Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Почему милосердие превыше правосудия?.."


Дело судьи Сергея Пашина.

С заслуженным юристом, кандидатом наук, организатором суда присяжных в России Сергеем Пашиным беседовал редактор программы Радио Свобода "Человек имеет право" Илья Дадашидзе.

Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль:

11 октября решением Квалификационной Коллегии федеральных судей города Москвы и Советом Судей судья Московского городского суда Сергей Пашин был лишен полномочий федерального судьи. Сергей Пашин - заслуженный юрист, кандидат наук, организатор суда присяжных в России, один из авторов концепции судебной реформы. В последние годы он активно сотрудничает с программой Радио Свобода "Человек имеет право". В частности, он выступал по поводу дела отказника от военной службы Дмитрия Неверовского. С Сергеем Пашиным беседовал редактор программы "Человек имеет право" Илья Дадашидзе:

Сергей Пашин:

В среду заседала квалификационная коллегия федеральных судей Москвы вместе с Советом Судей Москвы под председательством, соответственно, Куприяновой и Разгуловой. Обсуждался вопрос о том, быть мне судьей или нет. И было решено, что я недостоин этой чести, потому что, во-первых, я дал заключение в пользу Неверовского - человека, незаконно осужденного Калужским областным судом за отказ служить в армии по убеждениям, и во-вторых, за то, что я в прямом эфире Радио "Эхо Москвы" дал свой телефонный номер человеку, который хотел получить моего совета.

Илья Дадашидзе:

Это преступление?

Сергей Пашин:

Это не преступление, но сочли, что это нарушает Кодекс Чести судьи... Милосердие оказалось не соответствующим идеям судейского корпуса.

Илья Дадашидзе:

Но ведь это не первая попытка вывести вас из состава федеральных судей Москвы?

Сергей Пашин:

Да, в 1998-м году такая попытка уже была, и эта Квалификационная Коллегия прекращала мои полномочия, меня восстановил в должности Верховный Суд Российской Федерации. И теперь те же люди, которые прекращали мои полномочия, заседали в этой же Квалификационной Коллегии. Я заявил им отвод, но председатель Квалификационной Коллегии Куприянова сказала, что отвод членам Квалификационной Коллегии заявлять нельзя, а самоотвод они, естественно, заявить себе не решились.

Илья Дадашидзе:

То, что вы защищали Неверовского и вы дали телефон - это как бы повод, но есть еще и причина?

Сергей Пашин:

Я склонен думать, что, наверное, излишне независимая позиция многих раздражает. Исполняющий обязанности председателя нашего суда Коржиков выступил на Квалификационной Коллегии и сказал, что у него нет претензий ко мне как к судье - ни по качеству работы, ни по объему рассмотренных дел, но он все равно считает, что я не достоин быть судьей, и что мои полномочия должны быть прекращены. Также на заседании этой квалификационной коллегии очень много обсуждали, какую сумму я получил как премию за права человека. На самом деле, эта премия не денежная, и она предполагает вручение денежного знака и больше ничего.

Илья Дадашидзе:

Собираетесь ли вы обжаловать это решение?

Сергей Пашин:

Я по окончании этой коллегии вспомнил старую православную молитву: "Ныне отпущаюше раба твоего..." - и я должен подумать, надо ли мне обжаловать это, потому что это очень тяжело и нагрузки на психику и здоровье довольно велики. Доказывать людям, что ты прав, когда это совершенно очевидно, и когда Конституция на твоей стороне, и упираться в глухую стену - это мучительно.

Илья Дадашидзе:

Насколько я знаю, вам даже была поставлена в вину цитата "Милосердие превыше правосудия"?

Сергей Пашин:

Не то что в вину, но это почему-то сильно всех насторожило, хотя это - слова одного из православных иерархов, и этот вопрос действительно обсуждался - почему же милосердие выше правосудия? Это интересовало членов нашего Совета Судей. Они сочли, что мои действия нарушают Кодекс Чести судьи, а милосердие решили оставить на потом.

XS
SM
MD
LG