Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью Михаила Лесина


Ведущий программы "Liberty Live" Петр Вайль:

Министр печати и информации России Михаил Лесин выступал вчера в Совете Федерации. В числе прочего его спрашивали и о радиостанции "Свобода", в частности, о возможном закрытии ее московского бюро. Михаил Лесин эту информацию отверг, что подтвердил сегодня в телефонном интервью корреспонденту Радио Свобода Анне Качкаевой.

Анна Качкаева:

Как я понимаю, вчера на Совете Федерации к вам обратились с вопросом : "Не пора ли закрыть Радио Свобода"? Сегодняшняя ваша реакция однозначна - закрывать вроде бы не нужно. Можете ли вы сформулировать чуть подробнее свою позицию?

Михаил Лесин:

Вопрос звучал таким образом: "Не считаете ли вы необходимым закрытие станции"? Я ответил, что не считаю, поскольку абсолютно прописаны все нормы закона по поводу деятельности любой радиостанции, и ее принадлежность и состав учредителей не могут влиять на закрытие или открытие радиостанции.

Анна Качкаева:

Известно ли вам что-нибудь более подробное, чем говорят остальные официальные лица, о нашем коллеге Андрее Бабицком и ситуации вокруг него?

Михаил Лесин:

Я не могу говорить все детали, поскольку я их не знаю, но я абсолютно уверен в том, что обмен действительно состоялся, и что сегодня Андрей Бабицкий по собственному желанию находится на территории террористов, и никаких специальных действий в отношении него не предпринимается со стороны террористов, по оперативной информации, и они уже даже начали им в какой-то степени прикрываться. Он прекрасно понимают, что активные боевые действия, если Бабицкий у них в руках или рядом с ними, начинать нельзя - а вдруг, не дай Бог, осколок заденет, или еще хуже чего произойдет, что естественно вызовет очень определенную негативную реакцию, и они как бы с ним вместе передвигаются.

Анна Качкаева:

Из ваших слов я делаю вывод, что российские власти знают, с какими именно бандитами передвигается Андрей Бабицкий?

Михаил Лесин:

Сами чеченцы не скрывали, кто конкретно хочет получить Бабицкого или вернуть его к себе обратно.

Анна Качкаева:

А почему тогда по-вашему они его не выпускают в эфир?

Михаил Лесин:

Я не могу сказать, это, видимо, какая-то их тайна.

Анна Качкаева:

Ваши слова о том, что "возможно, кто-то может подать в суд и сказать, что государство не имело права на такой обмен, но не думаю, что такие люди найдутся, я лично в суд бы не подал", - то есть вы считаете, что государство имело право на обмен российского гражданина на российских же граждан - не, как раньше, было человека осужденного или приговоренного, а просто - российского гражданина?

Михаил Лесин:

Во-первых, это не первый обмен. Такая практика существует, и она абсолютно логична, поскольку жизнь солдат, попавших по тем или иным причинам в руки бандитов, очень важна, тем более, обмен Бабицкого или передача его - можно называть это и так, и так, осуществлялись по желанию самого Бабицкого, с его согласия - не было факта принуждения. Никто не говорил: "Мы вас задержали, а теперь меняем на кого-то, и у вас нет выбора, кроме как отправиться в тюрьму или на сторону бандитов".

Анна Качкаева:

Вы, по-моему, немного преувеличиваете. Если бы у него был выбор, то он, наверное, дал бы знать о том, что он появился, задержан, но всего этого не было. Была череда странных событий и некоторого, мягко говоря, вранья властей вокруг этого

Михаил Лесин:

Есть заявление, подписанное Бабицким, все его видели, там не содержится никаких сведений о принуждении, он дал согласие на операцию. По поводу того, что он мог появиться - то он мог появиться до последнего момента - пока он находился под контролем федеральных войск, а по переходе к ним, я абсолютно не могу прокомментировать, может он это сделать или нет. Трудно сказать, какие есть договоренности и специальные условия его содержания там. Может быть, он сам этого не хочет.

Анна Качкаева:

"Интерфакс" процитировал следующие ваши слова: "Если он держал в руках оружие, то он уже не журналист, у журналиста одно оружие - перо". У вас есть какие-то сведения о том, что он держал в руках оружие?

Михаил Лесин:

Я знаю абсолютно точно, это достоверно известно, что Бабицкий был задержан, выходя из Грозного с боевиками, и у него было обнаружено удостоверение подписанное бандитами. Предположим, при операции "Буря в Пустыне" был бы журналист, американец, у которого было бы удостоверение, что он является представителем Саддама Хусейна - какая бы была реакция американских властей?

Анна Качкаева:

Об оружии вы располагаете информацией, что у него было в руках оружие?

Михаил Лесин:

Неоднократно говорилось, что есть оперативная информация, и федеральные власти это подтверждали, что не исключено, что Бабицкий непосредственно участвовал в боевых действиях.

Анна Качкаева:

Вы настаиваете на том, что Андрей мог держать в руках оружие?

Михаил Лесин:

Я говорю, что есть такая информация. Это следствие должно ее проверить и определить, насколько она соответствует действительности.

Анна Качкаева:

Сергей Ястржембский сказал сегодня, что выступления руководства Радио Свобода грешили большим количеством дезинформации и распространялись самые разные небылицы вокруг Бабицкого. Как вы считаете, радиостанция действительно грешит большим количеством дезинформации?

Михаил Лесин:

Я не хотел бы комментировать слова своего коллеги, если он это говорит, то значит у него есть определенные основания, или он таким образом сморит на ваши действия.

Анна Качкаева:

А его слова о том, что часть журналистов в Чечне лезет на рожон, специально провоцируя реакцию военных, как вы относитесь к такому выражению?

Михаил Лесин:

Нам известны ситуации, когда журналисты специально провоцировали военных для того, чтобы получить дополнительную информацию, либо проявить себя в разных целях, неважно в каких. Эти факты были, и, вероятно, они продолжают иметь место.

XS
SM
MD
LG