Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор Григорию Пасько - комментируют официальные лица, представители общественных организаций и Олег Гордиевский


Программу ведет Дмитрий Волчек. Участвуют: историк шпионажа Олег Гордиевский и корреспонденты Радио Свобода: во Владивостоке - Марина Лобода, и в Москве - Кристина Горелик, она беседовала с заместителем руководителя Центра общественных связей ФСБ России Сергеем Игнатченко, адвокатом Григория Пасько Иваном Павловым, председателем российского ПЕН-центра Александром Ткаченко и директором Центра экстремальной журналистики Олегом Панфиловым.

Дмитрий Волчек:

Суд Тихоокеанского флота во Владивостоке приговорил военного журналиста Григория Пасько к 4 годам лишения свободы, признав его виновным в государственной измене. Рассказывает наш корреспондент Марина Лобода.

Марина Лобода:

Повторное рассмотрение дела Григория Пасько длилось 5 месяцев. Полтора часа военный судья Тихоокеанского флота зачитывал приговор. Рассмотрев все 10 пунктов обвинения, предъявленных журналисту военной прокуратурой, суд признал 9 из них несостоятельными. Несостоятельными признаны и ряд заключений экспертов Минобороны, и Минатома, которые были привлечены в ходе судебного разбирательства. Так, например, суд счел правомерной деятельность Григория Пасько, в ходе которой он информировал своих иностранных коллег о положении дел с утилизацией радиоактивных отходов на Тихоокеанском флоте. Так что экологическая деятельность журналиста осталась за рамками обвинительного заключения.

По мнению судьи, доказан только один эпизод: сбор по заказу иностранного государства материалов, составляющих гостайну. Речь идет о несанкционированном присутствии журналиста на заседании штаба Тихоокеанского флота, где он собрал секретную информацию о военных учениях. Эта документация была позже изъята во время обыска в доме Григория Пасько. Доказательством преступных намерений журналиста стала запись его телефонного разговора с японским коллегой, который просил собрать информацию по итогам учения. Сам Григорий настаивает, что собирал материалы исключительно для личного архива. Тем не менее, Пасько признан виновным и осужден по статье 275-й УК России - "государственная измена в форме шпионажа" - в пользу Японии. Но как было заявлено в суде, поскольку сам факт материалов, составляющих гостайну, усилиями спецслужб был предотвращен, а значит ущерб государственной безопасности не нанесен, журналист осужден по минимуму - на четыре года лишения свободы с пребыванием в колонии строгого режима, без конфискации имущества, но с лишением воинского звания капитана второго ранга. Кроме того, с журналиста будет взыскано 18 тысяч рублей судебных издержек. С учетом того, что Григорий Пасько уже отсидел в ходе следствия полтора года, ему осталось отбыть в заключении два года и четыре месяца.

Адвокаты и сам Григорий с таким решением не согласны. Как заявил защитник Пасько Анатолий Пышкин, уже завтра кассационная жалоба поступит в военную коллегию Верховного суда. Крайнее возмущение по поводу вынесенного вердикта выразил председатель российского ПЕН-клуба Александр Ткаченко - он назвал приговор суда "преступлением".

При вынесении приговора присутствовал и генконсул США во Владивостоке Джеймс Шумейкер - он отказался дать какие либо оценки, подчеркнув, что находится в суде исключительно в качестве наблюдателя, однако, признался, что обвинительный приговор для него стал неожиданностью. Господин Шумейкер подчеркнул, что такой интерес к процессу не случаен, так как дело Пасько он относит к разряду политических, затрагивающих права человека. Генконсул также высказал предположение, что окончательная точка в деле Пасько еще не поставлена. Тем не менее, Григорий Пасько взят под стражу в зале суда и препровожден в один из следственных изоляторов Владивостока.

Дмитрий Волчек:

Корреспондент Радио Свобода Кристина Горелик попросила прокомментировать решение суда по делу Григория Пасько представителя ФСБ Сергея Игнатченко, адвоката Григория Пасько Ивана Павлова и руководителей общественных организаций - Олега Панфилова и Александра Ткаченко.

Кристина Горелик:

Григорий Пасько был, прежде всего, военным, а уже потом журналистом. Пользуясь служебным положением, он собирал секретные документы с тем, чтобы передать их иностранным гражданам. Об этом в интервью Радио Свобода заявил заместитель руководителя Центра общественных связей ФСБ России Сергей Игнатченко. По его словам, военный суд Тихоокеанского флота обоснованно признал Пасько виновным в государственной измене в форме шпионажа.

