Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с офицером-экологом Александром Никитиным


С Александром Никитиным беседует Илья Дадашидзе.

Верховный суд России подтвердил решение суда Санкт-Петербурга, признавшего капитана первого ранга Александра Никитина невиновным в шпионаже и разглашении государственной тайны. Никитин обвинялся Федеральной службой безопасности России в измене Родине за подготовку в 1995-м году доклада о радиоактивном загрязнении Баренцева моря для норвежской экологической организации "Беллуна". Оправдательный приговор Александру Никитину стал первым в российской истории случаем, когда гражданин выиграл дело у органов госбезопасности.

Ведущий программы "Liberty Live" Владимир Бабурин:

В понедельник Верховный суд России признал Александра Никитина невиновным в шпионаже и разглашении государственной тайны. После оглашения вердикта суда Александр Никитин был гостем Московской Редакции Радио Свобода, и с ним беседовал наш корреспондент Илья Дадашидзе:

Илья Дадашидзе:

Обвинение, которое вам было предъявлено по поводу вашего доклада об экологической обстановке на Северном Флоте: что это за обстановка на Северном Флоте, и как рядовым российским гражданам нужно к ней относиться?

Александр Никитин:

Мы написали доклад о проблемах радиоактивных отходов в северном регионе, в частности, в Мурманской и Архангельской областях. Мы изложили ту ситуацию, которая на самом деле там есть. Ситуацию с отработанным ядерным топливом, с проблемами, связанными с ним, с твердыми отходами, с жидкими отходами. Со способом хранения всего этого, и мы написали правду. Поэтому это не очень понравилось тем, кто отвечает конкретно за эти вещи. Мы написали, что это опасно, что надо принимать меры, мы написали, что нужны средства, и то, в чем меня обвиняют - есть ядерные радиационные аварии, которые имели место там в северном регионе. И эту часть, в том числе, писал и я. И меня, собственно говоря, обвиняют в том, что я разгласил сведения о ядерных и радиационных авариях, которые там имели место, в результате которых пострадали люди, в результате которых был нанесен ущерб окружающей среде, и это вошло в основу обвинения, которое мне предъявили.

Илья Дадашидзе:

Ваш процесс длился 4 года и 6 месяцев, ваши выводы из этого процесса - что вам больше всего запомнилось, что вас больше всего поразило? Какие впечатления у вас оставили эти 4 года и 6 месяцев?

Александр Никитин:

Больше всего меня поразило то, что государственные структуры, которые на самом деле должны заботиться о безопасности простого человека, региона и государства в целом, решают совершенно иные задачи. Их не интересует безопасность простых людей. Их не интересует безопасность региона. Их интересуют какие то надуманные дела, за которые они могут отчитаться, получить должности, звездочки, кресла, наверное... Вот это больше всего меня поразило. Меня больше всего поразило то, что в наших силовых структурах типа ФСБ и Министерства Обороны остались люди, для которых главное - решить какие-то свои проблемы, проблемы своего кресла, своих должностей, своих званий. Вот это больше всего меня поразило. Когда мы доказывали, что этот доклад написан для того, чтобы помочь на самом деле решить проблемы, важные для России, помочь получить инвестиции, помочь безвозмездно получить деньги, они только улыбались и говорили:" Знаем мы вашу помощь, это все сказки и басни", - вот это меня больше всего и поразило.

Илья Дадашидзе:

С сегодняшнего дня вы - свободный человек, хотя прокуратура, насколько я понимаю, возможно, еще намерена обратиться к Президиуму Верховного суда. Как вы собираетесь жить дальше? Что вы собираетесь делать? Уверены ли вы, что вам дадут заграничный паспорт?

Александр Никитин:

На самом деле, сегодня приговор вступил в силу. Это означает, что я - свободный человек, несмотря на то, что прокуратура собирается обратиться в президиум, это их личное дело и их право - пусть они обращаются, я собираюсь работать дальше. Я не уверен в том, что завтра я приеду в Санкт-Петербург и получу заграничный паспорт. Мне его не давали на том основании, что приговор не вступил в силу, сегодня он вступил в силу, но я не уверен, что завтра они не придумают, что я был знаком с какими-то секретами, что я в процессе следствия был ознакомлен с какими-то секретами и должен еще 5 лет быт невыездным и так далее. Я просто столкнулся с этой чиновничьей дурью, прошу прощения за выражения, которая существует в этих структурах. Если они хотят какого-нибудь человека взять, не выпускать и достать, то они его достанут, это их стиль работы.

Илья Дадашидзе:

Последний вопрос: я знаю, что пресса внимательно следила за вашим делом, о вас писали, говорили по радио и телевидению. А международные организации, в том числе и "Беллуна", принимали ли они в вашей судьбе какое-то участие?

Александр Никитин:

Да, очень многие международные организации принимали участие. В основном - организации неправительственные - общественные, экологические, правозащитные, неправительственные , я могу перечислить десяток или полтора кроме "Беллуны". Но главную роль играла "Беллуна", потому что она сразу заявила, что считает меня своим сотрудником и будет защищать своего сотрудника так, как делала бы это, если бы это был человек другой национальности - например, норвежец, и она до конца была со мной.

XS
SM
MD
LG