Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

40-летие "Международной Амнистии"


Программу ведет Петр Вайль. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына и ведущий программы "Человек имеет право" Илья Дадашидзе, беседовавший с членом правления общества "Мемориал" Валентином Гефтером и президентом Фонда защиты гласности Алексеем Симоновым.

Петр Вайль:

Во всем мире 28 мая широко отмечалась 40-я годовщина международной правозащитной организации "Эмнэсти Интернейшенел". Главные торжества по этому поводу состоялись в Лондоне, где расположена ее штаб-квартира. На Трафальгарской площади, в центре британской столицы, состоялась манифестация членов "Эмнэсти". Ее участники несли 40 свечей и 40 портретов узников совести, в защиту которых "Международная Амнистия" выступала в течение 40 лет своего существования. Среди них портреты президента Чешской республики Вацлава Гавела и лауреата Нобелевской премии мира лидера бирманской оппозиции военному режиму Аун Сан Су Чжи, уже пять лет находящейся под домашним арестом. Об истории создания и деятельности "Международной Амнистии" рассказывает корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына:

Наталья Голицына:

На создание "Международной Амнистии" английского юриста Питера Бененсона вдохновила древняя китайская пословица: "Лучше зажечь свечу, чем проклинать темноту". Зажженная свеча, окруженная колючей проволокой, стала эмблемой этой организации. Днем основания "Международной Амнистии" считается 28 мая 1961-го года, когда в британской газете "Обсервер" был опубликован призыв Питера Бененсона, озаглавленный "Забытые узники", в защиту двух португальских студентов, приговоренных диктаторским режимом Салазара к семи годам заключения за тост за свободу, который они произнесли во время застолья. Статья Бененсона, в которой предлагалось создать международную организацию в защиту узников совести, принесла ее автору более тысячи писем в поддержку его идеи. Через год организация была создана и направила своих представителей в четыре страны, а также взяла под контроль дела двухсот десяти заключенных во всем мире и открыла свои отделения в семи странах.

Сейчас, через 40 лет, "Международная Амнистия" насчитывает более миллиона членов в 160-ти странах. Национальные отделения организации работают в 55-ти странах, причем 34 из них находятся за пределами Европы и Северной Америки. Кроме того, в мире существует более пяти тысяч региональных групп в поддержку "Международной Амнистии". За 40 лет она выступила в защиту 47 тысяч узников совести во всем мире.

Организация эта управляется демократически избранным Международным исполнительным комитетом во главе с генеральным секретарем. Расположенный в Лондоне международный секретариат "Международной амнистии" - это, по сути дела, ее исследовательский центр, который собирает и проверяет поступающую информацию о нарушении прав человека. В нем работают 300 штатных сотрудников и 95 добровольцев из 50 стран. С этим персоналом тесно сотрудничают эксперты в области права, медицины, средств массовой информации. Британское отделение "Международной Амнистии" одно из самых крупных - оно насчитывает 155 тысяч членов.

В чем же состоят главные направления работы "Международной Амнистии"? Во-первых, это борьба за освобождение узников совести, то есть, заключенных в тюрьмы за свои политические или религиозные убеждения, или по причине своего этнического происхождения, пола, цвета кожи. Кроме того, "Международная Амнистия" проводит международные кампании за запрет пыток, за ужесточение контроля за торговлей оружием, за запрет смертной казни, работает с беженцами и политическими эмигрантами и, конечно, проводит широкий мониторинг нарушений прав человека во всем мире, выступая с протестами и обращениями к международной общественности.

"Эмнэсти Интернейшенел" - независимая и политически нейтральная организация. Она не принимает субсидий от правительств и финансируется за счет индивидуальных дотаций, членских взносов и поступлений от благотворительных фондов. Высочайший международный авторитет "Эмнэсти Интернейшенел" и признание ее огромных заслуг в деле защиты прав человека были отмечены присуждением ей в 1977-м году Нобелевской премии мира.

Петр Вайль:

Роль и значение "Международной Амнистии" в России - рассказывает Илья Дадашидзе:

Илья Дадашидзе:

О конкретных случаях, когда внимание "Международной Амнистии" к судьбе узников приводило к смягчению их участи и пересмотру приговоров, рассказывает член правления общества "Мемориал" Валентин Гефтер:

Валентин Гефтер:

