Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Григорий Пасько уверен: ему будет вынесен оправдательный приговор


Ведущий программы "Темы дня" Андрей Шарый:

В понедельник 29 октября возобновляется повторный судебный процесс по делу капитана второго ранга в отставке журналиста Григория Пасько, который обвиняется в государственной измене. Обвиняемый уверен, что некоторые материалы его дела сфальсифицированы. С Григорием Пасько в Московской студии Радио Свобода беседовал Владимир Бабурин:

Владимир Бабурин:

Григорий, 29 октября возобновляется в Тихоокеанском флотском суде во Владивостоке ваш процесс. Процесс уже не первый. Один раз оправдательный приговор уже был вынесен. Был достаточно большой перерыв - на какой стадии сейчас находится дело?

Григорий Пасько:

Я хочу вас поправить: оправдательного приговора еще не было. Был обвинительный приговор в июле 1999-го года, по статье, которая вообще неприменима к журналисту - за совершение какого-то там должностного... Я даже не помню, как называется статья. И теперь вот мы надеемся, что будет все-таки оправдательный приговор. Во всяком случае, по нашему мнению, по моему мнению и мнению защиты, к тому есть более чем достаточно оснований. Перерыв был объявлен в судебном процессе на весь октябрь, по нескольким причинам. Главная из них - неготовность результатов трех экспертиз. Были назначены экспертизы по почерку понятых, по почерку следователя ФСБ и фоноскопическая - по моему голосу. Первые две относятся к расследованию и установлению судом фактом фальсификации материалов уголовного дела, причем новых фактов. (Если помнят радиослушатели, в первом процессе суд вынес частное определение по актам фальсификации материалов данного уголовного дела. Наказания, конечно, никто не понес). Так вот, в этом судебном процессе уже есть новые факты. То есть, это как минимум новое частное определение. А фоноскопическая экспертиза моего голоса не проведена из-за отсутствия специалистов каких-то, мы думаем, что это непринципиально, потому что я нигде никогда не отказываюсь от своего голоса.

Владимир Бабурин:

Григорий, скажите пожалуйста, стало много в последнее время так называемых шпионских процессов. Это и дело Сутягина в Калужской области, и дело Тоббина в Воронеже... Как вам кажется, почему такой всплеск, почти как во времена холодной войны? Объясняется это тем что... из известных органов, откуда вышел и президент России Владимир Путин - и это просто их образ жизни?

Григорий Пасько:

Наверное, и это - причина всплеска уголовных дел. Вы назвали только несколько фамилий, на самом деле, их можно десятка два перечислить, в том числе можно назвать и людей, о которых мало кто знает. Например, майор армии Оренбургской ПВО Дудник, капитан третьего ранга Величко на Балтике, и еще один в Питере был... Их на самом деле очень много. Если не брать какие-то вещи субъективные, вроде отношения нынешнего руководства и эфэсбешников, пришедших во власть - они любят ловить шпионов, которые на самом деле не оказываются шпионами и не являются такими - есть и объективная сторона, несовершенство законодательной базы - я имею в виду 275-статью Уголовного кодекса РФ, в которой есть такие формулировки, используя которые можно привлечь к уголовной ответственности кого угодно. Например: "выдача иных сведений иностранному государству". Под "иными сведениями" законодатель не предусмотрел ничего конкретного. Это, во-первых, во вторых, у Российской Федерации нет единого, четкого, внятного перечня, что такое государственная тайна. У России нет государственной тайны. У России есть ведомственная тайна, которая прячется под личину государственной, потому что перечни сведений, составляющих государственную тайну существуют у всех, практически, ведомств. У Минобороны это печально знаменитый 055-й приказ. У Минатома - 035-й приказ, и так далее. Вот на наличие цифры "0" в самом названии приказа уже делает эти перечни незаконными, потому что статья 15-я Конституции Российской Федерации говорит, что человек может быть осужден только на основании открыто опубликованного законодательного акта. Эти указы и перечни открыто не опубликованы. Они сугубо ведомственные и ходят в недрах ведомств. Тем не менее, нашим эфэсбешникам, прокурорам это не мешает сажать людей в тюрьму только на основании наличия вот этих вот приказов. Что, конечно же, глупость. Печально, что суды не могут никак отказаться от привычки осуждать человека на базе вот этих вот ненормативных актов.

Владимир Бабурин:

Вы, тем не менее, в начале нашего разговора выразили, я бы сказал, уверенность в том, что приговор будет оправдательным, такую же уверенность высказывал и ваш общественный защитника Александр Ткаченко. Кстати, уникальный случай - дело о шпионаже, у вас общественный защитник, как и другой уникальный случай: вы ведете регулярные репортажи на волнах нашего радио с собственного судебного процесса... На чем основывается ваша уверенность?

Григорий Пасько:

Я выучил очень много законов и кодексов, начиная еще с тюрьмы, и сейчас продолжаю изучать это уже на более профессиональном уровне, потому что являюсь студентом юридического факультета Российского государственного гуманитарного университета. Это во-первых. Во-вторых, я очень хорошо знаю все, что связано с гостайной применительно к нашим законам, и у меня очень хорошие защитники. Кроме вышеназванного Александра Ткаченко еще есть два высокопрофессиональных юриста - адвокаты Анатолий Пышкин и Иван Павлов. И вот это вот знание доскональное базы юридической и этого дела позволяет нам утверждать, что на правовом поле у стороны обвинения нет ни малейших шансов добиться обвинительного приговора. Если ФСБ и военная прокуратура не будут оказывать давление на суд, то суд, если будет по закону принимать решения, может вынести только оправдательный приговор... Почему такая уверенность? Ну, хорошо, можем предположить, будет обвинительный приговор, по какой-нибудь там смешной статье другой, даже может быть по этой - 275-я - "государственная измена", но все прекрасно понимают, что мы на этом не остановимся. Заявка и номер досье приняты, присвоены уже в Страсбургском суде.

XS
SM
MD
LG