Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Приговор писался заранее..."


Дело Эдмонда Поупа.

Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода в Москве Карен Агамиров и Валентин Барышников, беседовавшие с адвокатом Эдмонда Поупа Павлом Астаховым и американским конгрессменом Джоном Питерсоном.

Петр Вайль:

Московский городской суд приговорил в среду американского бизнесмена Эдмонда Поупа к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима за "шпионаж против России". Обвинение утверждало, что Поуп собирал секретные сведения о российской торпеде "Шквал". Защита доказывала, что материалы, собранные Поупом, были опубликованы в открытой печати. Жена Поупа обратилась к Владимиру Путину с просьбой освободить ее мужа, страдающего онкологическим заболеванием. Корреспондент Радио Свобода Валентин Барышников попросил высказаться адвоката Поупа Павла Астахова:

Павел Астахов:

Для многих, конечно, было неожиданностью, что вдруг сразу после последнего слова подсудимого суд решил перейти к вынесению приговора, потому что обычно даже по менее сложным делам - делам об элементарных кражах, как правило, суд берет сутки, а то и более для того, чтобы написать и вынести приговор, чтобы это был действительно полноценный приговор с необходимыми ссылками, аргументацией и приведением доказательств вины или невиновности подсудимого. Сегодня произошло следующее: то, что приговор был написан, а точнее - я бы сказал, была сделана видимость, что он был написан в течение двух часов - этот приговор, который был написан якобы в течение двух часов, судья затем в быстром темпе зачитывал в течение часа - все это наводит на самые грустные мысли. Это навевает мысль о том, что приговор писался заранее. И похоже, что это действительно так. Потому что невозможно по такого рода делу, которое слушалось в течение двух месяцев, написать приговор за два часа.

Два месяца судебных слушаний. Уже 15 томов дела, десяток с лишним свидетелей, 200 ходатайств защиты, 200 листов поданных предложений со стороны защиты по существу решения по данному делу. Все это вылилось в то, что за 2 часа был написан приговор на 20 страницах. Надо быть весьма наивным человеком, чтобы поверить в то, что решение не было предопределено. Суд продемонстрировал в данной ситуации свою "гениальность" или "предусмотрительность". Решение это было основано на видеосъемке, оперативной видеосъемке, которая до того, как она была показана в суде, была продемонстрирована по телевидению, на тех самых показаниях профессора Бабкина, от которых он на судебном процессе отказался и направил свое заявление в суд, а также на решении экспертной комиссии, которое мы так много и обстоятельно критиковали и просили о проведении независимой дополнительной экспертизы. Тем не менее, нам было в этом отказано, и именно на этих порочных свидетельствах и был построен приговор. На самом деле, мы были готовы к такому исходу, поскольку видели, какой обвинительный уклон имеет судебное слушание. Поэтому мы были готовы к обжалованию. Мы были готовы подать кассационную жалобу в течение часа. Но дело в том, что сам наш подзащитный - подсудимый Эдмонд Поуп, пока не выразил желание подавать кассацию. Он настолько ошеломлен и подавлен таким несправедливым приговором, приговором, который лишил его на ближайшие 20 лет возможности вообще вернуться домой, а скорее всего - лишил его такой возможности пожизненно, потому что 20 лет для больного сложной формой рака Поупа означает смертный приговор, что пока он не выразил желания обжаловать данный приговор.

Валентин Барышников:

Каково состояние здоровья Поупа сейчас?

Павел Астахов:

У него действительно сильные головные боли - начались буквально с месяц назад, у него резко повысилось кровяное давление, и врачи Лефортово это подтверждают, потому что буквально каждый день утром ему делают измерения, и давление последнее у него было 160 на 100. Но врачи Лефортово легко от этого отмахиваются и говорят, что дело в кофе, который он пьет. Хотя сам Поуп утверждает, что кофе он не пьет. Тем не менее, на это никто не обращает внимания. К такому отношению мы в этом деле, к сожалению, привыкли. Что касается вообще его физического состояния и ментального состояния, то он действительно подавлен, но не раздавлен. С другой стороны, он действительно физически сильно ослаб.

Валентин Барышников:

Когда теперь будет рассматриваться кассация?

Павел Астахов:

У нас фактически 4 дня на подачу кассационной жалобы. Кассационная жалоба назначается к рассмотрению в Верховном суде в течение месяца.

Валентин Барышников:

Видимо, все это время Поуп будет находиться в заключении?

