Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Нет никакой, ни малейшей солидарности..."


Ведущий итогового информационного часа Андрей Шарый беседует с президентом Академии российского телевидения Владимиром Познером.

Андрей Шарый:

О ситуации, сложившейся вокруг НТВ, я беседовал с Владимиром Познером - авторитетным российским тележурналистом с канала ОРТ, президентом Академии российского телевидения. Беседа проходила еще до завершения беседы Владимира Путина с журналистами НТВ.

Владимир Владимирович, журналисты независимой частной телекомпании на приеме у президента страны - вас не удивляет такая ситуация и такой способ общения власти со средствами массовой информации?

Владимир Познер:

Наверное, слово "удивляет" не совсем подходит. В нашей стране и в нынешней ситуации это меня не удивляет, но вызывает, конечно, чувство протеста. Потому что, на самом деле, власть не должна никоим образом касаться СМИ. И единственным поводом для встречи может быть либо интервью, либо пресс-конференция. Когда власть в лице президента решает какие-либо вопросы применительно к СМИ, то это, на мой взгляд, очень плохой признак.

Андрей Шарый:

В воскресенье в своей программе "Времена" вы ясно обозначили свою личную позицию в связи с происходящим с НТВ, если я верно цитирую, то, говоря о действиях прокуратуры вы сказали, что они "дурно пахнут". История с НТВ расколола журналистский мир в Москве, и немногие ваши коллеги из ОРТ или РТР выступили в поддержку НТВ. На ваш взгляд, почему так происходит?

Владимир Познер:

Вы меня ставите в трудное положение, потому что я всегда пытался не комментировать ни поступков, ни высказываний моих коллег по профессии, и я предпочитаю этого не делать. Но, очевидно, бывают такие моменты, когда приходится нарушать некоторые свои принципы. Я думаю, что они не делают этого по совокупности разных причин. Одна из них - трусость, желание заслужить благосклонность властей. Другая - алчность, желание, возможно, оторвать кусок этого очень сладкого пирога, еще одна причина - зависть, потому что НТВ как было самым профессиональным каналом России, так им и остается, и у многих это вызывает злобу. Так что здесь множество факторов, но я бы сказал, что, конечно, главный, для меня - это глупость. Потому что люди не понимают, наблюдая - молча или потирая руки, как расправляются с их коллегами, они не понимают, что это образец того, что будет с ними, неминуемо, именно, потому что они молчат

Андрей Шарый:

Ситуация во многом или кое в чем - поправьте меня если вы не согласны, напоминает ту, которая складывалась год назад в деле Андрея Бабицкого: "Добрый президент имеет возможность поправлять злых прокуроров и следователей, неправильно действующих олигархов". Как вы считаете, какие-то уроки может российская журналистика извлечь из всей этой истории, которая повторяется с завидной регулярностью вот уже второй год?

Владимир Познер:

Я пока воздержусь от сравнения, хотя в ваших словах, несомненно, есть доля истины, но подождем результата этой встречи. Но могу вам сказать совершенно определенно: журналисты - это все-таки профессия. А пока конкретные журналисты не очень обучаются, не видно, чтобы они делали соответствующие выводы. Я говорю о профессии. А главное: нет никакой, ни малейшей солидарности. Я волей-неволей вспоминаю то, что совсем недавно происходило в Праге, когда власть пыталась навязать своего руководителя информационных программ и своего руководителя телевизионного канала - как на это отреагировали журналисты, во-первых, и народ - во-вторых. Расстояние между тем, что было там и тем, что здесь - огромно. Я не знаю, сколько лет и сколько поколений должны пройти, чтобы этот разрыв сократить. То, что мы стоим очень далеко и не хотим понимать, что от нас зависит состояние нашей страны - это факт.

XS
SM
MD
LG