Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Краснодар, ксенофобия и права человека


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Москве - Кристина Горелик, в Краснодаре - Иван Петров, в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин, он беседовал с заместителем директора Восточно-европейского отдела правозащитной организации "Хьюман Райтс Уотч" Рэчел Дэнбер.

Андрей Шарый:

В четверг отмечается международный день борьбы против расизма и ксенофобии - это формальная дата, установленная ООН, и именно в этот день представители национальных молодежных организации России рассказывали журналистам о росте расистских настроений среди российской молодежи. Сообщения из российских регионов, которые собирает наше радио, свидетельствуют о том, что, на самом деле, есть о чем беспокоиться, поскольку к разжиганию настроений ксенофобии кое-где причастны и официальные власти. На эту тему - Кристина Горелик:

Кристина Горелик:

21 марта в Институте развития прессы собрались представители азербайджанской, татарской, латышской, таджикской молодежных организаций, действующих на территории России. Поводом послужили непрекращающиеся нападения российской молодежи на представителей национальных меньшинств. При этом агрессия молодых людей не направлена на конкретную этническую группу. Говорит представитель азербайджанской молодежной организации Эльгар Мамедов:

Эльгар Мамедов:

Ведь я, например, не чувствую разницы между азербайджанцем, внешне, у которого в кармане паспорт Российской Федерации, и азербайджанцем, который вчера приехал из Азербайджана. Ведь его же избивают не по паспорту. Иной раз даже путают армян с азербайджанцами, азербайджанцев с грузинами, таджиками, и так далее. То есть, они все на одно лицо, и их всех... А в последнее время еще и приравняли к африканцам. И я уверен, что если их спросить, то они практически даже и не знают, где там Баку - "столица Еревана", и так далее.

Кристина Горелик:

Всплески насилия со стороны молодежи продиктованы культурной необразованностью и отсутствием воспитания, - считает Мамедов. Не последнюю роль играет телевидение, акцентирующее внимание на принадлежности преступника к той или иной национальности. Молодые люди, в основном не имеющие определенного занятия и проводящие время на улице, нерастраченную энергию бросают на "защиту общества от преступных элементов". Российские власти всячески потакают расистским настроениям, - считает директор Центра межнационального сотрудничества Ашот Арапетян:

Ашот Арапетян:

Вот эти молодые люди думают, что они довершают то дело, которое делает милиция. Милиция занимается, грубо говоря, этническими чистками на улицах Москвы, Краснодара и других городов. Несколько раз случалось, когда в большой группе людей останавливали и требовали только у меня документы. Молодые люди видят это все, они видят это каждый день. И они думают, что дальше надо двигаться. "Остановил милиционер, задержал, а еще лучше - избивать этого человека, выгнать отсюда из Москвы". Чиновники, милиция, прокуратура, налоговая полиция, которые брошены государством на нищенское существование, они заполняют свой карман именно этим способом. То есть, это - расизм, который возникает частично из-за экономических причин. Легче остановить таджика и у него потребовать деньги, чем у русского - это очевидно. Только по этой причине. А молодой уже думает, что этот таджик - человек второго сорта. Так появляется расизм.

Кристина Горелик:

По оценкам экспертов, за последние 10 лет миграция стран ближнего зарубежья в Россию резко возросла. В основном из-за экономических причин. Институт прописки и регистрации, официально введенный для учета приезжих, а фактически, в некоторых крупных регионах и городах, в том числе и в Москве, для того, чтобы ограничить миграцию, неэффективен, - считает Арапетян. Нередко мигранты, чтобы не проходить унизительную процедуру регистрации, откупаются от сотрудников правоохранительных органов. Арапетян упомянул об этнических чистках в Краснодаре. О том, как власти решили ограничить миграцию - рассказ Ивана Петрова:

Иван Петров:

Администрация Краснодарского края разработала комплекс мер по ликвидации избыточной миграции в регионе. Об этом заявил губернатор Кубани Александр Ткачев на совещании с главами администраций районов края. В ближайшее время будет принят и краевой закон, по которому нелегальных мигрантов будут выдворять за пределы России в течение трех суток. Администрация края намерена организовывать чартерные рейсы за счет бюджета, чтобы отправлять из России самолетом сразу по 125 человек. Так, по мнению губернатора, депортация будет обходиться дешевле. Например, турок-месхетинцев Александр Ткачев намерен в ближайшее время выслать в Узбекистан, то есть туда, откуда они приехали. Правда при этом он не уточняет, знает ли о его планах руководство Узбекистана, и готовы ли там встретить турок.