Сергей Игнатченко:

Прежде всего, что хотелось бы сказать вот по решению, исходя из той аргументации, которую выдвигали адвокаты Пасько. Это то, что, прежде всего, суд был не над журналистом Пасько, а над офицером Пасько, капитаном второго ранга, который, по сути своей, давал присягу, а также подписывал документы о хранении секретных документов. Второе, что хотелось бы отметить в этом - то, что на суд оказывалось в течение периода, когда шел суд, на суд оказывалось беспрецедентное давление, на судебные инстанции и на следственные органы, именно со стороны защиты. Но, тем не менее, надо отметить, что никакого экологического вопроса здесь не поднималось. Речь шла о том, что Пасько выдавал секреты, в том числе секреты по электронному обнаружению и другие военные секреты, касающиеся Тихоокеанского флота, японской стороне. Суд рассмотрел это дело и признал Пасько виновным. Закон един для всех, в том числе и для правозащитников. И человек, который нарушил закон, в том числе и по той статье - 275-й - он выдавал секреты иностранному государству, значит, он должен быть наказан. Это гражданское понимание этого дела. Насколько мне известно, сейчас Пасько собирается подать апелляцию. Это его полное право. Посмотрим, что будет дальше.

Кристина Горелик:

Пасько не признает себя виновным. Он уже написал кассационную жалобу в Военную коллегию Верховного суда - сообщил по телефону из Владивостока его адвокат Иван Павлов. Защита намерена присоединиться к требованиям своего подзащитного отменить решение суда Тихоокеанского флота о признании Пасько виновным в государственной измене. Что касается давления на суд, то оно оказывалось именно со стороны местных органов ФСБ - считает адвокат. Подтверждением этому служит обвинительный приговор, который, к тому же, по мнению адвоката, дискредитировал всю судебную систему в России.

Иван Павлов:

То, что сегодня произошло - это яркое подтверждение тому, что военный суд, да и вообще вся судебная система наша - не может быть независимой, и с тем экзаменом, который уготовила ей ФСБ - она не выдержала этот экзамен, не справилась с ним. В то время, когда обвинение Пасько представляло из себя уже развалины Карфагена, когда прокурор отказался от большей части обвинения, когда начальник местного ФСБ приморского подтвердил, что его коллеги, подчиненные допускали по этому делу проколы, недоработки, когда второе лицо в государстве - наш высший законодатель Сергей Миронов, председатель Совета федерации, заявил, что дело надуманное и грязно состряпанное, военный суд решил помочь ФСБ и самостоятельно почистить чей-то грязный мундир.

Кристина Горелик:

Григорий Пасько был, прежде всего, журналистом - горячо возражает представителю ФСБ общественный защитник Пасько - председатель российского ПЕН-центра Александр Ткаченко.

Александр Ткаченко:

Обвинение настолько нелепо, смешно, потому что всеми доказано, что вы судите журналиста. Они говорили - нет, вот он подписывал контракт, он военный. Но они все-таки осудили журналиста. И это есть преступление против свободы слова, против свободы самовыражения. Я думаю, что налицо вообще сговор между ФСБ, которое давило суд все это время, для того, чтобы те приняли вот такое решение, им нужно было обязательно, чтобы Пасько был обвинен хоть в чем-то, сговор между военной прокуратурой и судом. Я думаю, что сегодня в лице Григория посадили всех журналистов. Потому что теперь любой журналист, который будет собираться писать что-то для западной газеты, он будет думать о том - а не могут ли его забрать. Потому что у каждого журналиста есть свой взгляд на определенные вещи, свои есть какие-то журналистские приемы и эффекты, да - это может восприниматься как шпионаж в пользу той или иной страны. Ведь дело в том, что в самом вердикте не указано, что он, допустим, даже собрался передать документы, там, допустим, государству или вражеским спецслужбам, а просто газете, журналистам. Это вот потрясающе, что мы дожили до того, что Григория, через столько лет - осудили за то... Мы говорили: "Вы держите в тюрьме и судите журналиста". Вот сегодня они и признались в том, что свершили неправый суд над журналистом. Сегодня черный день траура по всей нашей российской журналистике. Сегодня должен каждый журналист сказать себе, что этот колокольчик прозвенел и по нему.

