Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Государство - это слуга общества, это не господин общества..."


Программу ведет Петр Вайль. Участвует корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева, которая беседовала с лидером Движения "За права человека" Львом Пономаревым и профессором Московской государственной юридической академии Вилем Кикотем.

Петр Вайль:

12 июля Верховный суд России рассмотрит заявление Движения "За права человека" по поводу использования ФСБ анонимных обращений граждан. Как считают правозащитники, инструкция ФСБ противоречит российским законам. Слово Лиле Пальвелевой:

Лиля Пальвелева:

В декабре 2000-го года в инструкции о рассмотрении жалоб граждан в органах ФСБ появился пункт, делающий анонимные доносы легальными. Доносчик получил возможность избежать ответственности за клевету, поскольку его письмо или запись на автоответчик стали уничтожаться, зато ФСБ теперь разрешено брать в оперативную разработку (вскрывать почту, прослушивать телефонные разговоры и так далее) всякого, на кого указал аноним, то есть, человек, скрывший свои имя, отчество и фамилию, не говоря уж об адресе и паспортных данных.. В апреле нынешнего года Движение "За права человека" уже обращалось в Верховный суд с просьбой признать нарушающий основные гражданские права пункт инструкции незаконным, но этот иск был отклонен. Однако, правозащитники не успокоились. Сейчас они вновь обращаются в Верховный суд с кассационным заявлением. Лидер Движения "За права человека" Лев Пономарев считает этот процесс чрезвычайно важным, и вот почему:

Лев Пономарев:

Фактически, он будет определять ту атмосферу, которая будет формироваться в ближайшее время в стране. Секретные службы сейчас пытаются овладеть разными сторонами контроля нашей общественной жизни. И вот эта инструкция ФСБ - всего лишь один из примеров усиления спецслужб в России.

Лиля Пальвелева:

Лев Пономарев подчеркивает: правоохранительные органы, безусловно, имеют право использовать в оперативной деятельности анонимные сообщения о фактах минирования или складирования наркотиков, но они не имеют права брать конкретных людей "под колпак" на основании анонимок - это запрещено российскими законами. И все-таки, что произойдет, если Верховный суд вновь сочтет протест правозащитников против новшеств в инструкции ФСБ не обоснованным? Вот разъяснение члена правозащитной организации "Горячая линия" - московского адвоката Евгения Черноусова:

Евгений Черноусов:

В этом случае ждите, что в один прекрасный момент к вам постучатся сотрудники ФСБ, покажут вам удостоверение, и у них при этом будет какое-то письмо, анонимное обращение, будет эта инструкция и будет к тому же еще решение Верховного суда - и все... И мы вас будем проверять по полной программе, проводить оперативно-розыскные мероприятия - еще до возбуждения уголовного дела. Причем они, оперативно розыскные мероприятия - они все негласные, это проникновение в помещение, это и прослушивание телефонных переговоров: я вас уверяю, что получить санкцию у суда - на сегодня уже суд дает санкцию на прослушивание, занимает 10 минут. Приходит сотрудник с какой-то справкой - допустим, в Мосгорсуде - там есть специальные два судьи, они берут и просто в течение 10 минут подписывают - "прослушивание телефонных переговоров", и думать, что там какие-то там проверки - какие-то сомнения... Моментально, 10-15 минут, и будет прослушивание телефонных разговоров, и на полгода, минимум, и так далее... И все...Вот что ожидает каждого из нас.

Лиля Пальвелева:

Таким образом - полагает Евгений Черноусов - население России разделится на три части:

Евгений Черноусов:

Одни будут писать анонимные обращения, другие будут отписываться и находиться в таком положении нервного стресса - он и члены его семьи, а третья часть будет проверять, и работать будет некогда... Надо убрать какую-нибудь фирму - пожалуйста, анонимное письмо будет подготовлено.

Лиля Пальвелева:

И еще: в России пока не принят новый закон о порядке рассмотрения заявлений граждан, который уже несколько раз рассматривался Государственной Думой:

Евгений Черноусов:

Сегодня создана согласительная комиссия, и там один из главных вопросов - как раз об анонимных обращениях - камень преткновения. Так почему же еще основной федеральный закон не принят, а уже инструкция ФСБ пытается в этом отношении опередить события? Ну, где логика? Примите закон для государства, для страны, а потом, на основании закона, свои внутриведомственные нормативные акты принимайте, и так далее.

Лиля Пальвелева:

Евгений Черноусов опасается, что если Верховный суд сочтет инструкцию ФСБ имеющей право на существование, то это повлияет на результаты голосования депутатов Государственной Думы, и они с готовностью узаконят положение об использовании доносов, причем не только органами безопасности, но и другими ведомствами, например, МВД. Профессор Московской государственной юридической академии Виль Кикоть не исключает, что те, кто стремится возродить практику анонимных доносов, преследуют следующую политическую цель:

Виль Кикоть:

Возродить тот страх, который господствовал в общественном сознании и в поведении людей 10-15-20 лет назад, и 50-60 лет назад. Тот страх, который господствовал в жизни и заставлял людей молчать, когда они имели какое-то мнение, не совпадающее с официальным, и если они не выдерживали этого режима молчания, то судьба многих из них была очень печальна. Вот возродить этот в сознании людей, вот этот вот всеобщий страх, и ослабить тем самым тенденцию, которая у нас нарастает - тенденцию контроля, общественного контроля, в частности, средств массовой информации, за правительством, за деятельностью средств государственного аппарата, потому что государство - это слуга общества, это не господин общества.

Лиля Пальвелева:

А нынешняя власть - утверждает Виль Кикоть - по всей видимости, не хочет играть такую, по ее мнению, скромную роль - она хочет господствовать.

XS
SM
MD
LG