального масштаба. Я в этом смысле абсолютно понимаю власть. Она действует жестко, в рамках именно жесткой политической борьбы. Другое дело, что власть действует незаконно. Вот это уже другой вопрос. Вы знаете, ведь вообще, на самом деле, незаконные действия власти - они давно проявились. Вы помните, наверное, практически с первого дня, как Путин стал президентом, я уж не говорю о войне в Чечне, впоследствии перешедшей просто в геноцид против народа. А вот его действия, связанные с разрушением Совета Федерации, по существу с разрушением парламента - это антиконституционные действия. Путин, как бы выставляя себя как бойца против международного терроризма, сам по существу стал "террористом № 1 России". Он реально "террорист № 1 России", постольку, поскольку он подрывает основы конституционного строя России. Он издал антиконституционный указ о создании семи федеральных округов. Он провел антиконституционные законы через Думу, которые разрушили Совет Федерации по существу и разрушили прежнюю систему власти в стране, заменив ее так называемой вертикалью власти. То есть, это чисто антиконституционные действия. Путину, безусловно, придется рано или поздно за это отвечать. Конечно, то, что под его непосредственным руководством разрушаются независимые от государства средства массовой информации - это его открытая позиция. Ну и, конечно, абсолютно необходимым в цепи вот этих антиконституционных действий является разрушение независимых от государства средств массовой информации и монополия государства на интерпретацию тех или иных событий, собственно и на события сами. Власть, конечно же, совершенно сознательно развернула вот эту антиконституционную деятельность постольку, поскольку пытается этой своей работой скрыть самые главные преступления, которые совершались властью.

Михаил Соколов:

Вы имеете в виду вот эту активность Генеральной прокуратуры, дело "Сибура" и так далее?

Борис Березовский:

И дело "Сибура", и дело Аксененко, и еще многие так называемые, и дело "Аэрофлота" - начало этих дел - все это, безусловно, попытка власти отвлечь внимание от основных преступлений спецслужб, которые никогда не прекращали своей подрывной по существу деятельности, которые ответственны за убийство Листьева, ответственны за убийство Холодова, ответственны за убийство Старовойтовой, ответственны за взрывы домов в Москве в Волгодонске, ответственны за подготовку взрывов домов в Рязани. Это все преступления власти. Преступления спецслужб, прежде всего, которые являются важнейшим сектором власти, которые пытаются скрыть власть. И понятно, что на потребу народу выставляются, в общем, на самом деле, конечно же, совершенно незначительные по сравнению вот с этими ужасающие преступлениями - так называемые коррупционеры. В 10 последних лет только тот, кто не спал на печке, вольно или невольно нарушали законы, потому что слово "закон" было размыто. Старых законов еще не было, а новые уже не размыто. Поэтому абсолютно любого человека можно сегодня привлечь к уголовной ответственности - кто не отсиживался в медвежьем углу. И Владимир Владимирович Путин в этом смысле, если бы пришел другой человек к власти, который хотел бы расправиться с Путиным его же собственными методами, без всяких сомнений посадил бы Путина, и очень надолго, в тюрьму. Постольку, поскольку Путин, как известно, был заместителем мэра Санкт-Петербурга ответственным за внешнеэкономические связи. Я уж не говорю о вообще криминализации Санкт-Петербурга, выделяющейся среди остальных регионов России, но понятно - внешнеэкономическая деятельность в Питере в это лихое десятилетие была связана с многочисленными реальными и нереальными преступлениями. Нереальными в том смысле, что их трудно квалифицировать как преступление, а на самом деле при желании можно квалифицировать как преступление. И Владимир Владимирович это хорошо знает, поэтому он пытается отвлечь внимание. Пытается он, я сознательно говорю, он, поскольку, безусловно, решение сегодняшнее - это решение прежде всего президента. Он пытается отвлечь внимание от основных преступлений, участником, я не знаю, или соучастником, или свидетелем которых он являлся.

