Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Попытки ФСБ контролировать Интернет


Мумин Шакиров, Москва:

Конфликт между телекоммуникационной компанией "Байярд Славия Коммуникейшенс" и региональным ФСБ начался в Волгограде и теперь перенесся в Москву, в городской Арбитражный суд. Прежде, чем рассказать об этой истории необходимо объяснить два новых современных понятия: слово "провайдер" и аббревиатуру "СОРМ". "Провайдер" - это оператор связи, который обеспечивает пользователю доступ в Интернет, включая услуги электронной почты. ""СОРМ" - это система оперативных розыскных мероприятий, используемая спецслужбами для получения информации из Интернета. Волгоградская компания "Байярд Славия Коммуникейшенс" начала свою коммерческую деятельность в январе 1998-го года - то есть, получила лицензию от Госкомитета по телекоммуникациям и обслуживает сегодня около 10 тысяч пользователей Интернета. Спустя месяц после начала ее работы сотрудники ФСБ Волгоградской области потребовали без санкции суда внедрить свою систему оперативно-розыскных мероприятий - СОРМ в сеть "Байярд Славия Коммуникейшенс". Провайдер, а точнее - генеральный директор фирмы - Наиль Мурзаханов, отказал в этом спецслужбам.

Наиль Мурзаханов:

Мы не позволили им осуществлять тотальный неконтролируемый мониторинг наших клиентов. Мы настаивали на том, чтобы эти мероприятия проводились в соответствии с Законом о связи при наличии судебного разрешения. Один клиент - или их сто или 10 тысяч - неважно. В любом случае должно быть решение суда или прокурора, либо если человек находится под следствием и является моим клиентом, тогда будет постановление следователя или прокуратуры о том, что необходимо осуществлять досмотр всей корреспонденции человека, который находится под следствием.

Мумин Шакиров:

По мнению Наиля Мурзаханова, сотрудники ФСБ рассчитывали получить доступ к конфиденциальной информации клиентов, которых обслуживал провайдер.

Наиль Мурзаханов:

Им не нужны были конкретные клиенты - им нужны были все клиенты. Они хотели получить в руки механизм, которым бы они распоряжались по своему усмотрению, невзирая ни на какие законные основания. Им не нужен ни "халявный" Интернет, им не нужны почтовые ящики - им нужно все, на всякий случай смотреть всех - кто какие письма получает, какие отправляет и куда, и так далее. В этом принципиальная разница. Хотят - отключат клиента, хотят - не отключат. Если бы я дал всю техническую информацию, об устройстве и дал бы им доступ, тогда бы они могли это делать. Так как я на это не пошел, у меня начались неприятности.

Мумин Шакиров:

В отместку ФСБ решило действовать чужими руками. По словам Наиля Мурзаханова, руководитель местных спецслужб обратился за помощью в Гостелеком России, и в результате компания лишилась лицензии на свою деятельность. Однако, документального подтверждения Наиль Мурзаханов не получил. Ему сказали об этом на словах, а в доказательство прислали лишь фрагмент протокола, запрещающий заниматься телекоммуникационным бизнесом. Но на нем отсутствовали печать, подписи ответственных лиц и штампы организаций. То есть, решение о санкциях как будто бы есть, но нет официального подтверждения. Чтобы прояснить ситуацию и защитить себя от юридического произвола Наиль Мурзаханов подал в суд иск на Государственный Комитет России по телекоммуникациям.

Наиль Мурзаханов:

В настоящий момент даже нет документа - ответчик отказался предоставить такой документ, в котором по нашим косвенным сведениям, лицензионная комиссия Гостелекома приняла решение о приостановлении деятельности. Так вот сейчас выяснилось, что мы таким документом не располагаем - это естественно, мы и в иске это указали, а ответчик об этом документе даже не упоминает, делает вид, что его не было. И судом нам сейчас предложено в порядке юридического ликбеза обратиться с официальным запросом от имени суда и получить выписку из этого протокола № 5, либо сам протокол, что маловероятно. В соответствии с ситуацией - будет нами получена такая выписка из этого протокола или не будет, дальше будут развиваться события.

Мумин Шакиров:

Адвокат истца Вячеслав Жуковский заявил, что по закону провайдер обязан проводить совместные мероприятия со спецслужбами, включая внедрение системы СОРМ. Но для этого, как он считает, необходимо юридическое обоснование, то есть, судебное решение и обязательство государства оплачивать расходы по обслуживанию системы СОРМ. Рассказывает Вячеслав Жуковский.

Вячеслав Жуковский:

Операторы - провайдеры связи, не могут быть дистанцированы от данного оперативно-розыскного мероприятия - снятия информации с технического канала связи. Это первое. Второе - внедрение СОРМ должно финансироваться исключительно за счет бюджетных средств. Поэтому всякая попытка возложить затратную часть на провайдера, с нашей точки зрения, не имеет под собой никакого правового основания. Поэтому сегодняшняя наша цель - задача максимум, была как раз в том, чтобы в судебном заседании, может быть, даже и в первом, по существу разобраться, что есть СОРМ, и какие могут наступить последствия для оператора - провайдера связи, в случае его невнедрения. А вообще, СОРМ, для меня, как для юриста, известная загадка. Именно такое словосочетание "Система оперативно-розыскных мероприятий" не обнаруживается ни в Законе об оперативно-розыскной деятельности, ни в Законе о связи. Здесь возникает целый ряд вопросов. Фактически моему клиенту хотят вменить то, о чем особого представления не имеют ни ФСБ, ни Гостелеком - я в этом все больше убеждаюсь.

Мумин Шакиров:

Вячеслав Жуковский объясняет неприбытие на судебные процессы ответчика, то есть представителя Гостелекома, тем, что чиновники, опасаясь суда, попросту пытаются избежать ответственности. "Так как они понимают, что у них нет никаких шансов выиграть процесс и доказать свою правоту, они решили дать ход назад и тем самым замять это дело", - заявил адвокат.

XS
SM
MD
LG