Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Могут ли права человека стать жертвой американо-российского сближения


Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра российских исследований Гарвардского университета профессором Маршаллом Голдманом

Юрий Жигалкин: Профессор Голдман, совершенно очевидно, что в результате американо-российского сближения американская администрация уже гораздо менее критично относится к тому, что происходит в России. Чуть больше года назад президент Буш в полный голос говорил, что о коррупции в России, о манере ведения чеченской кампании, о преследовании свободной российской прессы. Сегодня все это не на слуху в Вашингтоне. Почему, как вы считаете? Насколько приоритетным являются эти вопросы для американской администрации сейчас?

Маршалл Голдман: В данный момент они не входят в число основных приоритетов, события 11 сентября поставили перед США кардинально новую проблему: страна оказалась по сути в ситуации войны с терроризмом. Что может сделать лидер государства в таких исключительных обстоятельствах? Попытаться расширить число союзников и сделать акцент на том, что нас с ними объединяет, отодвигая подальше разногласия, которые в таком контексте выглядят не столь значимыми. И пока права человека в России, защита свободной прессы явно оказались в этой категории, но это не означает, что Вашингтон или другие западные столицы считают, что администрация Путина близка к западным стандартам в том, что касается обеспечения прав свободной прессы или соблюдения прав человека, особенно в чеченском случае.

Юрий Жигалкин: Что можно сказать о том, насколько изменился имидж российского президента на Западе? Считают ли его западные лидеры настолько своим, чтобы поверить в искренность его уверении, что он намерен обеспечит свободу прессы, или в том, что он пытается прекратить попирание прав человека в Чечне?

Маршалл Голдман: В глазах Запада он, в некотором смысле, добился определенного уровня доверия. Западные лидеры скорее доверяют, чем не доверяю ему. Они рассуждают так: пусть он действует жестче, чем некоторые из его предшественников, но мы не намерены делать ничего, что бы могло способствовать дестабилизации его правительства. Путин зашел как никто далеко в деле реформирования экономики, утверждения экономических свобод. Он предпринимает шаги в борьбе с коррупцией. В конце концов, он почти насильно толкает Россию в лагерь западной демократии. Сближаясь с НАТО и США, вопреки заметной оппозиции внутри станы, он сильно изменил стратегические взгляды России в духе сотрудничества с США, согласился на изменение системы контроля над вооружениями, - это серьезнейшие шаги.

Юрий Жигалкин: Как вы считаете, отразится ли сближение России с Западом на отношении российских властей к проблеме прав человека. Как они могут на это отреагировать?

Маршалл Голдман: Сначала, я думаю, ситуация изменится к худшему, но говоря объективно, со временем Владимиру Путину придется предпринять реальные изменения в области обеспечения прав человека, постольку реальное сближение с Западом, которое, как осознает российских президент, жизненно необходимо России, не состоится, если российские власти не сумеют внедрить в ткань общества необходимость соблюдения понятия законности. И это касается самого правительства. Чем больше будет расширяться сотрудничество России с США и Западной Европой, тем больше Владимир Путин вынужден будет прислушиваться к западной критике. И с течением времени, я уверен, все это окажет благотворное влияние на ситуацию с правами человека в России.

XS
SM
MD
LG