Михаил Соколов:

Естественно, любой вас спросит: а где собственно доказательства, поскольку вы обвиняете власть действительно в чудовищных преступлениях, например, во взрывах домов в Москве перед началом второй чеченской войны?

Борис Березовский:

Вы знаете, именно пакет документов, связанных с этими преступлениями, я сейчас и готовлю. И многочисленные свидетельства, фактические свидетельства того, что эти преступления были совершены спецслужбами России. Раньше я делал очень осторожные заявления. Я говорил, что российская власть не имеет права утверждать, что это дело рук чеченцев. А вот сегодня я делаю более серьезное заявление. Сегодня я говорю: я могу утверждать, что это дело спецслужб. Естественно, соответствующие документы я готовлю и представлю эти документы. Это произойдет не позднее конца февраля, более того, уже в феврале месяце будет публичная демонстрация некоторых материалов, которые заставят общественность совершенно по-другому взглянуть на эти события.

Михаил Соколов:

Запад сегодня достаточно резко высказался, Госдепартамент по крайней мере, по тому, что происходит в Чеченской Республике, по нарушениям прав человека. Значит ли это для вас, что совместное участие России и США в антитеррористической деятельности все-таки не стало для Запада заслонять то, что нарушения прав человека в России продолжаются, и это дает надежду, что и на закрытие "ТВ-6" Запад обратит внимание?

Борис Березовский:

Я вообще вот по поводу Запада был бы осторожней. Ни один политик российский, который опирается на Запад, никогда не добивался успехов. И, кстати, огромная часть вины в таком развитии событий и самого Запада. Запад всегда подчеркивал, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Я бы поэтому не уповал на Запад. Я хотел бы процитировать Черчилля, который сказал что демократия отвратительна, но ничего лучшего, чем эта система власти, человечество не придумало. Я раньше относился к этому как к изящной мысли. А сегодня я это понимаю, как мне кажется, по существу. Демократия сугубо рациональна. Это очень рациональное поведение с определенными границами. И союз с Россией, которая поддержала Америку и энтузиазм, с которым Америка это восприняла, это очень было естественно. Действительно Запад остро нуждался в плацдармах для разрушения террористических баз, и Россия в этом действительно оказалось состоятельной. Я уверен, что Росси оказала очень важную помощь Западу. Но я подчеркиваю еще раз: Запад абсолютно рационален, и Америка в том числе.

Одновременно с антитеррористической операцией, безусловно, Запад, Америка получила мощнейшие плацдармы для влияния на транспортные энергетические потоки, для влияния на рынки энергоресурсов. Это являлось частью того плана, который Запад реализовывал в процессе этой антитеррористической операции. Поэтому, с моей точки зрения, Россия вела себя достаточно последовательно в этой ситуации. Недостаточно разумно, не извлекла всех плюсов, которые можно было извлечь из этой ситуации. И, конечно, можно сколько угодно это использовать, говорить о необходимости присоединении России к НАТО, о членстве России в ЕС - это сложные вопросы. Долгие вопросы. А есть те, которые, с моей точки зрения, можно решить сегодня, и очень важно решить сегодня. И которые по значимости нисколько не меньше, чем вот эти серьезные слова - "НАТО", "ЕС". Нужно сделать одну простую вещь: использовать эту ситуацию, использовать то, что Россия реально помогает Западу сегодня для одной простой вещи: сделать граждан России равноправными с гражданами Латинской Америки, с гражданами азиатских стран, Польши, Прибалтики, равноправными в Европе, в доме, в котором Россия живет. Отменить визовой режим для российских граждан во всех странах Шенгенского договора. Эффект, который превзойдет значительно эффект от вступления России в НАТО, в ЕС - вот реальный эффект. Граждане России пользуются такими же правами, как граждане Бразилии, как граждане Литвы, как граждане Польши - вот реальные шаги Запада навстречу России.

Михаил Соколов:

Борис Абрамович, я хочу вернуть вас на поле телевидения. Другой мой сегодняшний собеседник - Борис Немцов - сказал, что Борис Березовский мог бы выйти из игры и независимая телекомпания осталась бы на какое-то время, тем не менее, власти не стали бы так быстро действовать, поскольку здесь есть мотив личной мести Владимира Путина вам. Вы так не считаете?