Для мигрантов, прибывающих на территорию края, губернатор Ткачев предлагает создавать фильтрационные лагеря. Пока местные власти будут проверять приехавшего на благонадежность, а также на наличие у него инфекционных заболеваний, мигрант не будет иметь права общаться с местным населением. На создание фильтрационных пунктов губернатор готов также выделить деньги из краевой казны.

При администрации края планируется проводить регулярные курсы для работников городских и районных органов власти. Цель курсов - научить чиновников законным методам ограничения миграции. Впрочем, Александр Ткачев дал чиновникам совет, как без всяких курсов отличить желательного мигранта от незаконного: "Ориентируйтесь на фамилию, - призвал губернатор, - если она армянская, грузинская или азербайджанская - отказывайте, если фамилия русская, то, значит, можно пустить человека на Кубань". Отныне районные комиссии по миграционному контролю будут отчитываться, скольким потенциальным мигрантам они отказали. Если отказов будет слишком мало, губернатор пообещал "оргвыводы" для районных чиновников. Проверки паспортного режима теперь в Краснодарском крае планируется проводить не только каждый день, но и каждую ночь. Губернатор призвал милицию и местные казачьи дружины активизировать деятельность по поиску незаконных мигрантов.

С первого апреля в крае увеличивается сумма штрафа за отсутствие регистрации. Сейчас штраф составляет всего одну минимальную зарплату, а вырастет до 6000 рублей. Если мигранту нечем будет платить, дело передадут в суд для наложения ареста на его имущество. Главам администрации городов и районов края запрещено сдавать мигрантам землю в аренду под сельскохозяйственные работы. Все перечисленные выше меры предусмотрены краевым законом, который в ближайшее время будет принят законодательным собранием Краснодарского края. Спикер кубанского парламента Владимир Бекетов откровенно охарактеризовал этот закон как жесткий и противоречащий законам Российской Федерации и Конституции. Власти Краснодарского края ожидают, что когда закон начнет действовать, немедленно начнут поступать протесты в Конституционный суд, но губернатор Кубани и местные законодатели готовы отстаивать свои позиции до конца.

Кристина Горелик:

О высказываниях губернатора Краснодарского края Александра Ткачева Сарвар Тодоров, представитель Краснодарской организации международного общества месхетинских турок, узнал, будучи в Москве. Вот его комментарий:

Сарвар Тодоров:

Это дешевый популизм, это заявление недальновидного политика, тем более, такого ранга, как краевой губернатор. В любом случае, это игнорирование международных договоров и обязательств России, а также и федеральных законов. Это, если грубо, то это лишняя суверенизация. Это непослушание центру, это может кончиться, чем кончился Советский Союз. Дай Бог, чтобы я ошибался. Я боюсь, что его слова - его политика. Все дело в том, как на это посмотрит федеральный центр, президент Путин, на которого так часто ссылается губернатор Ткачев. Правда, не в документах, а на словах, что Путин его поддерживает. Насколько это верно, мы не знаем, но мы знаем, что в течение этих двенадцати лет мы никак не можем попасть к краевым первым лицам. А также к существенным федеральным, которые решают, или бы решили вопрос, как можно человеку не давать паспорт 12 лет, как можно человека не регистрировать в ЗАГСе, как можно новорожденному не давать метрики. Как можно, зная все это, штрафовать его, как будто он незаконно проживает. Сами паспорт не дают - штрафуют, сами в армию не берут - говорят, что мы не служим, сами на работу не берут, а работающих увольняют именно по национальному признаку и за то, что нет прописки, а потом кричат, что мы не работаем.

Кристина Горелик:

Изменится ли положение турок-месхетинцев в Краснодарском крае с введением нового краевого закона?

