Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Бабицкий - неприятный свидетель


В беседе участвуют Петр Вайль. Савик Шустер, Владимир Бабурин, который зачитывает стенограмму ответов Владимира Путина на вопросы об Андрее Бабицком, и корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Олег Кусов.

Петр Вайль:

Многие из нас уже слышали и видели записи голосов заложников. Андрей Бабицкий говорит именно, как заложник, стараясь хоть как-то успокоить своих близких и, в то же время, не называя ни причин задержания, ни возможных сроков своего освобождения, ни принадлежности тех людей, которые его содержат в заключении. Сегодня, отвечая на вопросы слушателей "Комсомольской Правды" по прямой линии по телефону выступал и.о. президента Российской Федерации Владимир Путин. В числе вопросов был и вопрос о судьбе Андрея Бабицкого. Рассказывает Владимир Бабурин.

Владимир Бабурин:

Мы не сумели дозвониться по прямой линии, но вопрос об Андрее Бабицком естественно был. Вопрос был такой: "Почему сейчас так много разговоров вокруг исчезнувшего Бабицкого и совсем их нет вокруг исчезнувшего год назад Шпигуна"?

Ответ Владимира Путина:

"Что касается исчезновения Бабицкого, то насколько мне известно, сегодня, как мне сказал только что один из помощников, якобы появилась видеокассета на одном из каналов телевидения, где Бабицкий говорит о том, что с ним все в порядке. В этом смысле нельзя считать его исчезнувшим. Сегодня в "Известиях" я даже прочитал, что по данным той же радиостанции "Свобода", где он работал, полевые командиры, у которых, в руках которых он находится, которые его взяли, отдали нам уже - за него, пятерых наших военнослужащих, кстати сказать. Как мне известно, как мне докладывают военные, первоначально не сообщалось ничего о его передвижении, поскольку группа, которая его обменяла, предложила его поменять. Поставили условие, что они отдадут нам еще двух офицеров после того, как он окажется у них в лагере в горах. Поэтому, я думаю, что с этим связано, что наши военные действовали так аккуратно".

Вопрос:

"То есть он как бы принес себя в жертву, а такой известный деятель как Шпигун, который занимается такой же крупной работой, но он известный политик, но о нем к нам вообще никакой информации не поступает"?

Ответ Владимира Путина:

"Согласен, но дело в том, что он не принес себя в жертву. Он добровольно принял такое решение, и он пошел не к тем людям, к которым испытывал враждебные чувства, а они испытывают такие чувства по отношению к нему. Он пошел к тем людям, интересы которых он практически защищал, и они его предложили поменять на солдат. Он сделал это добровольно. Повторяю, что здесь еще много неясного, нужно разбираться. Что касается Шпигуна, то здесь я с вами согласен. Дело не только в Шпигуне. Там вообще до сих пор находятся свыше 250 заложников - и наших граждан, и иностранных. Нет столько информации по этим известным людям, нежели как о достойном, но журналисте".

Владимир Бабурин:

Это была дословная стенограмма беседы.

Петр Вайль:

В прямом эфире корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Олег Кусов. Именно на него фактически ссылается Владимир Путин, когда говорит о статье в "Известиях". Вообще, поразительность этого дела в том, что с каждой новой информацией оно запутывается все больше и больше. Взять хотя бы слова Владимира Путина о том, что Андрей Бабицкий оказался в приятной ему среде. Путин фактически повторил слова генерала Валерия Манилова. В таком случае задается нормальный, естественный вопрос: если это так благоприятна для него эта среда, то почему же они не дали ему позвонить своей жене попросту по телефону, а не действуя таким диким заложническим образом? Но я возвращаюсь к упоминанию статьи в "Известиях". Там, якобы, содержится ссылка на то, что Олег Кусов сообщает, что Андрей Бабицкий действительно в руках чеченских командиров. Олег разъясните пожалуйста, что происходит?

Олег Кусов:

