Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Награждение Павла Шеремета премией ОБСЕ за демократию и за защиту прав человека в области журналистики


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Минске Игорь Корней и руководитель дирекции специальных программ телеканала "ОРТ" Павел Шеремет - с ним беседовала Любовь Чижова.

Андрей Шарый:

Руководитель дирекции специальных программ телеканала "ОРТ" Павел Шеремет в понедельник стал лауреатом премии ОБСЕ за демократию и за защиту прав человека в области журналистики. Из Минска передает наш корреспондент Игорь Корней:

Игорь Корней:

Эта ежегодная премия вручается за особый вклад и личное мужество журналиста при выполнении своих профессиональных обязанностей. Кроме Шеремета подобной награды удостоен представитель Австрии за освещение событий на Балканах. Соответственно, каждый их них получит по 10 тысяч долларов США. Таким образом, Павел Шеремет отмечен за документальный фильм "Дикая охота", который неоднократно транслировался по российским каналам. Фильм является жесткой критикой белорусского режима, поэтому президент Беларуси Александр Лукашенко прилюдно занес и Шеремета, и ленту в число неблагонадежных. Кроме того, Шеремет отмечен за серию репортажей, посвященных пропавшим оппонентам власти и белорусской оппозиции. Сам Павел Шеремет в интервью Радио Свобода отметил, что узнал о приятном для себя событии от журналистов. Никто из штаб-квартиры ОБСЕ с ним пока не связывался. Где будет проходить церемония награждения Шеремет также не знает. Однако, он считает, что присужденная ему премия - заслуга не столько его, сколько команды, с которой он работает. В особенности Павел Шеремет отмечает своего коллегу телеоператора ОРТ Дмитрия Завадского. Дмитрий при загадочных обстоятельствах пропал в июле 2000-го года, в тот момент, когда приехал в Минский аэропорт встречать Павла Шеремета. Сам Шеремет до сих пор уверен, что причиной похищения стала именно активная позиция Завадского, которую он демонстрировал всей своей профессиональной деятельностью. Однако, Шеремет надеется, что еще будет работать в одной связке со своим коллегой Дмитрием Завадским.

Андрей Шарый:

С Павлом Шереметом беседовала корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова:

Любовь Чижова:

Трудно ли работать журналистом в Белоруссии?

Павел Шеремет:

Основная трудность работы в Беларуси заключается в том, что ты каждый день чувствуешь очень серьезное давление со стороны государства. Постоянно, где бы вы ни находились, что бы вы ни снимали, рядом с вами обязательно будет либо человек в штатском, либо человек в форме. На улицах белорусских городов просто так достать камеру и начать снимать какой-то невинный пейзаж невозможно без того, чтобы к вам кто-то не подошел из сотрудников правоохранительных органов и не потребовал объяснений, документов и так далее; более того, очень тяжело получить какую-либо информацию официальную, практически это невозможно. И последние годы на это наложилось еще то, что журналистов наравне с деятелями оппозиции бросают в тюрьмы, избивают, шантажируют, и даже два года назад оператор ОРТ Дмитрий Завадский бесследно исчез, как исчезло еще несколько политиков белорусских.

Любовь Чижова:

Что-то сейчас известно новое о судьбе Дмитрия Завадского?

Павел Шеремет:

Пока есть только такая печальная информация о том, что шансов увидеть его живым практически не осталось. Если в начале мы были уверены, что к исчезновению причастен белорусский президент Александр Лукашенко, то теперь в принципе уже доказано, что он первое время ничего об этом не знал, а приказ о похищении, скорее всего, отдавал нынешний генеральный прокурор Виктор Шейман, который на тот момент был секретарем Совета безопасности Белоруссии. Эту версию высказал в наших неоднократных встречах Олег Бажелко. Он был белорусским генеральным прокурором и его снял с должности Лукашенко именно в тот момент, когда прокуратура и КГБ вышли на эти пресловутые "эскадроны смерти", арестовали командира белорусского СОБРа Павлюченко и готовились к аресту Виктора Шеймана.

Любовь Чижова:

Работая в Белоруссии, вы испытывали массу негативных эмоций. Вам наверняка было тяжело, пропал ваш товарищ, ваш друг, если вернуть время назад, и перед вами встал бы выбор, быть ли политическим журналистом в Белоруссии или заняться чем-то другим - что бы вы выбрали?

Павел Шеремет:

Моя любимая пословица - никогда не говори никогда, и вот эти вот рассуждения - что бы было, если бы - всегда меня раздражают. Но я вам честно скажу, что я никогда не пытаюсь нарываться на противостояние с властями. Я никогда сознательно не иду на какую-то провокацию в надежде, что это принесет мне какой-то профессиональный успех или славу. Моей мечтой остается снять хороший документальный фильм об искусстве, но так вот жизнь складывается, что все время то война какая-нибудь чеченская, то президент какой-нибудь невменяемый, да, в данном случае белорусский. Три года назад, когда уезжал в Москву из Беларуси, я считал, что я перелистнул страницу эту под названием "Беларусь", что я не буду больше ничего об этом рассказывать. Но вот исчезновение нашего оператора заставило меня как бы постоянно туда возвращаться. Поэтому вот эти все премии ОБСЕ в области защиты прав человека - они у меня вызывают двойственное чувство. С одной стороны, приятно получать каждую премию, а с другой стороны я всегда боюсь, чтобы не было каких-то признаков лицемерия и цинизма. Знаете вот такие записные правозащитники за бюджетные деньги. Но я считаю, что есть принципы профессиональные, есть принципы человеческие, которые если ты не соблюдаешь, то ты теряешь уважение людей.

Любовь Чижова:

Если бы это было в вашей власти, в вашей компетенции - кому бы вы вручили премию за журналистику и демократию?

Павел Шеремет:

Что касается телевизионной журналистики, то кризис, который начался в 1999-м году - он до сих пор продолжается, и все наше телевизионное сообщество - оно немножко парализовано. Передел рынка идет серьезный, и, к сожалению, вот я не могу назвать ни одного мастера политической журналистики телевизионной в России, ни одного авторитета, перед которым можно однозначно преклоняться.

XS
SM
MD
LG