Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Этот человек был в правильном месте - опасном месте; он был в правильное время - драматичное время; и это был правильный человек - бесстрашный человек"


Вручение Андрею Бабицкому Премии ОБСЕ за демократическую журналистику



Программу ведут Владимир Бабурин и Петр Вайль. В ней участвуют: специальный корреспондент Радио Свобода в Бухаресте Игорь Померанцев, депутат Государственной Думы России Елена Мизулина, Андрей Бабицкий и его супруга - Людмила Бабицкая.

Владимир Бабурин:

В Бухаресте открылась сессия ОБСЕ. Главное событие сегодняшнего дня - присуждение премии в области журналистики и демократии корреспонденту Радио Свобода Андрею Бабицкому. Поскольку российские власти не разрешили Бабицкому ехать в Бухарест, премия вручена его жене Людмиле. Сейчас на линии прямого эфира с пражской студией Радио Свобода наш специальный корреспондент в Бухаресте Игорь Померанцев, а рядом со мной в Пражской Студии Радио Свобода Петр Вайль.

Петр Вайль:

Игорь, насколько я понимаю, начиная с 1996-го года Парламентская Ассамблея ОБСЕ награждает за демократическую журналистику. В этот раз лауреатом стал наш коллега и друг Андрей Бабицкий. Игорь, не могли бы вы объяснить нам и нашим слушателям, что это за премия?

Игорь Померанцев:

Эта премия поощряет принципы развития свободной журналистики, и ей удостоены несколько журналистов и даже целых журналистских коллективов. Первым лауреатом стал знаменитый польский журналист Адам Михник, в прошлом - правозащитник и диссидент. После этой же премии была удостоена организация "Журналисты без границ", которая представляет журналистов, которые подвергаются преследованиям, либо лишены свободы за свою профессиональную деятельность. Среди лауреатов также очень известный и чтимый в Великобритании публицист, историк и политолог Тимоти Гартон. Он в Англии пожалуй самый серьезный специалист по Центральной Европе. Это вот самые известные имена среди лауреатов. Нынешний конкурс тоже был довольно трудным. Среди претендентов было не менее дюжины журналистов. Их имена не называют - их обсуждают конфиденциально. Но, по крайней мере, известно, что там были претенденты на лауреатство из Америки, Италии, Косово, белорусские журналисты, но, в конце концов, премия была присуждена нашему коллеге - Андрею Бабицкому.

Что касается каких-то других деталей, может быть, подробностей, то это довольно строгая официальная церемония, это никак не напоминает "Оскара", фанфары не звучат, произносятся речи, как правило, короткие. Меня, конечно, интересовала реакция группы российских депутатов Государственной Думы, которые, конечно, тоже присутствовали на этой церемонии. Я смотрел на них сверху - с балкона, и мне показалось, что среди этой группы - мне кажется, что их было человек 15-16, по-моему, только один представитель российской Государственной Думы аплодировал. Это была Елена Мизулина из фракции "Яблоко". Я предоставлю ей возможность выразить свое отношение к этому событию, но перед этим я хочу зачитать два маленьких фрагмента из письма председателя Государственной Думы Геннадия Селезнева. Оно адресовано председателю Парламентской Ассамблеи ОБСЕ:

"Решение бюро Парламентской Ассамблеи ОБСЕ наградить Бабицкого премией в области журналистики за освещение событий в Чечне ничего, кроме недоумения и сожаления вызвать не может..., - чуть позже. - Профессиональные качества Бабицкого, как журналиста, объективность и честность его информации, моральность тех приемов и методов, которыми он пользовался для ее получения, вызывает сомнения. У федеральных правоохранительных органов сохраняется немало вопросов в связи с характером его деятельности, в частности, по его контактам с руководителями бандитских формирований, - и так далее. - Следствие по его делу не закончено", - дальше, с моей точки зрения, совсем советское выражение: "Прилагаем справку на Бабицкого", - чтобы стало ясна "объективная" информация о морально-деловых качествах журналиста...

Рядом со мной в прямом эфире депутат Государственной Думы Елена Борисовна Мизулина. Елена Борисовна, каково ваше отношение к этому документу, к мнению Селезнева? Отражает ли оно мнение всех российских членов парламента, которые находятся в Бухаресте?

Елена Мизулина:

Сначала я скажу, почему я аплодировала: я аплодировала не только Бабицкому, а, пожалуй, в его лице я аплодировала бесстрашию и мужеству всех журналистов, которые стремятся давать правдивую информацию о том, что происходит в Чечне, а это действительно нелегко. Что же касается документа Геннадия Селезнева, то он отражает мнение очень многих людей в России, в том числе, и в нашей делегации. Не скрою, у меня момент сомнения тоже был. Но он связан не с тем, что наш журналист недостоин премии - я так не скажу - я считаю, что в любом случае это плюс и это похвально, что у нас есть такие журналисты. Сомнения связаны с тем, насколько выбор действительно объективен. Ведь до этой ситуации Андрея Бабицкого и я лично мало знала, поэтому трудно сказать, насколько он объективен. А у нас были другие примеры: например, та же Елена Масюк, о которой вы слышали. Ее мужество, ее бесстрашие, ее объективность - ведь она тоже граничила все время, просто буквально с мужественным подвигом. Поэтому, естественно, незнание может лежать о основе того вопроса, насколько здесь примешалась политика, и есть ли здесь попытка как-то обидеть Россию или нет.