Я с удивлением сегодня прочитал свое интервью газете "Известия", поскольку я ни разу в жизни этой газете интервью не давал. Очевидно, журналист Евгений Крутиков, которого я знаю, как внештатного сотрудника представительства Северной Осетии в Москве, выдал за интервью двухминутную приватную беседу со мной в аэропорту Владикавказа. Один или два вопроса Крутиков мне действительно задал. Мне показалось что ему, как человеку, приближенному к власти, просто интересна судьба Андрея. Он долгое время работал в Северной Осетии. Но самое главное, что в мои уста Крутиков вложил все, что угодно, но не то, что я ему говорил. Я просто не имею права утверждать, что Андрей находится в руках полевого командира Асланбека Исмаилова, потому что я не могу быть в этом уверен. Я могу предполагать, что это так, тем более, что об этом мне как-то говорили чеченские беженцы. Но слух должен оставаться слухом, если его невозможно подтвердить. Согласитесь, что находясь во Владикавказе, а я сейчас нахожусь здесь, я не могу подтвердить этот слух. Далее Крутиков вкладывает в мои уста следующее: "За несколько дней до обмена Бабицкого на военнопленных Атгериев, а ранее утверждалось, что он выступил гарантом безопасности Бабицкого, был убит, и Асланбек Исмаилов фактически выступил его преемником, взяв на себя ответственность за жизнь Бабицкого", Но на самом деле насколько я знаю, все наоборот. Убит был не Атгериев, а именно Исмаилов. То, что написано в газете, я просто не мог сказать. Я прошу прощения за то, что Крутиков написал, что он, якобы, погиб, перед близкими и родственниками Атгериева. Словом, я узнал из своего же интервью этой газете много нового для себя. Но зная, что в данном случае журналист поступил очень неэтично, то есть он не проверял факты и слухи, которые он узнавал здесь на Северном Кавказе, а буквально вкладывал их в уста своих собеседников и озвучивал их таким образом, я не бы стал доверять такой информации и не советую другим коллегам доверять сведениям Евгения Крутикова.

Петр Вайль:

Я добавлю, что о гибели Асланбека Исмаилова заявили два таких разных источника, как Главнокомандующий российскими войсками на Северном Кавказе Виктор Казанцев и президент Чечни Аслан Масхадов. Таким образом, эти два перекрестных сведения можно считать вполне достоверными, тогда как Турпал-Али Атгериев вполне жив. Сейчас я обращаюсь к Савику Шустеру в московскую студию. В том, что сказал о судьбе Андрея Бабицкого Владимир Путин, самым поразительным мне кажется то, что он так легковерно полагается на сведения прессы. Олег Кусов сказал, что не советует своим коллегам доверять этой статье. В число этих коллег следует включить и и.о. президента России. В конце концов, он разведчик. У него масса других источников.

Савик Шустер:

Я вам отвечу, но сначала я хочу задать два бытовых вопроса Олегу Кусову: Олег, эта беседа с журналистами - насколько я понимаю, их было двое, она состоялась где и когда?

Олег Кусов:

Беседа состоялась вчера, примерно в 10 часов утра в аэропорту Владикавказа, когда я разговаривал с Крутиковым, к нам в конце разговора подошел один из иностранных журналистов, я не знаю его имени. В конце беседы он спросил меня: "Скажите, а это точно, что Бабицкий жив и находится у чеченцев". "Это только слухи и гарантировать это просто невозможно", - ответил я.

Савик Шустер:

Западные СМИ такой новости не опубликовали, так что я полагаю, что наш иностранный коллега не сделал этого. Второй вопрос: Олег, мы в октябре записывали программу "Лицом к лицу" с Русланом Аушевым, тогда мы приехали большой бригадой из Москвы. Одним из журналистов, если я не ошибаюсь, был Евгений Крутиков. Правильно?

Олег Кусов:

Совершенно верно.

Савик Шустер:

При таких поездках мы, естественно, оплачиваем всю поездку, считаем этого коллегу нашим другом и он принимал участие в программе с Русланом Аушевым - эта программа была записана через день после удара ракетами "Земля -Земля" по рынку Грозного. Я полагаю, что Олег, помня былые времена, отнесся к Крутикову с большим доверием. Я не осуждаю моего коллегу, поскольку между нами можно разговаривать о чем угодно, но есть еще один аспект в этой неприятной журналистской истории, а она важная, потому что ее цитирует Владимир Путин. Вчера вечером до выхода этой статьи раздался звонок в редакцию, это была газета "Известия". Мужской голос прочитал мне цитату из статьи о том, что Андрей Бабицкий находится у чеченских полевых командиров, и что это совершенно точно. Меня попросили отреагировать на это. Я спросил: извините, а откуда у вас такая информация. Они мне сказали: "Это наши эксклюзивные источники на Северном Кавказе. Вы же журналист и понимаете, что мы их не можем раскрывать". Я говорю: " Да, я понимаю, я верю, что у вас источники и что они вам это сказали", - и я дал свою реакцию, что я рад, что Андрей Бабицкий жив, и все - вся моя реакция. В итоге я открываю для себя, что этот "эксклюзивный источник" на Северном Кавказе - наш корреспондент Олег Кусов, о котором коллеги из "Известий" мне ни слова не сказали. Сегодня состоялся разговор моего коллеги Ильмара Муртазаева с главным редактором "Известий". Он сказал, что своим корреспондентом доверяет, и если нам что-то надо, мы можем подавать в суд. Господин главный редактор "Известий", мы не будем подавать в суд. Я думаю, что в эти трудные времена нам, журналистам, не надо разбираться между собой в суде. Это на вашей совести. Жизнь Андрея Бабицкого на совести Владимира Путина, руководителей силовых ведомств и так далее, но и на нашей тоже - он наш коллега. Его жизнь и в наших руках. Если вы так вот спекулируете на его жизни, то, в самом деле, причем тут суд. Я думаю, что он не при чем. Теперь я отвечу на вопрос Петра Вайля по поводу Владимира Путина. Вся история с источником информации "Известий" уже понятна, а вот и.о. президента говорит, что он узнал из "Известий", что Андрей Бабицкий жив и находится в руках у чеченских полевых командиров, где, ему, извините, я процитирую Манилова: "любо". Это сейчас популярное слово, на втором месте в рейтинге после "мочить". Я скажу такую вещь, что действительно президент такой страны: мощной, ядерной, большой, важной и известной, пользуется информацией из газет, а помощники даже не проверяют информацию, то комментировать это, мне кажется, практически невозможно.