Борис Березовский:

Я считаю, что, это, во-первых рассуждения в стиле Бориса Немцова, который всегда демонстрировал свою слабость. Я могу предположить, что Владимир Владимирович ослеплен желанием мне мстить. Да действительно мне кажется, что он человек не сильный, человек мелкий, мелочный даже, как оказалось. Но, оказывается, по Немцову, что виноват Березовский, что закрывают его собственную компанию. Мне кажется, это логика абсолютно извращенная и, более того, развратная, она развращает и власть, если она имеет право мыслить в таких терминах, и тех, кто прощает власти такую логику.

Михаил Соколов:

Но на компромисс вы могли пойти?

Борис Березовский:

Я искал компромисса, в самых разных направлениях, целью этих компромиссов было главное - сохранение независимого телеканала. Я даже рассматривал вариант дарения своих акций коллективу телекомпании, как отчаянный, безусловно, шаг. Но опять это не шаг альтруиста - "я хочу подарить коллективу". Нет, совершенно не так. Я хочу сохранить независимую телекомпанию. Но я убедился, что независимость власть гарантировать не может. Власть, наоборот, пытается разрушать эту независимость и, как это ни высокопарно звучит, гарантом независимости телевизионной компании "ТВ-6" являлись ее акционеры, в том числе я и никто другой. И как раз борьба против акционеров, по существу, означает борьбу против независимости, от государства, подчеркиваю, "ТВ-6". И никак иначе.

Михаил Соколов:

"ТВ-6" ведь не было собственно оппозиционным каналом. Еще какое-то время этот канал будет в эфире. Как вы считаете, он должен продолжать прежнюю линию, достаточно мягкую, компромиссную, например, если сравнивать со старым НТВ, или должен все-таки попытаться быть полностью открытым и уйти от компромиссов в информационной сфере?

Борис Березовский:

Я согласен с вашей оценкой. Я согласен, что "ТВ-6" проявляло излишнюю, с моей точки зрения, осторожность в освещении политических событий. Я считаю, что, безусловно, это был ожог. который получили журналисты, перешедшие на работу в "ТВ-6" из "НТВ". Испуг даже. Хотя это люди крепкие, безусловно, но это подсознание. Ровно так же, как на больную руку инстинктивно не опираются. Здесь срабатывала некоторая, вот это, что сегодня любят называть внутренняя самоцензура, которую власть внедрила в сознание сотен журналистов сегодня уже. Это такая инъекция была сделана, как делают подопытным. К сожалению, это так. С другой стороны, я никогда не вмешивался в работу журналистов "ТВ-6" , никогда. Никогда не беседовал, например, с генеральным директором Киселевым о том, что с моей точки зрения следовало показать и как освещать. Я считаю что команда, которая пришла на "ТВ-6" высокопрофессиональна, доказала, что она высокопрофессиональна и максимум того, что она может делать, она делает. Значит, есть барьер, который она не хочет переходить. Никогда не буду настаивать, чтобы этот барьер эти люди переходили под давлением.

Михаил Соколов:

Даже в такой ситуации?

Борис Березовский:

Именно в такой ситуации, прежде всего в такой ситуации.

Андрей Шарый:

В беседе с Михаилом Соколовым изложил свою точку зрения на конфликт вокруг телекомпании "ТВ-6" и на некоторые другие политические вопросы российские предприниматель Борис Березовский. Даже по терминологии, которую используют политики, выступающие сегодня в эфире Радио Свобода, можно судить о политической остроте проблемы, в которую перерастает или может перерасти ликвидация "ТВ-6". В этой связи я хотел бы сделать два замечания, которые мне представляются очень важными. Первое - это то, что Радио Свобода представляет собой трибуну мнений, мы в любом конфликте стремимся предоставить слово всем его участникам. Что не означает, что Радио Свобода разделяет их точку зрения. Второе - это то, что и Владимир Владимирович Путин, и министр печати России Михаил Лесин неоднократно получали приглашения принять участие в программах Радио Свобода, у нас есть некий контакт с российскими властями. Мы надеемся, что в результате эти переговоры будут положительными. Однако, пока такого положительного ответа мы не получали. Теперь о мнениях коллег - работников телекомпании "ТВ-6". Первым в эфире прозвучит мнение руководителя канала "РЕН-ТВ" Ирэны Лесневской. С ней беседовала обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева.

