Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент увидел 11 человек, которые его не боятся


Ведущий итогового информационного часа Андрей Шарый беседует с президентом Фонда Защиты Гласности Алексеем Симоновым.

Смотри также материал: "Нет никакой, ни малейшей солидарности..."

Андрей Шарый:

Алексей Кириллович, Владимир Познер, например, довольно горько оценивает состояние журналистики в России. Ваша точка зрения?

Алексей Симонов:

Да. Я думаю, что если даже такого сугубо сдержанного и, как правило, воздерживающегося от какой-либо оценки действий коллег человека, как Познер вынудили, в общем, говорить о том, что наша коллегиальность, мягко говоря, не отвечает задачам момента и очень печально, что люди сегодня не понимают, в какое положение они сами себя загоняют этим - в этом смысле я полностью должен согласиться. Тем более, что у меня есть некоторые основания - если вы помните, то в четверг во второй половине дня на прошлой неделе мы обратились с призывом и к журналистам, и к зрителям НТВ - попытаться общими усилиями, шапкой по кругу помочь НТВ выйти из того финансового тупика, в который его загнали. (Обращение Союза журналистов России и Фонда защиты гласности) Так вот, до сих пор пока ни одно печатное издание этого призыва не напечатало. Вот это наглядный пример к тому, что говорит Владимир Владимирович Познер - ни одно пока не напечатало. Правда, я еще не видел "Новую Газету" за понедельник, вроде во вторник где-то собираются напечатать... В "Комсомолке" в пересказе это появилось, но в виде пересказа и без опубликования номеров счетов, что делает эту публикацию не только бессмысленной, но даже и издевательской.

Андрей Шарый:

Алексей Кириллович, по вашему мнению, насколько внушаемы российские власть и президент, и - какое у вас впечатление, есть ли прок от встречи журналистов НТВ с президентом?

Алексей Симонов:

Я убежден в том, что прок все равно есть. Самый большой прок из всего - одно ощущение при всем крайне неприятном впечатлении от происходящего есть очень радостное: я увидел, что все-таки изменилось в чем-то поколение. Президент увидел 11 человек, которые его не боятся, 11 человек, которые сумели в этом разговоре и в рассказе об этом разговоре сохранить чувство собственного достоинства. В нашем рабском обществе, имеющем рабские традиции, это огромное достижение. Пускай другие ставят это слово в кавычки, но все-таки это - результат того, что мы немножко пожили в условиях демократии.

Андрей Шарый:

Вам не кажется, что ход президента и его согласие на встречу с журналистами НТВ, и его несколько театральный звонок Светлане Сорокиной - это своего рода разработанная рекламная акция, или вы думаете, он искренен?

Алексей Симонов:

Это меня в данном случае совершенно как бы не тревожит. Я глубоко убежден в том, что как бы то ни было, если президент пошел на эту встречу, то она ему нужна, для имиджа или для чего-то другого - это меня совершенно не беспокоит. Я счастлив, что он на это пошел, и это свидетельствует о том, что, во всяком случае, для чего-то он признает заведомо, что ситуация с НТВ весьма значимая, это значит, что он признает, что от судьбы этого канала зависит что-то, иначе он не пошел бы на эту встречу, так что он как бы официально признал значение канала НТВ в жизни этого общества и в жизни государства, которое он возглавляет.

Андрей Шарый:

Алексей Кириллович, сейчас довольно много говорят о том, что от исхода схватки между "Газпром-Медиа" и "Медиа Мостом", а вернее - от исхода схватки за свободу слова зависит во многом или кое в чем дальнейший путь развития страны?

Алексей Симонов:

Безусловно, зависит, потому что на самом деле развивать даже "управляемую" демократию без обратной связи - она автоматически вырождается, по меньшей мере, в авторитаризм. Невозможно развивать ее без обратной связи. А кровеносные сосуды такой обратной связи - свободные, или хотя бы частично свободные средства массовой информации. Перекрытие этих кровеносных сосудов демократии - это, соответственно, гангрена. Здесь все просто и никуда не денешься. Это все равно, как всемирный закон тяготения - он действует независимо от желаний отдельно взятых президентов

Андрей Шарый:

Как вам кажется, насколько сильны эти молодые демократические традиции в российском обществе вообще и российской журналистике в частности? Чем окончится вся эта история?

Алексей Симонов:

Вопроса на самом деле два. Традиции очень слабы, к сожалению, и отсутствие корпоративной солидарности - свидетельство их слабости. Мало того, мне думается, что на самом деле часть электронных и печатных средств массовой информации потеряла, начиная с 1996-го году свою репутацию, дала себя вовлечь и в политические, и в экономические и в криминальные, и в какие угодно игры, продемонстрировала, что может быть и управляема и попираема, и понукаема, и всяческие свои недостатки сделала открытыми. Этим и воспользовались разные структуры, начиная от криминала и кончая властью. Но дело не только в этом. Дело в том, что поддавшись на это она начала терять уважение читателя, слушателя и зрителя. Сегодня рейтинг средств массовой информации с точки зрения доверия к ним публики низок, как никогда, и это - особая, очень большая и важная наша беда, которую преодолевать можно только путем самоочищения. А мы к этому не привыкли. Пресса, ухватившись за звание "четвертой власти", не прошла через, если хотите, исповедь, через признание собственных грехов в советский период. На сегодня есть огромное количество людей, которые считают, что советская журналистика представляла собой достаточно здоровый организм, внутри которого, так сказать, конечно, существовала и пропаганда, но в принципе это был здоровый организм. Но если это был здоровый организм - почему же там была эта жуткая советская власть?! Так что на самом деле, тут много грехов, за нами много грехов, и они не только наши, но и предыдущего поколения, и, к сожалению, уже начали накапливаться и грехи нового поколения.

XS
SM
MD
LG