Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Большинство считает, что может делать с меньшинством все, что пожелает, но это - не демократия


Михаил Соколов, Москва:

Заместитель председателя думской фракции СПС Виктор Похмелкин ситуацию вокруг дела Андрея Бабицкого считает очень тревожной.

Виктор Похмелкин:

Эта ситуация, ну, мягко говоря, очень непонятная, она ставит под некоторое сомнение заявления и.о. президента о том, что свобода слова является для него незыблемой ценностью. Мне бы очень хотелось, чтобы это заявление все-таки подкреплялось реальными политическим действиями, и все, что зависит от нашей фракции в этой части, в плане влияния на исполнительную власть, я думаю, что мы будем осуществлять. Для нас свобода слова и права журналиста - те ценности, которые не могут быть поставлены под сомнение, отменены или ограничены произвольными стремлениями кого бы то ни было.

Михаил Соколов:

Правда, лидер СПС Сергей Кириенко был весьма осторожен в выводах.

Сергей Кириенко:

О плохих вариантах говорить вообще не хочу. Но даже если говорить о самом хорошем: предположим все так - это действительно обмен, все живы и здоровы - все равно происходит акт приравнивания по сути журналиста к военнопленным. Страшный прецедент.

Михаил Соколов:

В отличие от СПС и ОВР "Яблоко" уже открыто выступило в защиту нашего коллеги. Один из лидеров партии "Яблоко" Сергей Иваненко заявил, что действия властей в деле Андрея Бабицкого выходят за всякие рамки цивилизованных отношений. Владимир Лукин шокирован происходящим.

Владимир Лукин:

Наш министр госбезопасности господин Патрушев сказал, что он знает, что господин Бабицкий жив, но не знает, где он находится. Мне совершенно непонятно, как сочетать вместе эти два тезиса. Если я не знаю, где находится человек, то я тем самым не могу утверждать, что он жив. Как его можно одной рукой менять, а дальше другой рукой проводить дело по дополнительному выяснению обстоятельств - мне совершенно непонятно, и это все порождает очень большие опасения относительно его физической безопасности.

Михаил Соколов:

Действия прокуратуры, сначала санкционировавшей выдачу Бабицкого тем, кого власть считает бандитами, а затем приглашающей его на допрос, я попросил прокомментировать представителя фракции ОВР Валерия Гребенникова, бывшего, кстати, главного государственного арбитра и известного юриста.

Валерий Гребенников:

С юридической точки зрения это выглядит нонсенсом.

Михаил Соколов:

Но ведь все-таки прокуратура принимала такое решение, значит несет ответственность и.о. Генерального прокурора?

Валерий Гребенников:

Я не знаю, прокуратура ли принимала это решение. Мы пока осторожно относимся к этому инциденту, потому что не имеем полноты информации о том, кто создал вот эту абсолютно уродливую ситуацию, по отношению к кому мы должны высказать свое политическое недовольство, и от кого требовать принятия решений.

Михаил Соколов:

Представитель СПС Виктор Похмелкин так ответил на вопрос о том, кто собственно сейчас, после всего случившегося, будет отвечать за судьбу Андрея Бабицкого:

Виктор Похмелкин:

Отвечают те должностные лица, которые принимали соответствующие решения. В каждом конкретном случае есть люди, которые проводят это предварительное следствие по уголовному делу. Есть надзирающие прокуроры, есть политическое руководство, которое, может быть, дает определенные указания, и, кстати, указания, с юридической точки зрения, необязательные для прокурора и следователя. В этой ситуации, если, скажем, мы - общество, объективная процедура установят нарушения такого закона, то мы из фракции СПС, и наши коллеги, я думаю, тоже, будем безусловно требовать наказания всех виновных в этом должностных лиц.

Михаил Соколов:

Депутат Сергей Юшенков ответа на свой личный запрос о судьбе Андрея Бабицкого от Генеральной Прокуратуры России не получил. Теперь возможен и коллективный запрос одной или нескольких фракций. А пока более откровенный, чем Сергей Кириенко Борис Немцов сделал жесткое заявление.

Борис Немцов:

Власти явно вляпались в гнусную историю. Какая у них цель была - можно только догадываться. Одна из идей состоит в том, чтобы запугать журналистов, чтобы они вообще вели себя смирно и понимали, что если они малейшим образом критикуют власть или идут против ее решений, то они могут оказаться в ситуации Андрея. Самая главная проблема - это, действительно, проблема того, где собственно Андрей, и жив ли он. Я считаю, что и на уровне журналистов, и на уровне депутатов и просто людей, которым небезразлична судьба человека, нужно устраивать гражданские акции по его поиску. Дело в том, что власть чувствует себя безнаказанной до тех пор, пока, по выражению и.о. президента, не "получит по морде". Вот, не хватает удара по морде. Я уверен, что если этот удар получится, то сразу же, отряхнувшись слегка, они будут более вменяемыми, чем они оказались сейчас. Вот, герои тоже нашлись, взяли ни в чем не повинного российского гражданина и неизвестно куда отправили! И вообще - на смерть его отправили, или все-таки дали возможность пожить - никто не знает. Так вот, удар по морде необходим. "Мочить в сортире" надо, согласен, теперь вопрос - кого.

Михаил Соколов:

Теперь кажется актуальным вывод Сергея Иваненко: "В деле Бабицкого просматривается общая для России тенденция - большинство считает, что может делать с меньшинством все, что пожелает, а это - не демократия".

XS
SM
MD
LG