Я хочу вспомнить о нескольких случаях, когда международные кампании с помощью "Международной Амнистии" и других правозащитных организаций помогали людям в разных странах. Начнем с 1993-го года: в Азербайджане были освобождены две девушки, армянки по происхождению - после довольно заметной и усиленной кампании в их защиту. В тот же год один из певцов-музыкантов Мексики, принадлежащий к индейскому меньшинству, приговоренный в Мехико к 24 годам тюрьмы за убийство, которое он, по-видимому, не совершал и даже не мог понять, поскольку он не знал языка следствия и суда - благодаря кампании, которая развернулась по всему миру - он получит только из Европы 86 писем в свою поддержку - это тоже сильно облегчило, уменьшило срок его наказания. Берем следующий год - предположим, 1996-й. В этом году был случай уже у нас в России, когда в сентябре 1995-го в Дагестане был арестован немецкий гражданин за незаконное пересечение границы Российской Федерации. Большая кампания "Эмнэсти" по всей Европе привела к тому, что в январе 1996-го года он был освобожден, и его родственники сказали, что именно участие "Эмнести" и письменная кампания сильно помогли его освобождению. В том же году президент Гейдар Алиев неожиданно помиловал шестерых журналистов, которые обвинялись в оскорблении президента накануне предвыборной кампании, и только после нее и благодаря массовому давлению и письмам, опять же, от групп и индивидуальных членов "Эмнэсти" Гейдар Алиев был вынужден пойти после уже, конечно, предвыборной кампании, где он победил, на освобождение этих шестерых узников совести из тюрьмы. Вот свежий пример - 2000-й год, когда под давлением "Эмнэсти", всемирной кампании, которую организовала "Эмнэсти", был освобожден китайский диссидент Чен Лантао, приговоренный еще 11 лет назад к 16 годам тюрьмы по чисто политическим статьям - за "контрреволюционную агитацию и пропаганду". Теперь он все-таки был освобожден из тюрьмы, то есть, 16 лет все-таки обратились 11 годами заключения. Другой пример из того же нашего пространства СНГ, когда борьба против применения смертного приговора узбекской поп-звезде Арутюняну кончилась тем, что ему все-таки за совершенное преступление все-таки заменили смертную казнь 15-ти летним заключением. Это я привел примеры из последних 15 лет. Но если обратиться к истории и "Амнистии", и советского движения диссидентов, то совершенно очевидно - все помнят, как сильно кампании, организованные "Эмнэсти" и другими правозащитными группами - а тогда "Эмнэсти" в мире была чуть не единственной массовой правозащитной организацией, помогли освобождению таких всемирно известных узников совести, как Юрий Орлов, Анатолий Щаранский, как многих, получивших меньшие срока, но тоже по абсолютно политическим статьям в советское время - выручало именно постоянное активное давление и внимание "Эмнэсти" - об этом мы всегда помним и всегда им благодарны.

Илья Дадашидзе:

Рассказ Валентина Гефтера продолжает Алексей Симонов - президент Фонда защиты гласности, постоянно поддерживающего контакты с "Международной Амнистией":

Алексей Симонов:

"Международная Амнистия" - организация, с которой мы столкнулись только тогда, когда у нас возникли очень серьезные проблемы людей, за честь, достоинство и свободу которых нам приходилось бороться. В первый раз это было связано с делом Никитина в Санкт-Петербурге, второй раз - с делом Пасько во Владивостоке. Надо сказать, что у этой организации есть очень верный, очень четкий подход к проблеме. Она сначала отслеживает ситуацию, а потом, принимая решение, уже не отступает от него выполняет это решение последовательно и не зная сомнений. Один из очень важных моментов, и это удалось этой организации сделать общественно важным и как бы фактором реальной общественной жизни - признание того или иного арестованного человека узником совести. Я не знаю - назвать это званием, наверное, нельзя и титулом тоже, это статус, наверное, и это действительно означает, что мировое общественное мнение начинает обращать на этого человека пристальное внимание, следить за его судьбой и способствовать тому, чтобы судьба была благополучной и разрешилась правовым образом.

Самый последний и острый пример - это дело Григория Пасько. Буквально месяцев через 5-6 после начала деятельности общественного комитета к нам обратились из "Международной Амнистии" за материалами. Они внимательно это отслеживали. Представитель "Международной Амнистии" выезжала во Владивосток, даже ухитрилась увидеть Пасько, хотя в это время он находился в тюрьме и его возили из тюрьмы в суд, и, в конечном счете, Григорий был признан узником совести. Количество откликов на его несправедливый незаконный арест немедленно выросло. Выросло очень заметно. Так выросло, что, в конечном счете, в деле Пасько последние два тома занимают около 20 тысяч писем от различных граждан и общественных организаций со всего мира в защиту и поддержку дела, которым занимался Григорий... Сегодня это особенно актуально, потому что 4 июня дело Пасько начинается, в сущности, заново. Военная коллегия Верховного суда отменила приговор, вынесенный Владивостокским тихоокеанским судом, и вернула дело на новое рассмотрение с новым составом суда, допустив при этом довольно значительные, на наш взгляд, нарушения процессуальных норм. Поэтому ситуация, в которой он сегодня находится, требует "Международной Амнистии", их влияния, их силы, и надо отдать им должное: они в этом смысле никогда не отказывают, мы находимся с ними в постоянном контакте и очень рады, что они есть.

XS
SM
MD
LG