Ирэна Лесневская:

У меня осталась надежда, что все-таки суд признает все, что происходит, маразмом. Но так не случилось. Видимо, ненависть к Березовскому такова, что она охватила не только "Лукойл" и подавляющее большинство населения страны, но и арбитражный суд. Там тоже работают люди... Можно как угодно относиться к Березовскому. Конечно, его вопли по поводу того, что это голая политика, война, террор, я совершенно не разделяю всего этого - мы работали, работаем и, надеюсь, будем работать. Но очень неуютно осознавать себя, когда рядом работает суд, признавая недействительной огромную работу твоих коллег, считая ее несостоятельной. Тем более, что, на самом деле, как бы решение суда относится к тому "ТВ-6", которое работало тогда. Они как бы отдуваются сегодня за то, что им досталось в наследство. Грустно. Я думаю, что кому бы вы ни позвонили из телевизионщиков - все скажут, что явление грустное, тяжело все это наблюдать. Больно вообще за все телевизионное сообщество. Все что происходило и происходит - это не норма.

Анна Качкаева:

Ирэна, а скажите пожалуйста, ведь может оказаться, что многие из людей, которые работали, я еще предполагаю, будут работать на "ТВ-6" - окажутся в состоянии, когда им надо будет куда-то бросаться и искать эту работу, как вы теперь отнесетесь?..

Ирэна Лесневская:

Я бы им не посоветовала откликаться все-таки и идти снова под крыло Березовского, не должны они этого делать.

Анна Качкаева:

То есть, вы полагаете, что Березовский -самая главная проблема?

Ирэна Лесневская:

Я не думаю, что кто-то из журналистов вызывает такое отторжение, тем более, что канал набирает. Там разные программы, разные люди, разные точки зрения. Я не могу сказать, что он сегодня какой-то безумно оппозиционный и так далее. Потенциал, кстати, оппозиционный есть у всех, даже у "Дарьял-ТВ". Все зависит от того, что происходит в стране. Предпосылок сегодня нет никаких, чтобы вставать в позу и говорить: "Я главный оппозиционер в стране, только я знаю правду". Если посмотреть внимательно канал "Россия" - там тоже встречаются программы, где критикуются те или иные властные структуры.

Анна Качкаева:

Ирэна, вы сами себе противоречите. Вы говорите - ужасно, что чувство ненависти и мести накрыло всех - суд, страну, "Лукойл", а я думаю, и выше это чувство мести накрыло, так логика такая - просто на федеральном уровне просто не осталось общенациональных негосударственных каналов, я подчеркиваю негосударственных, а не оппозиционных.

Ирэна Лесневская:

Почему, есть НТВ. Я не знаю, что такое, когда говорят: "единственный национальный, или федеральный"... А мы какой канал?

Анна Качкаева:

Вы крупная сеть?

Ирэна Лесневская:

И они крупная сеть.

Анна Качкаева:

Где гарантия, что завтра не найдут возможность как с "Сибуром" разобраться с Чубайсом?

Ирэна Лесневская:

Я не знаю, с Чубайсом, или со мной. Судя по тому, что происходит, я не вижу предпосылок по отношению ни к кому другому, кроме господина Березовского и господина Гусинского, которые, создавая независимое телевидение, слишком много сделали, чтобы его разрушить. И Березовский, взяв "ТВ-6" в той ситуации, несомненно, предполагал, что так и будет. Я считаю его до сих пор умным человеком. Просто тогда это стоило копейки. Сегодня это стоило бы миллионы... Но не хочет власть с этим мириться - ужасно, я никого не оправдываю. Мне безумно жаль журналистов, которые пребывают в состоянии стресса уже несколько лет.

