Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как американские журналисты оценивают тот факт, что уже почти 40 дней нет достоверной информации о судьбе Андрея Бабицкого


Ирина Лагунина:

О том, как американские коллеги оценивают тот факт, что Радио Свобода уже почти 40 дней не может получить достоверную информацию о судьбе Андрея Бабицкого, мы говорим с исполнительным директором Американского комитета по защите журналистов Энн Купер:

Энн Купер:

Это ужасная ситуация. Что думает это правительство по поводу Бабицкого: кто он? Заложник? Военнопленный? Версии постоянно меняются, в истории с Бабицким постоянно хотят умыть руки. Мы не знаем, где он, мы не знаем, в безопасности ли он находится. Порой мы даже сомневаемся, жив ли он. Уже давно настало время, чтобы российское правительство представило ответ и самого Андрея Бабицкого. Где он, что они с ним сделали?

Ирина Лагунина:

Вы работали в Советском Союзе, вам дело Бабицкого напоминает советские времена, или это что-то новое? - спросила я Энн Купер:

Энн Купер:

В этом есть нечто новое. Новое состоит в том, что кто-то, как Адрей Бабицкий, мог поехать освещать такого рода конфликт. В годы, когда я там работала как корреспондент National Public Radio все наши перемещения очень жестко контролировались. В те времена журналистам - и заружебным, и местным -было очень сложно перемещаться и освещать то, что Советские власти не хотели раскрывать. Конечно, российское правительство создавало сложности для Андрея Бабицкого, и повторяю, мы не знаем, где он. Но сам факт того, что Андрей Бабицкий мог поехать туда и заниматься сложной расследовательской журналистикой - это свидетельство того, какие переменыя произошли в России. Но основное то, как к нему относятся, как к нам ко всем относятся, когда не говорят, что с ним случилось, или когда один день говорят одно, другой день - другое. Вот это оченоь сильно напоминает старые советские времена, как и представления о том, что правительство всесильно, и к черту людей.

Ирина Лагунина:

Какие есть способы давления в данном случае на российское правительство, но и в принципе, на любое правительство, которое совершает подобные акты в отношении журналистов?

Энн Купер:

Думаю, что западным правительтствам надо продолжать говорить о Бабицком. Они уже делали заявления, они могут сделать больше. Они должны показать российскому правительство, что так себя не ведут, они могут выразить свое неудовольствие и претензии. А претензия в данном случае одна - представьте Андрея Бабицкого. Вот это должно быть выражено в форме требования правительства США и других западных правительств. Сложнее организовать общественный протест. Но меня обрадовало, что российские журналисты тоже подняли голос протеста против всего этого. Это очень важно. Думаю, что российское правительство должно это слышать, должно слышать это от своих журналистов, которые солидарны со своим коллегой и заявляют: вы не можете с нами так обращаться.

Ирина Лагунина:

Говорила Энн Купер, исполнительный директор Американского комитета по защите журналистов. Американская пресса не оставляет эту тему. В любой статье о России непременно упоминается судьба Бабицкого и нежелание российских властей предоставить информацию о том, где он находится и кому точно его передали. Вчерашняя "Вашингтон пост", к примеру, в статье о нарушениях свободы прессы в России критикует Сергея Доренко за то, что в интервью с исполняющим обязанности президента России телеведущий задал все удобные Путину вопросы, но ни словом не упоминул судьбу Андрея Бабицкого.

XS
SM
MD
LG