Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международная амнистия" обвиняет российские власти


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют беседовавший с депутатом Государственной Думы России Сергеем Ковалевым корреспондент Радио Свобода Олег Кусов и чешская журналистка, и руководитель детского дома "Счастье" в Грозном Петра Прохазкова. Приводится подготовленное Марией Раснер изложение посвященной Чечне главы ежегодного доклада "Международной амнистии".

Андрей Шарый:

Правозащитная организация "Amnesty International" - "Международная амнистия" заявила, что российские власти совершают массовые преступления против гражданского населения Чечни. Как говорится в обнародованном в среду ежегодном докладе организации, "события в Чечне стали главным показателем того, что в России не действуют законы и ущемляются гражданские права". С некоторыми положениями доклада "Международной амнистии" вас познакомит Мария Раснер:

Мария Раснер:

Ответственность за преступления в Чечне несут российские военные, однако, ни один из виновных перед судом не предстал. Помимо того, что в Чечне во время стихийных атак погибли тысячи мирных жителей, упоминались случаи применения пыток, лишения свободы без суда и следствия и массовых расстрелов. В общем же, - пишет в своем отчете "Международная амнистия", - ограничения гражданских свобод со стороны российских властей в 2000 году происходили на фоне чеченского конфликта и, как ни странно, им подогревались. Официальная античеченская риторика использовалась для того, чтобы отвлечь внимание россиян и предупредить возможную критику действий правительственных структур. В частности, власти, не имея исчерпывающих доказательств, обвинили чеченских террористов в августовских взрывах жилых домов в Москве.

Ситуация в самой Чечне, согласно заявлениям российских властей, в 2000-м году стабилизировалась. Что, правда, никак не поправило положение с правами человека, - пишет "Международная амнистия". - На протяжении всего года гибли мирные жители, преследованиям подвергались медработники, журналисты, независимые наблюдатели. Не оставались в долгу и чеченские экстремисты. Зачастую они прибегали к тактике запугивания сотрудников прокремлевской администрации Чечни. От рук чеченцев погибли многие российские военнопленные.

Среди конкретных примеров нарушений прав человека в Чечне "Международная амнистия" приводит уничтожение российскими военнослужащими, по меньшей мере, 60 мирных жителей из селения Новые Алды неподалеку от Грозного в ходе "зачистки" 5 февраля, задержание журналиста Радио Свобода Андрея Бабицкого, аресты на блок-постах и содержание военнопленных в так называемых фильтрационных лагерях. "Международная амнистия" располагает многочисленными свидетельствами об изнасилованиях, пытках электрическим током и избиениях. В частности, есть сообщения, что некоторым задержанным выдирали зубы, выбивали барабанные перепонки. Отчет упоминает и о 14-летней чеченской девочке из Урус-Мартана, которая была зверски изнасилована несколькими российскими солдатами, и умерла в результате пыток в фильтрационном лагере в Чернокозово.

Нарушениям прав человека со стороны российских военнослужащих и властей по отношению к гражданскому населению Чечни в отчете "Международной амнистии" уделено полторы страницы. Нарушениям прав человека со стороны чеченских бойцов - пять строк. В частности, говорится о гражданских лицах, удерживаемых экстремистами, среди которых, по свидетельству очевидцев, был погибший фотожурналист Владимир Яцина.

Андрей Шарый:

Президент Чечни Аслан Масхадов вновь подтвердил готовность начать с российскими властями мирные переговоры без предварительных условий. Свою позицию Аслан Масхадов изложил в открытом письме Российскому общенациональному комитету за прекращение войны и установление мира в Чечне. Рассказывает Олег Кусов:

Олег Кусов:

Аслан Масхадов утверждает, что еще в начале второй чеченской войны предлагал чеченской стороне решить все спорные вопросы с Чечней мирным путем, однако, российское руководство прибегло к полномасштабной военной кампании. На этот раз роль посредника между Владимиром Путиным и Асланом Масхадовым взял на себя Комитет за прекращение войны и установление мира в Чечне: депутаты Госдумы Сергей Ковалев, Юлий Рыбаков, Сергей Ющенков, писатели Виктор Астафьев, Андрей Битов и другие предложили президентам России и Чечни договориться о прекращении боевых действий. На днях правозащитники получили ответ от чеченского президента. В нем Масхадов в очередной раз говорит о своей готовности начать мирные переговоры с Москвой без предварительных условий. При этом в своем обращении чеченский лидер потребовал от российских властей уважать мнение чеченского народа и не называть мнение выбранного им президента "бандитом" и "террористом". Президент России пока никак не отреагировал на мирные инициативы правозащитников и Аслана Масхадова. Депутат Государственной Думы России Сергей Ковалев считает, что на эти инициативы российским властям ответить нечего. В Чечне, на его взгляд, наиболее ярко проявилась нынешняя тупиковая внутренняя политика российского руководства:

Сергей Ковалев:

Кремлевская политика в глубоком тупике. Дело в том, что партизанскую войну выиграть нельзя. Партизанская война постоянна, так сказать, массовая она, или не самая массовая - она постоянно получает подкрепляющие ее импульсы, стимулирующие импульсы. Она оказалась решающим выборным фактором для президента Путина. Война как фактор избирательной политики - это нечто новое. И эта инновация принадлежит нашей с вами стране.

Олег Кусов:

Сергей Ковалев убежден, что подобной политике может противостоять только политическое сопротивление общественных деятелей, правозащитников и демократически настроенных журналистов.