Андрей Шарый:

Тележурналист Ирэна Лесневская в беседе с Анной Качкаевой. Декан факультета журналистики Московского государственного университета - профессор Ясен Засурский считает, что решение суда по делу "ТВ-6" является признаком крушения российской судебной системы, ударом по свободе прессы. Вот что он заявил в интервью Радио Свобода.

Ясен Засурский:

Мне кажется, что решение о закрытии "ТВ-6" - печальное для нас событие. Наша судебная система превращается в пародию на судебную систему, так как, все решения суда можно предсказать, зная, как к этим решениям относится власть. Я не знаю, как решения принимают судьи, я не был в суде в комнате для совещаний, но ясно было, в чем было пожелание властей, тех, кто подал этот иск. И суды и в других случаях выполняют эти указания. В то же время, когда пресса ставит острые проблемы, связанные с коррупцией, с мафиозными действиями, судебная власть помалкивает и ждет, опять же, когда власть что-то скажет. И в этом смысле разделения властей судебной и административной нет, и мы вновь идем к тому, что называется не вертикалью, а единоначалием, что, мне кажется, в демократическом государстве было бы нехорошо. Ну, и конечно, свободе печати наносится удар, какая же свобода печати - сокращается число каналов и источников информации. Конечно, это свободе печати не помогает. И это наносит еще один ущерб нашим интересам, интересам, которые отстаивает наш президент. Мы хотим, чтобы нас признали страной с рыночной экономикой, а это решение откровенно доказывает, что рынок для нас - не главное. А главное - послушание и хорошее поведение.

Андрей Шарый:

Это было мнение декана факультета журналистики МГУ, профессора Ясена Засурского. Сейчас попытаемся подвести некоторые, пока предварительные, итоги. У микрофона в Москве Анна Качкаева.

Анна Качкаева:

Окончательное решение Высшего арбитражного суда окончательно рассеивает последние иллюзии по поводу намерения государства контролировать федеральные телеканалы. Вопрос даже не в том, что есть "НТВ", которое не перестало быть юридически частным каналом, а сеть "РЕН-ТВ" или "СТС" - компании не государственные. Дело, к сожалению, в тенденции. За объявлением ликвидации "ТВ-6" может последовать остановка или аннулирование лицензии, для чего тоже найдут вполне законные основания. И произойти это может гораздо раньше, чем запись о ликвидации компании появится в государственном реестре. Вдруг Министерство печати захочет не отставать от органов правосудия в соревновании по "наведению порядка". После новогодних праздников завидное рвение проявили не только арбитражный суд, ликвидировавший "ТВ-6", но и прокуратура, открывшая дело против компании "Сибур" и вспомнившая про дела Волошина, Гусинского и Березовского. К тому же приближается 15-е января, когда, по заявлениям руководителя "Газпром-Медиа" Генерального директора НТВ Бориса Иордана, должно быть объявлено о продаже акций "НТВ". Информированные источники уверены, что сообщать пока не о чем - не определены ни схема продажи, ни иностранные партнеры.

11 февраля вступает в силу новая редакция "Закона о лицензировании отдельных видов деятельности", в котором вообще никак не упоминается телевидение и радиовещание, а это означает, что уже с февраля можно законно начать вещание без Лицензионной комиссии и без Министерства печати. Достаточно заключить договор с предприятием связи, то есть, с теми самыми радиопередающими центрами, которые в августе, по указу президента Путина, были переданы в новое государственное предприятие "Российская телевизионная и радиопередающая сеть". Глава этого ведомства, Геннадий Скляр, по сути, и будет тем человеком, который может предоставлять частоты на основании ведомственных представлений "РТРС". Поэтому сегодня уже нет никаких гарантий, что новый конкурс на частоту шестого канала будет объявлен, при нынешнем Министерстве, при прежней Лицензионной комиссии, если вообще будет объявлен.

XS
SM
MD
LG