Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Комиссия по помилованию приговорена, и помилована она не будет..."

  • Илья Дадашидзе

Илья Дадашидзе:

Прежний председатель Комиссии по помилованию Российской Федерации - утверждают средства массовой информации - писатель Анатолий Приставкин от руководства будет отстранен, а на его место будет назначен кинорежиссер Никита Михалков. А вместе с Приставкиным из состава комиссии выйдет по всей вероятности большинство ее членов. Некоторые из них, кстати, уже сообщили об этом в телефонном разговоре со мной. Напомню: Комиссия по помилованиям была образована 10 лет назад решением президента Ельцина. Сегодня в состав Комиссии помимо известных правоведов входят видные деятели российской литературы и культуры. До последних дней жизни ее членами были Булат Окуджава и Лев Разгон. С 1992-го года по рекомендации Комиссии было помиловано 57 тысяч человек, и в их числе 1200 приговоренных к смертной казни. Около года назад администрация президента Российской Федерации начала массированную кампанию против Комиссии по помилованиям. Ее членов упрекают в некомпетентности, юридической безграмотности, но, прежде всего - в излишнем милосердии. Слово Анатолию Приставкину, с которым мы связались по телефону:

Анатолий Приставкин:

Идет разговор о ликвидации комиссии. Некоторые считают, что ее ликвидировали, а некоторые считают, что она еще существует, пока президент не огласил указ, или его чиновники. Но, в общем-то, если по честному, комиссия ликвидирована уже год назад. Год назад пришел в руководство администрации президента некий кадровик из ФСБ Виктор Иванов. И Виктор Иванов перекрыл своей волей 50-ю статью Конституции, по которой каждый осужденный имеет право на помилование, и практически не пропустил к президенту почти ничего из того. что мы в комиссии решали. Мы несколько тысяч подали ему прошений, но он президенту подал 8 прошений из нескольких тысяч. Таким образом, Комиссия повисла в воздухе. Мы собирались, обсуждали дела, надеялись на встречу с руководством администрации, с Ивановым, с Волошиным, что и происходило, потом с президентом. Написали ему несколько писем, и все эти письма опять попадали к Иванову. И от имени Иванова к президенту поступила докладная, о том, что Комиссия не соответствует, что она не тех милует, не столько, что это редчайший случай - помилование.... (Хотя, 0.6 процента - это самая минимальная цифра по отношению к Европе, например). Таким образом, Иванов предлагал реконструировать, реставрировать комиссию, которая была до нас. А до нас была советская комиссия из силовых органов, в основном. И Иванов прямо перечислил эти органы - Генпрокуратуру, МВД, ну, Минюст, конечно, все которые должны, на самом деле, решать дела помилованных в том количестве, в котором предлагает сам Иванов.Иванов действовал от имени президента, поскольку президент написал на таком документе "согласен". И Иванов в свете согласия президента где-то за кулисами, за кремлевскими стенами, создал, видимо, такую Комиссию, о которой и идет речь. Наша Комиссия продолжала как бы работать, мы надеялись на встречу с президентом. Но все наши усилия, несколько самых активных действий никакого ответа не получили. Нас никто не захотел выслушать, с нами никто не решил поговорить. И даже сейчас, когда идет речь о ликвидации Комиссии, новые имена назначаются...

Мне казалось, что все-таки это право президента иметь свою Комиссию. Я говорю: каждый народ имеет право иметь своего президента, каждый президент достоин своего народа, каждая комиссия - своего президента. Таким образом, он готов и может любую Комиссию создать и любое помилование наладить. Но вот это странное молчание, блокада, невозможность добиться ни президента, никого, ни разговора нормального, ничего - вызывает недоумение и даже странное отношение ко всей Комиссии. Слишком много уважаемых людей есть в Комиссии, слишком много сил отдано за 10 лет, чтобы сложить это помилование в стране, и сейчас оно одной рукой разрушено уже. Ну что же, другой рукой будет создана послушная, по-видимому, Комиссия, которая кому-то необходима, в которой будут не общественники, которые ни черта ни получали, но зато и никого не слушали, кроме голоса собственной совести, а будут послушные люди, опять - силовых структур, которые будут делать то, что нужно. Одной рукой сажать, другой - миловать. И они уже хорошо знают, кого надо сажать и кого миловать. Наверное, в этом все и дело. Все - аппаратные игры, которые мало достойны президента. Знает он об этом, не знает - мы не знаем. Мы ничего не знаем, мы питаемся слухами, и это самое неприятное в этой всей истории.

