Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киреевским пенсионеркам остается надеяться только на чудо


Программу ведет Андрей Шарый. Над темой работала Кристина Горелик. Участвуют: корреспондент Радио Свобода в Туле Сергей Новиков, председатель Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Государственной Думы России Валерий Рязанский, советник председателя правления Пенсионного фонда России Владимир Вьюницкий.

Андрей Шарый:

10 бывших работников слюдяной фабрики в городе Киреевске Тульской области, ныне - пенсионеры - во вторник вечером объявили сухую голодовку. Как уже сообщало Радио Свобода, а мы в конце прошлой недели обещали вернуться к этой теме, бывшие работники фабрики получают минимальную пенсию, поскольку во время пожара вся документация на работников предприятия сгорела. Голодающие требуют пересчитать пенсии согласно их трудовому стажу и размеру заработной платы. Над темой работала корреспондент Радио Свобода Кристина Горелик:

Кристина Горелик:

Приехавшие на встречу с пенсионерками работники областного департамента социальной защиты попросили повременить с голодовкой, заявив, что решение их проблемы в Москве найдено. Однако, никаких соответствующих документов в Киреевск пока не поступило. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Сергей Новиков:

Сергей Новиков:

Вечером 16 ноября, когда было принято решение о приостановке голодовки, с помощью врачей постепенно начали приходить в себя около 20 женщин-инвалидов. Остальные были госпитализированы ранее. Руководитель акции протеста Валентина Васильевна Матвеева заявила о том, что 20 ноября приостановлена лишь голодовка. В течение последних трех дней около 200 киреевских пенсионеров продолжали акцию протеста. Они устроили пикет с прежним требованием: произвести перерасчет пенсий и установить их в предусмотренном законом размере. Мешает этому, напомню, отсутствие подлинников сгоревших при пожаре на слюдяной фабрике документов. В течение тех же трех дней в разрешение конфликта были втянуты посредством переписки и личных контактов главный федеральный инспектор по Тульской области Сергей Харитонов, полпред президента Георгий Полтавченко, губернатор Василий Стародубцев, министр труда и социального развития Александр Починок, управляющий Федеральным пенсионным фондом Михаил Зурабов и, наконец, премьер-министр Михаил Касьянов. В результате, по сообщению Сергея Харитонова, подобрать в порядке исключения приемлемое решение и известить о нем рядовых пенсионеров слюдяной фабрики было поручено Михаилу Зурабову. В первой половине дня 20 ноября никаких документов в Киреевск от него не поступило. 10 пенсионерок приготовились к началу так называемой сухой голодовки, выдержать которую человек в возрасте свыше 60 лет может не более трех суток. Но в районный Дом культуры, где они собрались, приехали ответственные работники областного департамента социальной защиты. Они сообщили, что решение проблемы в Москве найдено и соответствующие документы вот-вот поступят в Киреевск. Посовещавшись, участники акции протеста решили отложить начало сухой голодовки до 21 ноября.

Кристина Горелик:

По последней информации, полученной от нашего корреспондента Сергея Новикова, 10 пенсионерок решили не дожидаться среды и объявили о начале сухой голодовки. За комментариями мы вновь обратились к председателю Комитета по труду социальной политике и делам ветеранов Государственной Думы Валерию Рязанскому, представляющему фракцию ОВР. В конце прошлой недели в интервью Радио Свобода Рязанский обещал разобраться в ситуации с бывшими работниками Киреевской фабрики. По его словам Пенсионный фонд занялся решением этого вопроса:

Валерий Рязанский:

