Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Альтернативная гражданская служба - это общественно-полезный труд, который нужно оценивать не по степени тягот, а по степени пользы обществу..."


Лиля Пальвелева, Москва:

Ведущий итогового информационного часа Петр Вайль: В пятницу депутаты Государственной Думы России и представители общественных организаций проведут слушания по проекту закона об альтернативной гражданской службе в армии. Ожидается, что этот закон будет воспринят российским военными в штыки. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева:

Уже много лет в России существует коллизия: Конституция гарантирует право на альтернативную гражданскую службу для тех юношей призывного возраста, которые по религиозным или мировоззренченским мотивам не могут брать в руки оружие и участвовать в каких-либо боевых действиях, а вот соответствующего закона до сих пор нет. Поэтому отказывающиеся идти в армию призывники вынуждены добиваться реализации своих прав через суд. Выигрывать такие процессы удается далеко не всем. Попытки принять закон об альтернативной гражданской службе депутаты Государственной Думы предпринимали дважды, однако, оба раза эти законопроекты отклонялись. Председатель "Движения против насилия" Сергей Сорокин недоумевает:

Сергей Сорокин:

Ну, если на сегодняшний день положение с голосами в Думе такое, что любые предложения президента получают практически безоговорочную поддержку, то что же не дает этой Думе вместе с президентом принять как можно быстрее этот закон? Тем более, что сам президент и его сотрудники высказывались не раз в поддержку этого закона, но почему-то у них никак не доходят руки до его принятия. Такую простую вещь, как закон об альтернативной службе, по которому уже почти все ясно - уже целый ряд стран, даже бывшего Советского Союза, уже приняли эти положения...

Лиля Пальвелева:

Сейчас подготовлен новый вариант законопроекта об альтернативной службе. Его авторы: депутат Государственной Думы Юлий Рыбаков и еще несколько его коллег по парламенту, а также эксперты, тесно сотрудничавшие с Министерством обороны, Министерством труда, пограничниками и прокуратурой. Представлять закон на слушаниях в парламентском центре на Новом Арбате будет Юлий Рыбаков:

Юлий Рыбаков:

Что такое парламентские слушания: это возможность общественности, а также всех заинтересованных ведомств, правительственных, Министерства обороны и всех остальных участвовать в обсуждении этого законопроекта с тем, чтобы прежде, чем мы окончательно внесем его в Государственную Думу на рассмотрение, внести туда свои поправки и предложения, которые будут предметом этого обсуждения. Существует целый ряд принципиальных разногласий в понимании того, что такое альтернативная служба. Министерство обороны и целый ряд других силовых ведомств не хотят воспринимать альтернативную гражданскую службу как законное право на реализацию конституционных прав, и, судя по их предложениям и их сопротивлению, с которым мы сталкиваемся, там готовы были бы рассматривать гражданскую службу как некую форму наказания за уклонение от обычной воинской службы.

Лиля Пальвелева:

Что значит "наказания", в чем это выражается?

Юлий Рыбаков:

В предложении военных о том, что альтернативная служба должна быть в два раза длиннее обычной военной, есть признаки формы наказания за уклонение от того, что человек отказался взять оружие. И когда мы прямо слышим слова представителей Министерства обороны о том, что гражданская служба должна быть "соразмерима с тяготами военной", налицо очевидное непонимание того, что гражданская служба - это общественно-полезный труд, который нужно оценивать не по степени тягот, а по степени пользы обществу. И я думаю, что участие в работе военных госпиталей, а мы предполагаем и такую возможность, в пожарных частях, в МЧС, по целому ряду профессий и работ в тех случаях, когда далеко не каждый желал бы работать по этой профессии, связанной подчас с риском, с тяжелыми условиями, с моральными нагрузками - я думаю, что в этой ситуации надо рассматривать такое участие в выполнении своего гражданского долга перед обществом не как форму тягот, а как форму приложения своих усилий на благо общества.

Лиля Пальвелева:

А вот каким, по мнению одного из разработчиков законопроекта - Валерия Борщова, должен быть срок альтернативной службы:

Валерий Борщов:

Вначале мы стояли на позиции "равный срок", но в мировой практике срок "альтернативщика", как правило, больше, чем срок срочной службы. Конечно, за рубежом нет такого длительного срока военной службы, как у нас, но вот, во Франции, к примеру, в два раза больше - это единственная страна, но там год срочная служба - два альтернативная. В Германии - в полтора раза больше служит "альтернативщик". Поэтому мы, в принципе, исходили из мировой практики. Хотя мы настаиваем на том, что в тех сферах, где это было бы по призыву МЧС и противопожарная служба, конечно, должен быть равный срок.

Лиля Пальвелева:

При этом Валерий Борщов подчеркивает: государству экономически выгодно, чтобы альтернативную службу юноши проходили по месту жительства:

Валерий Борщов:

Нет у нас денег, чтобы строить общежитие, обмундировать и так далее. И еще одно: на питание военнослужащего уходит 1200 рублей. Альтернативщик будет получать санитаром 300 рублей. Если по экстерриториальному принципу - если он будет где-то далеко жить - на что ему жить, на что питаться? Конечно, если территориальный принцип - тогда эта проблема решается. А так - тогда мы должны исходить из принципа равенства: 1200 идет на питание военнослужащему - давайте 1200 и "альтернативщику".

Лиля Пальвелева:

Между тем, как сообщает Валерий Борщов, против принципа территориальности и некоторых других положений законопроекта выступает Министерство обороны:

Валерий Борщов:

Это именно они настаивают на экстерриториальном принципе, именно они - на четырехгодичном сроке, именно они настаивают, чтобы служба проходила в качестве гражданского персонала в Вооруженных силах. Но я призвал бы не упрощать ситуацию. Точно так же, как на правозащитников набрасывается не только власть, но и общество, точно так же и вот это - всеобщее представление, что "альтернативная служба - они не выполняют долг", и понятие, что мужчина должен быть в армии, и что престижно быть с автоматом, а не в белом халате - это устойчиво в обществе. У нас преобладают милитаристские ценности... В Конституции сказано "защита отечества" - я убежден, что поднимать систему здравоохранения - это тоже защита отечества, потому что она развалена. И я считаю, что долг спасать от смерти, помогать умирающему ничуть не ниже, чем защищать рубежи или восстанавливать какие-то порядки, и так далее.

Лиля Пальвелева:

Поскольку депутаты Государственной Думы, принимая решения, обычно учитывают господствующие в обществе настроения, авторы законопроекта об альтернативной гражданской службе понимают: убедить коллег проголосовать за него будет не так просто. И тут весьма кстати оказалась поддержка Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Олега Миронова, который заявил: проект закона Юлия Рыбакова полностью соответствует российской Конституции и международному праву.

XS
SM
MD
LG