Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дела Пасько, Моисеева, Сутягина и других - правозащитников тревожит "нарастающая в России шпиономания"


Программу ведет Петр Вайль. Тему ведет Лиля Пальвелева, говорят президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов; адвокаты обвиняемых в шпионаже Валентина Моисеева и Игоря Сутягина Юрий Гервис и Анна Ставицкая.

Петр Вайль:

В течение последних нескольких лет в России сложилась тревожная ситуация, связанная с преследованиями ученых, экологов, журналистов и дипломатов Федеральной Службой Безопасности - считают российские правозащитники и адвокаты обвиняемых в шпионаже. По их мнению, уголовные дела против этих людей возбуждаются без каких-либо оснований. Слово нашему корреспонденту Лиле Пальвелевой:

Лиля Пальвелева:

"В России нагнетается шпиономания", - к такому выводу приходит президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, комментируя громкие и мало кому известные дела людей, которых обвиняют в шпионской деятельности или в передаче секретных сведений гражданам других государств:

Алексей Симонов:

У нас уже такое ощущение, что это какой-то один нескончаемый шпионский процесс, который двигается по стране, меняя города и обличье. Дело Моисеева, дело Сутягина - все стоят в совершенно отчетливом ряду, в который входят и дело Никитина, и дело Пасько, и дело Сойфера, и, к сожалению, еще и многие другие дела.

Лиля Пальвелева:

При этом Алексей Симонов подчеркивает: общественность о ходе таких процессов зачастую информируют неполно и предвзято:

Алексей Симонов:

Средства массовой информации, которые освещают эти дела, очень часто освещают их с позиций одной из сторон, потому что сведения получают большей частью из рук следствия или пиарагентств, к этому следствию так или иначе профессионально привязанных, поэтому достаточно четкого ответа такого рода информация не имеет.

Лиля Пальвелева:

Как сообщает Алексей Симонов, среди тех, кто подвергся преследованиям со стороны ФСБ, очень много экологов:

Алексей Симонов:

Закон о ввозе радиоактивных отходов свидетельствует, что такого рода дела будут только усиливаться, потому что сейчас надо будет делать еще более секретными, еще более закрытыми данные по ввозу радиоактивных отходов, которые, как свидетельствуют независимые экспертизы, угрожают жизни граждан, и, как свидетельствуют ведомственные экспертизы - этой жизни не угрожают.

Лиля Пальвелева:

Чтобы понять, насколько опасно заниматься защитой окружающей среды в России - говорит Алексей Симонов - достаточно вспомнить о деле военного журналиста Григория Пасько, публиковавшего материалы о сбросе радиоактивных отходов в Японское море - несколько дней назад во Владивостоке состоялось повторное слушание его дела. Вот комментарий Алексея Симонова:

Алексей Симонов:

Процесс начался очень тихо, спокойно, однако, то, что он идет, и то, что обвинение Пасько предъявлено в том же объеме, в котором оно было предъявлено два с лишним года тому назад - свидетельство того, что мы, к сожалению, в правовой сфере никуда не сдвинулись, ибо, даже Военная коллегия Верховного суда, рассматривавшая протест и жалобу, приняла совершенно беспрецедентное и вполне неправомочное решение о возвращении дела в суд по всем десяти эпизодам обвинения Пасько, хотя предыдущий суд снял свои возражения, вернее, прокуратура сняла свои возражения по 6 из 10 этих эпизодов.

Лиля Пальвелева:

"С Григорием Пасько не раз поступали несправедливо, - считает Алексей Симонов, - но его дело кажется апофеозом порядка и законности на фоне другого дела - Валентина Моисеева". Содержащийся в Лефортово более трех лет Валентин Моисеев - высокопоставленный дипломат, объявленный агентом южнокорейской разведки. Адвокат Моисеева Юрий Гервис заявляет: когда его подзащитный принимал дома своего коллегу Чо Сон У, он передал ему вовсе не секретные материалы, а текст своих публичных лекций. Так почему же был арестован Валентин Моисеев, которому грозят 12 лет заключения?

Юрий Гервис:

Мы говорим на Запад одно, внутри у себя делаем совершенно другое. Если мы говорим нашим гражданам, что вы наделены теми правами, которые определяются Конституцией, значит, вы ими наделены в полном объеме, а не в каких-то вырезанных вещах, которые определяются следователем ФСБ; при предъявлении обвинения он говорит, что вы, как дипломат, не имели права дружить с корейцем и приглашать его домой - он в этом виноват, в первую очередь... - что он слишком был открытым человеком.

Лиля Пальвелева:

Других внятных обвинений предъявлено не было - утверждает Юрий Гервис - поэтому дело Моисеева он называет "показательной поркой". Сотрудник института США и Канады Игорь Сутягин, который никогда не имел допуска к секретным материалам и все свои работы выполнял только на основе открытых источников, так же, как и Валентин Моисеев, обвиняется в шпионаже и передаче за рубеж секретных сведений. Адвокат Сутягина Анна Ставицкая называет выдвинутые против него обвинения абсурдными:

Анна Ставицкая:

Абсурдность этого обвинения сквозит во всем: начиная от экспертизы, которая проведена представителями научно-исследовательского центра ФСБ - оказывается, существует такая контрразведывательная наука - делает заключение о том, что представители консалтинговой фирмы "Альтернативы будущего", с которыми Игорь Сутягин общался - признают их представителями разведки США, и заканчивая психологической экспертизой, где эксперты почему-то делают выводы, не касающиеся психологических каких-то вопросов, а делают выводы об умысле нашего подзащитного на совершение государственной измены, что просто недопустимо. Нашего подзащитного обвиняют в государственной измене в форме шпионажа, и шпионаж этот выражается в том, что Игорь Сутягин возил открытые источники западной и российской прессы, и пересказывал их представителям консалтинговой фирмы "Альтернативы будущего" - в этом представители Калужского ФСБ усматривают шпионаж в пользу США.

Лиля Пальвелева:

Анна Ставицкая подчеркивает: в деле Сутягина нет ни единого доказательства, которое подтверждало бы обвинение в каких бы то ни было преступных деяниях ученого.

XS
SM
MD
LG