Сарвар Тодоров:

Да, изменится. И конечно, не в лучшую сторону. Нельзя целые народы по национальному признаку выдворять или считать не уживающимися. Любой нормальный человек знает, что у любой нации есть любые категории людей. Это не значит, что их надо выселять куда-то или переселять. То есть, если молчать, сделать вид, что ничего не происходит, или происходят законные вещи, то неминуема кровь. Потому что человеку некуда ехать, человеку не на что ехать, у человека нет оснований куда-то ехать. Он, чтобы куда-то ехать, должен быть чьим-то гражданином, он должен быть прописан, чтобы выписаться и уехать, он должен продать свой дом, свою машину или увезти, или продать. Если всего этого у человека нет, если нет у него паспорта, то куда он поедет, и в качестве кого? Чем это может кончиться? Вот просто подумать человек должен, все это взвесить, понять, а потом говорить. А там у нас, в Краснодаре, любят красоваться перед телекамерами, а чем это кончится - мало кто думает, а если думает, то молчит об этом. Никак это не решить таким диким образом - посадить куда-то в чартерные рейсы и отправить неизвестно куда. В любом случае, человек должен иметь право там жить, даже если это гражданин какой-то другой страны. В отличие от них, мы же граждане этой страны, мы же граждане бывшего Советского Союза, у нас же равные были паспорта, условия жизни и гражданские права. На каком основании его незаконно отняли, - мы об этом заявляем во все инстанции, вплоть до Генеральной прокуратуры. В какой стране такое возможно, что суд не принимает у вас заявление, потому что у вас нет прописки, или начальник администрации пригрозил, что тот лишится места, если он выступит на стороне турка. Вот это тотальное давление, конечно, к хорошему не приведет. Или же приведет к массовым арестам в уже узаконенном виде.

Кристина Горелик:

Тодоров специально приехал в Москву, чтобы добиться от федеральных властей признания месхетинских турок гражданами России. За сорок дней своего пребывания в российской столице он встретился с представителями министерства внутренних дел, аппарата президента и правительства России. Никаких положительных результатов, по словам Тодорова, ему добиться не удалось.

Андрей Шарый:

Как планы Краснодарского края защитить себя от потока чужих беженцев вписываются в международные нормы и законы, защищающие права человека? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с заместителем директора Восточно-европейского отдела организации "Хьюман Райтс Уотч" Рэчел Дэнбер:

Юрий Жигалкин:

Прежде всего, как вы относитесь к попыткам некоторых регионов ограничить и даже обрубить поток беженцев из-за южных пределов России?

Рэчел Дэнбер:

В самом деле, Краснодарский и Ставропольский края, граничащие с Кавказом, стали желанным убежищем для тех, кто пытается уберечься от войн и беспредела, нищеты, царящих в регионе. Естественно, огромный людской поток создает проблемы для местных властей. Но все это не является оправданием для нарушения краевыми властями, прежде всего, российских федеральных законов и положений, регулирующих миграцию, это не может быть основанием для откровенной и масштабной дискриминации беженцев.

Юрий Жигалкин:

Тем не менее, понятно и то, что эти края неспособны дать приют всем желающим в то время, как их собственное население не слишком преуспевает. Каков может быть баланс между соблюдением прав беженцев и предупреждением проблем, которые может вызвать нерегулируемый поток мигрантов?

Рэчел Дэнбер:

Это вопрос, который край должен решать совместно с Москвой, с федеральным правительством. Но в любом случае, иммиграционная политика не может подвергать беженцев дискриминации на основании их этнических корней. Это первый принцип такого рода положений, которые регулируют иммиграционные правила в демократиях. Второй принцип, - если есть основания считать человека беженцем, то есть, если при возвращении домой он может стать объектом преследования, этот человек имеет право на предоставление убежища. В случае Краснодара, я думаю, многие люди, бежавшие из Азербайджана и Армении, могут рассматриваться в качестве беженцев, согласно международным стандартам. В том же, что касается детальных правил, которые могут помочь урегулировать проблемы Краснодара, то они должны быть выработаны в результате процесса консультаций и детального объективного анализа ситуации.

Юрий Жигалкин:

Если, тем не менее, российские регионы, Краснодарский край прибегнут к своим способам борьбы с потоком беженцев, навлекут ли они на себя или на Россию риск ответных акций?

Рэчел Дэнбер:

Пока мы не знаем, какие меры собирается предпринять Краснодарский край. Известно лишь, что он пытается ограничить число выдаваемых видов на жительство. Если же он пойдет дальше, то правозащитные организации будут вынуждены обратиться за помощью, прежде всего, к федеральному правительству с тем, чтобы оно предотвратило нарушение субъектами федерации международных обязательств России. Если это не сработает, мы сделаем все, чтобы Совет Европы потребовал от российского правительства разрешить эту проблему.

XS
SM
MD
LG