Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Надо не давать чекистам, чтобы хоть раз прошло их голословное обвинение..."


Дело "южнокорейского шпиона" Валентина Моисеева.

Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют адвокат Валентина Моисеева Анатолий Яблоков и известный правозащитник, редактор журнала "Досье на цензуру" Наум Ним.

Андрей Шарый:

Верховный суд России во вторник отменил приговор в отношении бывшего сотрудника МИД РФ Валентина Моисеева, который ранее был признан виновным в шпионаже в пользу Южной Кореи. Решение суда прокомментировал для Радио Свобода адвокат Моисеева Анатолий Яблоков.

Анатолий Яблоков:

Сегодняшнее решение суда, определение, которая вынесла Судебная Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, отменившее приговора Московского городского суда и направившее дело на дополнительное расследование, я расцениваю, как большой успех. Это подтверждение того, что Верховный Суд стоит на страже закона, не подвержен никаким ведомственным влиянием, и для него статья 1-я Конституции Российской Федерации о том, что у нас правовое государство, не пустой звук, и что он отстаивает принципы правового государства.

Вообще, мы рассчитывали на полное оправдание Моисеева, но даже то, что Верховный суд нашел в себе силы и отправил дело на дополнительное судебное расследование - я считаю, что это тоже большой успех. Причин и оснований, по которым Верховный суд отменил решение Мосгорсуда, нам неизвестны, поскольку сегодня была провозглашена только резолютивная часть этого определения. Говорить, по каким основаниям Верховный суд отменил приговор, пока преждевременно - пока мы еще не получили полную копию определения. Как защитник Моисеева я рассчитываю и полагаю, что все-таки Верховный Суд принял доводы защиты, что нет доказательств виновности Моисеева и собранные в суд доказательства недопустимы с точки зрения закона. В этой статье - 275-й, несколько составов преступления. Каждое из этих действий - будь-то дача согласия на агентурную работу, будь-то сбор документов, будь-то непосредственная передача, будь-то шпионаж могут быть рассмотрены как уголовное деяние.... Эта статья пришла еще с советских времен. Это - бывшая 64-я статья Уголовного Кодекса Российской Федерации, мера наказания по которой - в советское время была смертная казнь, а в наше время она более гуманна - от 12 до 25 лет лишения свободы.

Андрей Шарый:

Дело Моисеева направлено на новое рассмотрение Мосгорсудом, сам Моисеев остается под стражей. Ход дела комментирует известный правозащитник, редактор журнала "Досье на цензуру" Наум Ним:

Наум Ним:

Я, конечно, как и все, как многие, кто смотрит телевизор, услышал два года назад о том, что на агентурной встрече был взят южнокорейский шпион, взят с поличным, ну и понятно, что меня это особо ничем не удивило - есть контрразведка, есть разведка, они друг за другом гоняются, должны все-таки изредка ловить. Так что, вроде все нормально - поймали с поличным, агентурная встреча, все, как положено. Никаких удивлений. Удивления начались, когда потом, в тишине, уже прошел суд, без всякого общественного внимания был вынесен приговор и вдруг выяснилось, что "агентурная встреча", - это просто южнокорейский дипломат был в гостях у российского дипломата - его принимали дома. Хорошенькая агентурная встреча! А то, что "взяли с поличным документы" - это был открытый доклад, который читал Моисеев на российско-корейском семинаре. Распечатка этого открытого доклада - улики в шпионской деятельности! Вот после этого уже мне стало как-то нехорошо. Ну, не люблю я, когда вот так вот нагло врут! Следующие факты - совсем уже: когда я узнал, что сфальсифицировали самую главную улику - найденные у Моисеева при обыске 4,5 тысячи долларов - сами же контрразведчики разложили их в 7 пакетов с выходными данными южнокорейского посольства и в таком виде представили их на суд. И суд даже принял это, хотя все, кто там был - понятые - все утверждали, что такого не было на обыске - этих пакетов не было, разложенных и адресованных Моисееву.

Еще там был один фактик замечательный: наши контрразведчики попытались засекретить сам приговор. Приговор - копию приговора, некоторое время не выдавали на руки ни адвокату, ни осужденному. Вот все это заставило внимательно прочитать этот приговор, и при внимательном чтении становится понятно, что дело, конечно, липовое. Я не знаю, чем именно провинился Моисеев перед своими коллегами, перед государством, перед МИД, ФСБ- не знаю. Но уж точно не тем, в чем его обвиняют. Обвинение никак не доказано. Это, пожалуй, самое главное.

Можно было бы сказать: "Сколько у нас таких приговоров?! Почему именно Моисеев"? Но здесь, мне кажется, самое важное то, что Моисеева обвиняют по статье "государственная измена". Я хочу, чтобы радиослушатели понимали: эта статья - это как угроза наводнения. В статье есть замечательный пункт: человека могут обвинить по этой статье за оказание некой непонятной "иной помощи" иностранным представителям, иностранным гражданам в ущерб безопасности Российской Федерации. Ущерб безопасности будут определять, конечно же, чекисты. Что такое "иная помощь" любому какому-то иностранному гражданину или организации? Это - статья, которая с легкостью может вместить подавляющее большинство наших сограждан. Самое удивительное то, что эта статья вместила бы все прежнее правозащитное движение СССР без всякой морщинки. Даже те статьи, которые были раньше, которые называли политическими - они хотя бы формально требовали, чтобы обвиняемый распространял именно клеветнические утверждения - это надо было доказывать. Новая статья может вместить все это без всяких доказательств, и это страшно. Пока чекисты еще не применяют статью в этом виде - в третьем ее положении - вот это "оказание иной помощи". Но уже начинают. Сейчас проходит дело Сутягина. Его обвиняют , как сказали чекисты, именно в этом - в "оказании информационных услуг иностранцам в ущерб безопасности Российской Федерации". Уже не в шпионаже, не в разглашении государственной тайны, а именно в этой - третьей, части этой статьи. Это страшно. Но от этого наводнения одно спасение - надо укладывать мешки с песком, строить дамбу, не давать чекистам, чтобы хоть раз прошло их голословное обвинение.

XS
SM
MD
LG