Но в целом, я думаю, что для России это все-таки, скорее польза для журналистики, поддержка, нежели попытка унизить Россию через эту премию.

Еще раз говорю, что письмо Селезнева отражает мнение - да, я думаю, что достаточно большого числа людей, но оно основывается, скорее, на незнании.

Игорь Померанцев:

Я попробую ответить Елене Борисовне: есть классическое определение того, что такое хороший репортер: это - правильный человек, в правильное время и в правильном месте. В случае Андрея нужно сделать поправку: этот человек был в правильном месте, опасном месте; он был в правильное время, драматичное время; и это был правильный человек - бесстрашный человек.

Теперь я хочу все-таки представить нашим слушателям Людмилу Бабицкую, она уже отволновалась - для нее это всегда трудные испытания, но, по крайней мере, приятные. Людмила, вам по душе роль жены лауреата?

Людмила Бабицкая:

Если это лауреатство достигается такой ценой того, сколько я пережила, то я этого, честно говоря, не пожелаю никому, как жена и как мать. Слава Богу, что все это закончилось, и Слава Богу, что и это закончилось... В общем, меня трясло и колотило, я не знала, как себя вести, все думала и думала, но получилось так, что я вообще расплакалась, потому что в последнее время слышать хорошие слова о своем муже приходится не очень часто, а здесь прозвучали слова, которые меня задели до глубины души...

Петр Вайль:

Я предлагаю Людмиле Бабицкой обратиться в прямом эфире к своему мужу - лауреату. Андрей слушает нас из Москвы по мобильному телефону.

Игорь Померанцев:

Людмила, вас слушает Андрей, можете обратиться к нему непосредственно. Это будет разговор мужа-лауреата и жены лауреата

Андрей Бабицкий: Я здесь...

Петр Вайль:

Людмила, может, перехватило дыхание?

Людмила Бабицкая:

Да...

Петр Вайль:

Как я понимаю, Людмила опять плачет, это понятно. Андрей, а как вы ощущаете себя сегодня, когда там ваша жена получает вашу премию, а вас по-прежнему не выпускают из Москвы?

Андрей Бабицкий:

Я ощущаю себя довольно спокойно, я в общем и целом - об этом я сказал в своем обращении, считаю, что это замечательная поддержка и она убеждает меня в том, что моя профессиональная деятельность - это не цепь ошибок, в чем меня пытаются убедить нынешние российские власти. В общем и целом я считаю, что это и поддержка российской журналистики, которая находится перед сложной, но искусственной дилеммой, предлагаемой ей властью: "Укрепление государства или права человека". Я думаю, что одно другому не противоречит.

Собственно, что еще сказать - я не знаю. Я могу сказать, что совпали два события: сегодня следственный комитет распространил информацию о том, что мне предъявлено окончательное обвинение, и это, по всей вероятност, означает, что не за горами судебное заседание по моему делу, которое, вероятно, состоится в августе. Я считаю обвинение смехотворным, и, в общем, позорным. Если иметь в виду те обвинения, которые мне предъявлялись в начале, то, что следствие оставило на финале, в общем - эпизод устройства моего устройства в гостиницу по подложному паспорту - это, в общем, смешно. Вот, два таких неравнозначных события, наверное, и определяют мое сегодняшнее самочувствие.

Петр Вайль:

Андрей, вот такие разные люди как Елена Боннэр или Мадлен Олбрайт, многие политические общественные и культурные деятели всего мира оказывали вам поддержку. Но вот, ваша жена Людмила только что сказала такую фразу, которая обращает на себя внимание: " Не так часто приходилось слышать в адрес своего мужа в последнее время добрые слова". Андрей, вы ощущаете какое-то отношении враждебности, предвзятости?

Андрей Бабицкий:

По отношению ко мне нет, поскольку я не очень часто общаюсь с людьми на улице, но я могу предположить, как они настроены. На самом деле меня вообще очень беспокоит то, что новая - путинская, эра России связана с возрастанием агрессии, что у общества появились новые герои - это люди в камуфляже, с оружием, и эта агрессия в значительной степени связана и с отрицанием Запада, ксенофобией, с верой в то, что государство следует укреплять с помощью силового администрирования. Это, вообще, характерный признак новой эпохи.

Петр Вайль:

Игорь, добавьте если вы хотите что-то добавить об обстановке, в которой проходило мероприятие, и, во всяком случае, поблагодарите от имени всех нас депутата Государственной Думы России Елену Мизулину, Людмилу Бабицкую и Андрея Бабицкого - лауреата премии за демократическую журналистику.

Игорь Померанцев:

Большое спасибо всем!

XS
SM
MD
LG