Сергей Ковалев:

Мы живем в стране, где к власти пришло КГБ. Оно действует. Это ведомство действует так, как оно обучено действовать. Мы с вами каждый день видим тихие технические шаги в одном и том же направлении. В направлении полицейского контроля, в направлении, если хотите, полицейского государства. Что происходит в Чечне - ну, конечно, не в этих кровавых и силовых формах "зачисток", может происходить и в Челябинске, и в Черемушках, и я полагаю, что дело общественности оказывать давление на правительства - не только на наше федеральное правительство, но, может быть, и на правительства иных стран, ну и на правительство Чечни, на самом деле, тоже.

Олег Кусов:

Официальные российские власти, на взгляд правозащитников, с недавних пор пытаются ограничить работу на территории страны иностранных журналистов и общественных деятелей. Сергей Ковалев говорил на пресс-конференции о незаконных препятствиях, чинимых в их деятельности чешской журналистке Петре Прохазковой и буддистскому монаху Тырасаве.

Сергей Ковалев:

Один за другим иностранные корреспонденты не получают подтверждения своих многолетних аккредитаций и оказываются вынужденными покинуть страны. Довольно яркий пример - Петра Прохазкова, но не единственный совсем. Вот, буддисткий монах - Тырасава - ему регулярно не дают визы. Хотя он проводил значительную часть времени в Москве. Это люди наивные, очень активные и очень открытые.

Андрей Шарый:

Рядом со мной в пражской студии Радио Свобода чешская журналистка Петра Прохазкова. Несколько лет она работала в Москве в независимом информационном агентстве "Эпицентр". Петра - одна из немногих журналистов, которые работали в Чечне не под присмотром российских военных, и здесь в Чехии вышла недавно очень интересная написанная Петрой книга под названием: "Журналистка на Диком Востоке". В прошлом году Петра оставила журналистку, вышла замуж за российского гражданина и открыла в Грозном детский дом, в котором находятся около 50 малышей. Детский дом называется "Беркат", что в переводе с чеченского языка означает "счастье". Петра, скажите, каким образом российские власти попытались ограничить вашу деятельность в Чечне?

Петра Прохазкова:

Я бы сказала, что они еще пытаются. Потому что я до сих пор не могу получить визу, это значит, что я не могу въехать в Россию, я стараюсь уже каким-то образом убедить российские власти, что как бы я на законных основаниях хочу въехать туда и работать, и жить, как я жила 10 лет, но пока это три, или уже четыре, месяца у меня не получается. Российское консульство в Праге просто мне отказывает в выдаче визы и все.

Андрей Шарый:

А российские власти разъясняют каким-то образом свою позицию?

Петра Прохазкова:

Не очень. По закону, конечно, каждая страна имеет право не впускать любого гражданина чуждой страны на свою территорию. Но как бы тоже есть Конвенция о воссоединении семей - у меня муж российский гражданин, потом есть тоже какая-то совесть - у меня там 50 детей, которые тоже как бы нуждаются в моем присутствии, так что, я думаю, что как-то договоримся, выясним позиции и... Я не нарушила никаких законов, тем более, нет у меня никаких административных нарушений, и я думаю, что вся ситуация должна выясниться.

Андрей Шарый:

Насколько мне известно, вы оставили журналистику, вы больше не пишете для газет и, вероятнее всего, вы больше и не имеете уже аккредитации иностранного журналиста, который может работать на территории России?

Петра Прохазкова:

Я ее уже давно не имею, потому что когда я захотела открыть этот детский центр в Грозном - это было почти год назад, я официально договорилась с МИД России, и я им сказала, что я беру для себя отпуск, что я буду работать как гуманитарный работник, и что, конечно, нельзя это как-то совмещать с журналисткой работой и я потом уже не просила аккредитации. Я сказала, что если я захочу опять работать журналистом - я эту аккредитацию попрошу. Но поскольку я вышла замуж, и эти дети меня достаточно загружают, у меня просто нет времени заниматься журналистикой, и я ее пока не прошу. Я не прошу журналистскую аккредитацию, я прошу, чтобы мне дали вернуться домой.

Андрей Шарый:

Петра, что представляет собой ваш детский центр?

Петра Прохазкова:

Наш детский центр это 52 ребенка - на данный момент, которые без нашей помощи жили почти на улице, мы их на этой улице нашли. Сначала они у нас получали прежде всего пищу и одежду, потому что ситуация действительно была очень страшная, сейчас мы уже начали чуть-чуть заниматься их образованием. Это не только чеченские дети, как все думают, там, по-моему, 17 детей русской национальности, и потом там есть куча детей - об их национальности мы ничего не знаем, потому что они просто без документов, без родителей, мы их просто нашли на улице.

Андрей Шарый:

А какого возраста эти ребята?

Петра Прохазкова:

Они с 3 до 12 лет, но ни один из них никогда не посещал школу. Так что они все первоклассники.

Андрей Шарый:

Петра, скажите пожалуйста, как финансируется ваш центр, и принимают ли в этом гуманитарном проекте какое-то участие российские власти?

Петра Прохазкова:

Это очень интересно было, что на местном уровне или, например, с руководством армии в Грозном мы как-то сумели договориться. Они нам даже чуть-чуть помогли, подарили нам какого-то беременного кролика, они с этими детьми как-то общались, и я думаю, что они поняли, что в этом ничего плохого как бы нет. Что касается помощи с российской стороны: официально - нет, но есть такая частная помощь. Например, дети в московских школах собирали для нас игрушки и одежду. И продолжают сбор этих вещей. Но официально полностью все остальное финансирует организация, которая называется "Харитас" - это чешская международная организация, и она нам дает деньги на этот детский дом.

XS
SM
MD
LG