Петр Вайль:

Да, все бы было куда ни шло, если бы прежде Владимир Путин не сказал, что дело Андрея Бабицкого находится под его личным контролем - хорош личный контроль, когда информация поступает из газет. Ничего не стало ли более подробно известно о том, как попала пленка, как она снималась - на нас обрушивается лавина звонков и писем, и все задают вопросы. Есть ли к вас какие-то подробности?

Савик Шустер:

Дай Бог, чтобы я в самом деле был осведомленным человеком и знал, что происходит с Андреем Бабицким но я, к сожалению, я не знаю. Но я вам скажу другое: вы понимаете, в последние часы появляется информация из разных источников, которая говорит о том, что Андрей жив. Первая информация - это как раз кассета, хотя мы не знаем, когда все это было записано, так как то, что Андрей говорит "6 февраля 2000-го года" ничего не утверждает. Потом, значит, вчера вечером в программе Евгения Киселева "Глас народа" Иван Голубев - замминистра внутренних дел, сказал, что Бабицкий жив и меняет место расположения. Как он это знает? Я предполагаю, что они следят за радиоперехватом или Андрей проглотил какое-то вещество, которое позволяет следить в радары, как и где он передвигается - в самом деле, я теряюсь в догадках, но Иван Голубев такое сказал. Сегодня Шарип Юсупов сказал, назвав себя представителем Аслана Масхадова, что он знает, что Андрей находится точно у полевых командиров, а звонков нет, так как они боятся звонить, боятся, что будут запеленгованы и начнутся бомбовые удары. Это непроверенная информация, но создается такой миф, что Андрей жив и мы его вот-вот увидим. Это такая ситуация, тем более, что все это цитируется по всем телеканалам. И она меня еще больше, честно говоря, настораживает. Потому что: "Андрей жив, он не у нас, а у полевых командиров - так мы уж точно не несем за него ответственности и уже давно не несем". Игра идет в передачу ответственности другим и это настораживает.

Петр Вайль:

Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что Шарип Юсупов никакой не представитель президента Чечни Масхадова, когда-то он кажется был таким представителем, но уже давно им не является. Но вот что любопытно при этом: мало ли самозванцев, но СМИ России говорят: "По сведениям чеченца Шарипа Юсупова", "Андрей Бабицкий находится у чеченцев", обратите внимание на это настойчивое повторение "у чеченцев", как будто само слово "чеченцев2 что-то определяет. Конечно, вот этот этнический, не побоюсь сказать "геноцидный" оттенок во всей информации, касающейся Андрея Бабицкого, настораживает, может быть, еще больше, чем даже судьба отдельного человека. Вы, наверное, тоже обратили на это внимание?

Савик Шустер:

Я давно утверждаю, что эта война этническая, что это никакая не антитеррористическая операция, а просто война против народа. Мы сейчас по свидетельствам беженцев, которые уходят из Грозного и пережили месяцы бомбежек, слышим чудовищные истории о том, что там творят спецвойска, которые туда входят. То есть, действительно, чеченец - синоним врага народа и врага России. Я считаю, что это самое опасное из всего. Я скажу еще раз, что Андрей Бабицкий является тем человеком, который свидетель всего этого. Андрей Бабицкий, который провел столько времени в фильтрационном пункте, испытал на себе все, что там происходит и мог бы это рассказать, и он является очень неудобным свидетелем, особенно сейчас, за такое короткое время до президентских выборов.

XS
SM
MD
LG