В тот же день, когда вот последовал звонок, я обратился к председателю Пенсионного фонда Российской Федерации Зурабову Михаилу Юрьевичу, он дал соответствующее указание в линейный региональный пенсионный фонд, чтобы внимательно разобраться в этой ситуации. В чем заключается суть проблемы - не в том, что там случилось несчастье и сгорели документы, подтверждающие пенсионные права, но по тем оперативным данным, которые есть за последние несколько лет по персонифицированному учету в Пенсионном фонде, почему-то оказалось, что у большинства сотрудников которые вот на сегодняшний день высказывают протест, очень низкие заработные платы - по тем взносам, которые перечислялись в Пенсионный фонд. И, видимо, выплаты на этом предприятии осуществлялись не только в виде официальной заработной платы. Поэтому для того, чтобы не обидеть ни одного из работников коллектива, региональный фонд обязан разобраться индивидуально в каждом конкретном случае установления пенсионных прав за тот или иной период времени, возможно, через показания свидетелей, и в этой связи Пенсионный фонд будет проводить тщательное рассмотрение каждого вопроса. Поэтому всем участкам этой акции протеста я рекомендую как можно оперативнее либо создать рабочую группу, либо там комиссию свою рабочую, либо из состава выделить людей, которые понимают в этих вопросах, может быть, предложить профсоюзному комитету организовать эту работу с региональным фондом. Там, где все ясно, где последние взносы четко прописаны - там все ясно, у кого есть спорные вопросы - индивидуально по каждому решать. В случае если и здесь, если вы не разберетесь до конца - у вас есть возможность обратиться непосредственно в Пенсионный фонд к Зурабову Михаилу Юрьевичу, и поверьте, мы с ним на эту тему поговорили, и он готов соответствующее решение на эту тему принимать.

Кристина Горелик:

Около 100 бывшим работникам слюдяной фабрики пенсии пересчитаны с привлечением косвенных доказательств - сообщили нам в Пенсионном фонде России. Для остальных пенсионерок, а их около 30, по словам советника председателя правления Пенсионного фонда Владимира Вьюницкого, пенсии не могут быть пересчитаны, поскольку у пенсионерок отсутствуют данные о размере заработной платы. В этом отчасти вина и самих пострадавших - считает Владимир Вьюницкий:

Владимир Вьюницкий:

К сожалению, сложившаяся ситуация - это результат того пенсионного законодательства, которое на данный момент применяется. Я бы сказал, все, что можно сделать для работников Киреевской фабрики - сделано. Началось с того, что не были подтверждены права у 139 человек и более чем для 100 уже разными способами с привлечением косвенных документов и других доказательных материалов пенсии пересчитаны в том размере, который они заработали. То есть, они уже не минимальщики, они получают пенсии существенно большие, чем были им первоначально насчитаны органом соцзащиты. Проблема остается для примерно 30 человек, у которых не имеется никаких документов, не то, что подтверждающих трудовой стаж или копий их трудовых книжек, но профсоюзных и других общественных документов, по которым проводился пересчет другим. Именно они объявили голодовку, требуя, чтобы им на основе устных показаний их коллег пересчитали пенсию, подняв ее с минимальной до максимальной. К сожалению, закон нынешний пенсионный таких возможностей не дает. Устными показаниями очевидцев и коллег подтверждается только длительность пенсионного стажа - это один из параметров, который необходим для назначения пенсии. Размер зарплаты устными показаниями сослуживцев в суде не подтверждается. Как предотвратить подобные случаи - Пенсионный фонд в общем-то знает. У нас с 1997-го года действует система персонифицированного электронного учета данных по зарплате, и были бы работники слюдяной фабрики зафиксированы в ней - мы могли бы исправить положение. К сожалению, пожар на фабрике случился до того, как эта электронная система была введена, поэтому с точки зрения действующего законодательства пока проблема не имеет никакого реального решения. Но я еще раз подчеркну: решающий фактор в киреевской истории - это не стаж. Стаж подтвержден у всех. Решающий фактор - отсутствие данных о размере заработной платы, которые сами пенсионеры подтвердить никак не могут. Говоря грубо, человек предъявлял профсоюзный билет, где есть данные о выплате им профсоюзных взносов - по размеру взносов легко устанавливается размер заработной платы. Почему в профсоюзных документах не оказалось остальных 39 человек примерно - мы не знаем, потому что в Советском Союзе все трудящиеся были членами профсоюза, и почему они утратили свои документы - непонятно. В данном случае здесь некий элемент вины лежит и на самих пострадавших, поскольку у них не оказалось ни одного документа, которым подтверждался бы размер их заработной платы.

Кристина Горелик:

Таким образом, единственное, что остается делать пенсионеркам - это ждать чуда. Ибо решение местных судебных органов не может быть вынесено в пользу пенсионерок, ведь тогда оно будет противоречить действующему пенсионному законодательству.

XS
SM
MD
LG