Илья Дадашидзе:

И еще одно мнение члена Комиссии - историка и писателя Владимира Ильюшенко:

Владимир Ильюшенко:

Комиссия по помилованию приговорена, и помилована она не будет. Охота на Комиссию, начавшаяся примерно год тому назад, подходит к концу. Судя по той информации, которой я располагаю, она завершится разгромом Комиссии под видом ее переформирования и укрепления. В указе президента, который вот-вот должен быть подписан, Анатолий Игнатьевич Приставкин, председатель комиссии, увольняется. Его заменяет видный представитель творческой интеллигенции, который отдавать этой работе свое время и силы не будет, и от него это и не требуется, а требуется другое: переориентировать работу Комиссии на жесткий и бескомпромиссный подход к помилованию, к осужденным. Помилование, по замыслу режиссеров этой акции, будет теперь исключительным актом, как они говорят, "актом исключительного гуманизма". То есть, гуманизм опять-таки интерпретируется в сталинском духе. То есть, это будет Комиссия по непомилованию, соответственно, сменятся не только председатель, но и основной состав Комиссии. В нее введут послушных власти юристов и работников спецслужб.

Почему Комиссия уже в течение нескольких месяцев стала объектом не просто гонения, но и организованной кампании лжи и клеветы? Потому что милосердие не вписывается в новый курс государственной политики. Эта политика с каждым месяцем и с каждым днем приобретает все более авторитарный характер. Авторитаризм с милосердием не совместим. А Комиссия занималась именно милосердием, из недели в неделю, из года в год, уже почти 10 лет. В Комиссию входили и входят сейчас люди с безупречной нравственной репутацией. И это общественная комиссия - мы никогда не получали ни копейки от власти. И это правильно я полагаю, потому что мы должны быть независимыми, кстати, это сильно раздражает наших противников. Как же быть с этой репутацией, если Комиссию требуется заменить? Для этого надо вылить на нее столько помоев, чтобы даже симпатизирующие ей люди заколебались - а может что-то есть? Не бывает ведь дыма без огня... И вот, эти помои льются уже несколько месяцев, потому что Комиссию надо дискредитировать во что бы то ни стало. Только что вышла моя статья, которая называется "Душители милосердия", в которой я перечисляю те обвинения, которые нам предъявляют. И я последовательно опровергаю их, потому что все они построены на фальсифицированной основе, опровергаю фактами. Главное обвинение - потворство серьезным преступникам, особо опасным, бандитам и убийцам, к которым Комиссия будто бы питает подозрительно нежные чувства и потому выпускает их на свободу пачками. Нас даже обвинили в том, что мы начали свою деятельность с помилования известного бандита Иванькова - Япончика в 1992-м году, когда была создана Комиссия. Это пропечатано в нескольких газетах и журналах. Мы запросили соответствующий материал из архива МВД, и там выяснилось, что Иваньков был освобожден в 1991-м году по отбытию наказания, когда Комиссии еще не существовало. То есть, Министерство юстиции забросило очень подробный и фальсифицированный материал во все сколько-нибудь известные средства массовой информации и, к сожалению, многие клюнули на это. И появились необычайно злобные статьи, одна из которых так и называлась "Свободу Япончику", которого мы будто бы освободили.

Еще обвиняют нас в том, что мы тратили на рассмотрение каждого дела, поскольку помиловали очень много людей, не больше 10 минут. Что, конечно, тоже чистая ложь, потому что речь идет не о том, сколько мы тратим на заседании, а заседаем мы раз в неделю, по вторникам, а в том, что на изучение их дел и решение отводится неделя, и мы буквально днями - ночами сидели над этим делами, а на заседание мы приходим уже с готовым решением. И там не такие уж длительные, хотя бывают и длительные, дебаты, и мы просто голосуем. Еще обвиняют нас в том, что мы некомпетентны, поскольку у нас одни сплошные писатели и журналисты, и священник... Не желая упомянуть о том, что у нас 7 высококлассных юристов из 17 членов комиссии. Мало того, материалы, которые мы получаем, проходят очень серьезную юридическую экспертизу в Управлении по вопросам помилования - именно они готовят для нас материалы.

Дело в том, что меняется серьезно ситуация. Комиссия, которая является институтом гражданского общества, начала серьезно мешать власти. Потому что власти требуется вовсе не милосердие, а порядок, как она его понимает, а этот порядок не совместим с милосердием. Начинает вводиться в жизнь то, что называется "управляемой демократией". В общем, по-видимому, власть взяла за образец некую китайскую модель развития - либерализм в экономике и зажим в политике. Но я думаю, что у нас китайская модель не пройдет. Я думаю, что то, что сейчас происходит и называется прагматизмом, на самом деле, является позором просто для нашей страны, и я полагаю, что вот эта страница новая российской истории, которая сейчас вписывается - это позорная страница.

Илья Дадашидзе:

Итак, новым главой Комиссии по помилованиям средства массовой информации называют Никиту Михалкова. Это решение, если оно действительно будет принято, не может не вызвать удивления. Вспомним: Михалков - председатель Союза кинематографистов РФ, президент Российского фонда культуры и Московского международного кинофестиваля, глава кинокомпании "ТТТ", снимающий кинорежиссер. Сколько времени в неделю, в месяц, в год сможет он уделить милосердию, в злоупотреблении которым власть предержащие упрекают нынешнюю Комиссию по помилованиям?

XS
SM
MD
LG