Кристина Горелик:

"Да, сейчас в России опасно заниматься журналистикой, - соглашается директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов. - Но после приговора Григорию Пасько в России стало еще и бессмысленно вообще говорить о каком-либо сближении власти и общества":

Олег Панфилов:

Удивительное совпадение, связанное с делом Григория Пасько, с его приговором - ведь буквально несколько недель назад он был в Москве и выступал на Гражданском форуме. Выступал на том самом мероприятии, инициатором которого была администрация президента Путина. Григорий Пасько произнес блистательную речь и представлял не только себя, но и других журналистов, которые находятся в той же ситуации, что и он. И удивительно, что Григорий Пасько был после этого осужден, посажен в камеру. Я в таком случае задаюсь вопросом: зачем был нужен вообще этот Гражданский форум - чтобы его участников начали сажать в тюрьму? Первый Пасько, а кто будет следующий?

Кристина Горелик:

Остается надеяться, что вопрос Олега Панфилова все-таки останется без ответа.

Дмитрий Волчек:

О приговоре Григорию Пасько я беседовал с живущим в Лондоне автором многих книг о советских и российских спецслужбах Олегом Гордиевским.

Господин Гордиевский, приговор, вынесенный Григорию Пасько, удивляет своей суровостью. Как вы объясняете это решение суда, учитывая огромный резонанс, который получило это дело, давно уже вышедшее за российские пределы.

Олег Гордиевский:

Во-первых, теперь под маской этого членства в союзе антитеррористическом российские правители считают, что они могут делать все, что хотят. Они подавляют средства массовой информации, они арестовывают и судят людей, которые чем-то не нравятся органам госбезопасности. Дело Пасько длится 4 года. Ведь Пасько - это заслуженный русский офицер. Он восстал против системы, коррупционной во многих отношениях, и вся эта связь между военно-морскими силами Тихоокеанского флота и вообще ВМФ России, и органами госбезопасности - она очень-очень неприятно пахнет. Не то, что он нападал на нее, но он выступил против нее косвенно. Во-вторых, он же говорил о том, что ядерные отходы сбрасываются в воды Тихого океана, нанося огромный ущерб и России, и Японии, и, наверное, Корее. Между тем, деньги давались неизвестно кем, там - правительством или иностранными государствами - чтобы эти отходы ликвидировать нормально, чистым, научным путем. То есть, Пасько сказал то, что не нравится каким-то людям в этих органах флота и так называемом управлении военной контрразведки Тихоокеанского флота - кто-то там клал эти деньги в свои карманы, и они не могут ему этого простить. Кроме того, представьте себе, что он опубликовал сведения, которые были засекречены после его публикации. Ну, это же чистая провокация - нарочно, чтобы засадить человека, чтобы наказать его. Вот, к сожалению, какой прогресс демократии и либеральной мысли имеет место в настоящей России. Это очень печально, печально то, что фактически мы имеем дело с тем, что называлось телефонным правом. Вместо правового государства суды все еще действуют по указаниям по телефону со стороны губернатора, начальника какого-то Тихоокеанского управления контрразведки КГБ, и так далее. Вот печальная судьба Пасько.

Дмитрий Волчек:

Я бы хотел уточнить. Вы считаете, что приговор Пасько - все-таки произвол на региональном уровне, или его можно рассматривать в контексте других процессов по обвинениям в шпионаже, измене родине, которые сейчас проходят в России - дело Сутягина скажем?

Олег Гордиевский:

Приговор Пасько никак не может быть рассмотрен на региональном уровне. Никак! Конечно, Тихоокеанский флот - это мощная организация, но они же все зависят, и начальник, и заместители, и политработники, и управление контрразведки - они все зависят от Москвы. Там был некто Угрюмов Герман, который был начальником управления ФСБ по Тихоокеанскому флоту - его же вернули после дела Пасько, когда он начал дело Пасько - его вернули в Москву, назначив его каким-то огромным генералом, и дав ему орден Героя России, так что, конечно, все это дело направляется из Москвы по прямому проводу, даже нечего говорить. Это стопроцентная московская провокация против человека, который борется в одиночку против этой страшной антилиберальной системы.

XS
SM
MD
LG