Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Весенний призыв в российскую армию - "синдром воюющей страны"


Тему ведет Лиля Пальвелева. Говорят: начальник мобилизационного управления Московского военного округа Юрий Сметана, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей - Валентина Мельникова, председатель комитета солдатских матерей Орловской области Татьяна Михайлова, сотрудник Нижегородского комитета солдатских матерей Наталья Жукова.

Лиля Пальвелева:

В России закончен весенний призыв на срочную воинскую службу. Его итоги подводят как в военкоматах, так и в Комитетах солдатских матерей. Как только началась весенняя призывная кампания, в Комитеты солдатских матерей России стали поступать жалобы на то, что в армию пытаются забрать тех, кто имеет законное право на отсрочку - по состоянию здоровья, семейным обстоятельствам и прочим уважительным причинам. В содержании жалоб не было ничего нового, но заявлений о нарушении прав призывников стало заметно больше, чем во время осеннего набора. Между тем, в военкоматах считают, что ничего экстраординарного не произошло. Вот, к примеру, как оценивает итоги весеннего призыва начальник мобилизационного управления Московского военного округа Юрий Сметана:

Юрий Сметана:

Особенностей призыва весной этого года практически не было, потому что ныне существующее законодательство не претерпевает своих изменений уже в течение последних 4 лет. Штаб Московского военного округа на сегодняшний день доволен поступившим молодым пополнением. Нам на сегодняшний день выбирать не приходится - кого нам государство дает - мы с теми, уважаемые товарищи, и служим.

Лиля Пальвелева:

А вот ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей - Валентина Мельникова, убеждена: поводов быть довольными у военкомов не должно быть особенно много, хотя бы потому, что в армию все чаще стали призывать людей, непригодных к прохождению службы по состоянию здоровья. И вот один лишь пример:

Валентина Мельникова:

Мальчик Тарасов Дмитрий был признан годным к призыву, хотя у него была травма тяжелая левой ноги, срослась она, и у него металлический штифт в ноге. Ну, как всегда, военкомат послал в больницу, в больнице написали, что нуждается в оперативном лечении, значит, временно негоден. Тем не менее, его быстренько попытались отправить в воинскую часть. И вот сейчас мы вынуждены писать в главную военную прокуратуру для того, чтобы парня можно было уволить

Лиля Пальвелева:

Эта история произошла в Дагестане, но с похожими на нее можно было столкнуться практически в любом регионе России. Говорит сотрудник Нижегородского комитета солдатских матерей Наталья Жукова:

Наталья Жукова:

Я думаю, что наша область ничем не отличается от других областей, в том числе и Московской, по тем нарушениям, которые проходят во время призыва. Меня больше всего здесь беспокоит милитаризация таких гуманитарных, казалось бы, наших институтов как здравоохранение и как народное образование. Вот с этим Нижегородская область в весенний призыв столкнулась как никогда. Когда к нам приходит молодой человек вместе с мамой и говорит, что отказано в выдаче справки или не принимают молодого человека потому, что у него нет направления военкомата - это о чем говорит? Это говорит о том, что военный комиссар позвонил в больницу и сказал главному врачу этой больницы: "Ни в коем случае не выдавать никаких справок и не принимать без нашего направления". Это страшная тенденция.

Лиля Пальвелева:

А еще, сообщает Наталья Жукова - весьма распространенными стали досрочные выпускные экзамены в средних учебных заведениях. Делается это, опять же - для пополнения рядов новобранцев:

Наталья Жукова:

Молодые люди заканчивают техникумы, профессионально-технические училища, колледжи, лицеи - сейчас очень много таких вот учебных заведений. И что мы видим - да, дается справка о том, что молодые люди учатся до 30 июня. Но опять же, военком своей властью говорит, что вот, такому-то, такому-то, такому-то экзамены перенести на 10-20 дней раньше, чтобы мы успели призвать его в армию. И это не зависит от того, будет молодой человек потом поступать в институт, с красным дипломом он заканчивает это учебное заведение, или он - двоечник. То есть, таким образом, наше государство в лице военкоматов, учебных заведений и медицинских учреждений не заинтересовано в том, чтобы наши молодые люди росли здоровыми, чтобы они получали образование - мы все работаем на нашу оборону. Все молодые люди как один должны быть призваны. И что самое удивительное: директор училища - он так и говорит: "Я тебе назначаю экзамены не на 20-е, а на 10-е". "Да я не готов". "Да иди ты в армию, я тебе так поставлю".

Лиля Пальвелева:

Повсеместной стала и практика облав на призывников. Председатель Комитета солдатских матерей Орловской области Татьяна Михайлова называет эти облавы похищением людей, то есть, преступным деянием:

Татьяна Михайлова:

У нас очень развито: "тройки" так называемые, садятся вот они в машину - милиция, юрист и представитель второго отделения военкома. И они начинают объезжать, и, в принципе, милиционер грозит наручниками, ребята которые имеют заболевания - они как бы пытаются себя отстоять - им же нужно выписку из решения комиссии, и вот они - вот эта тройка, привозит эту выписку и сразу повестку на призыв. И делают это в пятницу, когда суббота-воскресенье сразу, суды не работают, ребята не имеют возможности попросту уже подать в суд, и выписка эта только в пятницу у них на руках. В понедельник они уже на контрольном медообследовании, все это в понедельник, в 6 утра, и во вторник утром, в 6 утра, они отправляются в армию. То есть, совершенно не дается возможность им отстаивать свои права, если у них заболевания какие-либо.

Лиля Пальвелева:

"Сотрудники военкоматов прекрасно знают, что нарушают законы, но сознательно идут на это, - считает ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова. - Происходит это по нескольким причинам":

Валентина Мельникова:

Во-первых, совершенно точно: молодежи стало меньше. Ведь даже абсолютная цифра числа призываемых весной меньше на 6 тысяч где-то, чем осенняя была. Солдаты-то нужны! Когда говорят, что в Чечне там дислоцируется что-то - 60 или 70 тысяч - это же, на самом деле, все брехня. Там группировка - 200 тысяч, меньше она быть не может. Мы считаем всех - кто подвозит боеприпасы, горючее, кто там железнодорожники, строительные части, а их же никто не считает. Хотя на самом деле это есть. Много раненых. Нужны солдаты. Кроме того, по-прежнему, у нас 14 ведомств имеет военнослужащих по призыву. Все хотят солдат. Кормить не надо, одевать не надо, обувать не надо...

Лиля Пальвелева:

Такое положение дел Валентина Мельникова называет "синдромом воюющей страны" - когда все равно, каким образом, но воинские части новобранцами надо пополнить:

Валентина Мельникова:

Наплевать на закон, наплевать на то, что нужно, на самом деле, обществу - что нужны люди и для работы, и для учебы - для того, чтобы потом что-то строить и делать. Самое главное - заполнить казармы.

Лиля Пальвелева:

"В российской армии нормой является подавление личности, а волю больного и плохообразованного человека легче подавить, чем здорового, - заявляют в Комитетах солдатских матерей, - вот поэтому и призывают на службу заведомо непригодных для этого юношей".

XS
SM
MD
LG