Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как понимать заявления министра юстиции России Юрия Чайки по поводу дела Андрея Бабицкого?


Петр Вайль, Прага:

Ведущий программы "Liberty Live" Андрей Шарый:

Владимир Путин постоянно говорит о том, что выбирает людей исключительно по признаку профессиональных достоинств. В этом смысле особенно примечательно выглядят заявления Юрия Чайки, занимающего пост министра юстиции в кабинете Путина. Комментирует Петр Вайль.

Петр Вайль:

Второй раз за последние несколько дней, выступая во Франции, Юрий Чайка назвал журналиста Радио Свобода Андрея Бабицкого преступником. Озадаченные французские журналисты заметили, что в их стране, да и в любом цивилизованном государстве такому министру пришлось бы тут же подать в отставку, что тут либо отчаянное невежество, либо неприкрытое давление на общественное мнение и те же судебные органы. То, что виновность определяет суд, и до приговора суда можно называть человека "подозреваемым", "обвиняемым", но никак не преступником - известно любому школьнику, не то что юристу, тем более - главному юристу страны. С чем бы сравнить такое? Ну, как если бы министр культуры назвал Майю Плисецкую оперной певицей. Только там последствия - менее опасные для жизни.

В среду агентство РИА-Новости распространило сообщение о том, что в одном селе Ульяновской области четверо собутыльников заспорили о том, во что играет один из самых знаменитых спортсменов мира - Павел Буре: в футбол или в хоккей. В итоге двое спорщиков забили двух других табуретками, а трупы сожгли.

К чему здесь эта история? Да к тому, что в обоих случаях - сочетание дремучего невежества с сильными страстями и убежденностью в том, что все можно и нужно решить силой. Только масштабы разные. И инструменты воздействия различные: в одном случае - табуретки, в другом - аппарат правосудия огромной страны.

XS
SM
MD
LG