Павел Астахов:

До вступления приговора в законную силу он будет находиться в Лефортово. Остается у кого-то из близких родственников или друзей возможность ходатайствовать перед президентом о помиловании. Просьба о помиловании может быть подана сразу же после выступления приговора в законную силу.

Петр Вайль:

Павел Астахов полагает, что приговор был предрешен и даже написан заранее. Действительно, никто не ожидал такого скорого вынесения приговора, и многочисленные журналисты пришли к зданию Мосгорсуда в ожидании последнего слова Поупа, но не приговора. Среди этих журналистов был и корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров:

Карен Агамиров:

Мосгорсуд поддержал государственного обвинителя, поддержал полностью. Он не внял ни доводам защиты, ни последнему слову самого Поупа. Что же он в нем сказал? Так как процесс был закрытым, единственный источник информации - адвокат Поупа - Павел Астахов. Разговор перед оглашением приговора:

Павел Астахов:

Суть его последнего слова была такова, что Эдмунд Поуп сказал, что, по мнению всех бизнесменов - американских бизнесменов, иностранных бизнесменов, и его, в частности, побывавших в России и пытавшихся работать в России, она до сих пор остается для них загадкой. Это - страна со своими неписаными законами, и то, что произошло с ним - ярчайшее свидетельство того, как он, поддавшись на рекламу, которая была в 1996-м году представлена в США генеральным директором государственного предприятия "Регион" Шахиджановым, который проводил там совещание и выставку, и рассказывал о возможностях скоростного подводного движения, в том числе и на примере ракеты "Шквал" - поддавшись на эту рекламу Эдмунд Поуп и его коллеги в том же 1996-м году приехали в Россию, и пытались сотрудничать именно в рамках данного проекта по технологии скоростного подводного движения. Все, с кем они имели дело, заверяли их в том, что обсуждаемые технологии и технические отчеты не являются никакими секретами, не содержат никаких тайн. Все это продолжалось до 2000-го года. В конце Поуп сказал: "Хоть я и провел 8 месяцев в тюрьме в России, я не шпион. Единственное решение, которое вы должны принять - отпустить меня к моей семье, ко мне домой", - то есть, оправдать.

Карен Агамиров:

Какие у вас предчувствия относительно приговора?

Павел Астахов:

Какие могут быть предчувствия, когда приговор планируется написать за два с половиной часа?! Я сказал, что если приговор будет на страницу больше, чем те предложения, которые мы подали в письменном виде, а мы все-таки их подали, и это - 200 листов - тогда можно было бы говорить о полноте и всесторонности приговора... Посмотрим, какой будет приговор, по объему для начала. А, по сути, за два с половиной часа можно вынести только тот приговор, который заранее известен.

Карен Агамиров:

Предчувствия адвоката не обманули... Здесь же, в суде, были супруга Эдмонда Поупа, его друзья и депутат Конгресса США Джон Питерсон. Говорит конгрессмен Джон Питерсон:

Джон Питерсон:

Я думаю, что если страна хочет, чтобы у нее было экономическое будущее, то рука закона должен действовать. Особое наше негативное внимание вызывает то, что никакой американский наблюдатель не был допущен в зал суда. Господину Поупу не дали возможности воспользоваться услугами независимого переводчика с тем, чтобы он до конца и полностью понял, в чем его обвиняют. Ему также не дали возможности задавать встречные вопросы тем, кто задавал вопросы ему. Закон никогда не сможет восторжествовать, если все улики не будут положены на стол, а без этого можно провести процесс, но таким образом контролировать правду нельзя. Я думаю, что у России есть будущее только, если в этой стране восторжествует закон. Иностранные граждане, находящиеся в России, должны быть уверены в том, что им будет предоставлена возможность защищаться, если такой случай представится.

Карен Агамиров:

Какой-нибудь официальный протест со стороны американских властей возможен?

Джон Питерсон:

Конгресс США уже одобрил единогласную резолюцию по этому поводу. США прекратят помощь России в ее попытках стать членом ВТО. Мы предложили президенту приостановить технологическую помощь России... Мы не хотели бы, чтобы это случилось, потому что мы хотели бы, чтобы наши страны могли сотрудничать. Однако, американцы должны быть уверены в том, что здесь - в России, действует рука закона, и что суды, которые существуют, справедливы.

Карен Агамиров:

Дело Поупа завершено, но пока только в первой инстанции. Предстоит решение Верховного суда России.

XS
SM
MD
LG