Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Григория Пасько в свете отмены секретных приказов Минобороны России


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: во Владивостоке - Марина Лобода; в Москве - беседовавший с адвокатом журналиста Григория Пасько Иваном Павловым Михаил Саленков и беседовавший с депутатом Государственной Думы России Владимиром Рыжковым Михаил Соколов.

Петр Вайль:

Адвокаты Григория Пасько считают сфальсифицированными многие документы, подготовленные следствием. Защита продолжает добиваться отмены приговора военному журналисту. Сегодня во Владивостоке члены общественного комитета в защиту Григория Пасько рассказали о тактике своих действий журналистам. Из Владивостока - наш корреспондент Марина Лобода:

Марина Лобода:

Защита Григория Пасько считает, что протокол судебного заседания военного суда Тихоокеанского флота по делу Пасько в значительной своей части сфальсицирован. Как заявил сегодня на пресс-конференции адвокат журналиста Анатолий Пышкин, при знакомстве с материалами дела они обнаружили несовпадение ряда свидетельских показаний с теми, которые звучали в зале суда. По этому поводу у защиты уже накопилось 70 страниц поправок. Как было заявлено на пресс-конференции, "все это свидетельствует о преступном сговоре спецслужб, прокуратуры и суда с единственной целью - сгноить в тюрьме военного журналиста".

"Очередной фальшивкой и провокацией ФСБ" адвокат Анатолий Пышкин назвал вышедшую на днях на канале "ОРТ" программу "Человек и закон". В одном из сюжетов передачи его подзащитный Григорий Пасько выставлен в негативном свете. Сегодня на пресс-конференции члены общественного комитета по защите Пасько заявили, что в ближайшие дни в суд будет подан иск о защите чести и достоинства военного журналиста в адрес авторов "клеветнического" сюжета и государственного телеканала ОРТ. "Мы утверждаем, - говорится в заявлении комитета, - что ни один из видеоматериалов, представленных в фильме, не фигурировал в качестве доказательства в суде". Защитники заявили также, что в настоящий момент сюжет аналогичного содержания готовится к выходцу в программе "НТВ" "Совершенно секретно". По мнению общественного защитника Пасько Александра Ткаченко, "спецслужбами намеренно нагнетается ажиотаж вокруг сфабрикованного дела журналиста-шпиона. Дело Пасько - всего лишь шумовая завеса, которая призвана отвлечь внимание общественности от расследования истинных причин гибели "Курска", от поиска и наказания военных преступников, виновных в этой трагедии". Тем не менее, защита по-прежнему выражает уверенность, что приговор в отношении Григория Пасько подлежит пересмотру. В свете последних решений Верховного суда, отменивших ряд указов Минобороны, обвинение Пасько в шпионаже теряет смысл - заявил Анатолий Пышкин.

В то же самое время, в УФСБ по Тихоокеанскому флоту считают, что признание недействительным приказа Минобороны о сведениях, содержащих государственную тайну, не поможет Григорию Пасько. Как заявил начальник следственного отделения Александр Егоркин, решение Верховного суда вряд ли скажется на приговоре Пасько. Следователь пояснил, что сведения, за сбор, хранение и попытку передачи которых был осужден Пасько, суд признал государственной тайной не на основании упомянутых приказов, а на основании федерального закона о государственной тайне.

Петр Вайль:

Кроме начальника следственного отделения УФСБ по Тихоокеанскому флоту Александра Егоркина с заявлением выступил и главный военный прокурор Михаил Кислицын. Кислицын сказал, что в приговоре по делу военного журналиста Григория Пасько суд ссылается на закон о государственной тайне от 1993-го года и новую его редакцию от 1997-го года. С адвокатом Григория Пасько Иваном Павловым беседовал наш корреспондент Михаил Саленков:

Михаил Саленков:

Александр Егоркин и Михаил Кислицын считают, что отмена приказов №010 и №055 не повлияет на дело Григория Пасько. Адвокат журналиста Иван Павлов комментирует эти заявления так:

Иван Павлов:

Если резко, то ложь. Чтобы понять, что это ложь, достаточно взглянуть текст приговора. Да, суд не приводит там номера пунктов приказов, но он цитирует их формулировки - конкретных пунктов приказа. Тем самым он как бы пытается скрыть, что он применяет его, но он применил-таки. Если бы мы не доказали, что приговор основан на положениях приказа, то нашу бы жалобу не удовлетворили и не стали бы рассматривать.

Михаил Саленков:

Почему вы сразу не настаивали на отмене приказов №010 и №055, еще до оглашения приговора?

Иван Павлов:

Не было в этом необходимости, ведь суд констатирует факты, он лишь признает, что данный акт, нормативный акт - недействительный и незаконный. Для этого необязательно было выносить решение Верховного суда. Верховный суд - он просто признал его незаконным с момента издания. Поэтому необходимости обращаться в Верховный суд до вынесения приговора не было. Мы считали, что владивостокский суд военный должен был согласиться с нами потому, что позиция наша была весьма аргументирована и очевидна.

Михаил Саленков:

Иван, вы сказали, что эти приказы №010 и №055 лишь часть тех аргументов, которые вы можете предъявить, чтобы добиться отмены приговора Григорию Пасько. После двух побед в Верховном суде - что вы планируете дальше, каковы будут ваши действия в будущем?

Иван Павлов:

Наши действия в будущем - это непосредственно рассмотрение кассационной жалобы на приговор Тихоокеанского флотского суда, согласно которому военный журналист осужден. Мы будем предлагать свою позицию, которая состоит из нескольких аргументов, один из которых - обвинение имеет нелегитимную правовую базу и эти нормативные акты, которые использованы в приговоре -незаконные. Мы будем использовать и другие аргументы, такие, как недоказанность намерений Пасько передать секретный документ иностранцам. Кроме того, мы считаем, что сам документ, который инкриминируется Григорию, не является секретным даже применительно к этому нелегитимному приказу министра обороны № 055.

Михаил Саленков:

Какова степень вашей уверенности в том, что удастся отменить приговор Тихоокеанского суда?

Иван Павлов:

Когда был вынесен обвинительный приговор, я сказал, что он обязательно будет отменен. Я готов подтвердить это и сейчас. Все - вопрос времени. Очень жаль. что это время Григорию Михайловичу приходится находиться под стражей.

Михаил Саленков:

Напомним, что 25 декабря прошлого года Тихоокеанский военный суд признал Григория Пасько виновным в государственной измене и приговорил к 4,5 годам заключения. В данный момент журналист находится в следственном изоляторе Владивостока.

Петр Вайль:

О деле Григория Пасько наш обозреватель Михаил Соколов побеседовал с независимым депутатом Государственной Думы России Владимиром Рыжковым:

Михаил Соколов:

Владимир Александрович, как решение военной коллегии Верховного суда по жалобам Григория Пасько - отмена приказов Министерства обороны - вообще изменяет правовое поле в России?

Владимир Рыжков:

На мой взгляд, это действительно победа защиты. Доказано, что ряд внутриведомственных нормативных актов, на основании которых готовилось обвинительное заключение, противоречат Конституции, действующему законодательству. Оказывается теперь, что никто не мог запретить Пасько общаться с иностранцами, что было раньше запрещено приказом министра обороны. Хотя самые главные, самые тяжелые пункты обвинения остаются пока неприкосновенными - это сведения о том, что он, якобы, собирал информацию совершенно секретную, потом передавал ее иностранцам...

Михаил Соколов:

Собирался передавать...

Владимир Рыжков:

Да, собирался передавать. Но я все-таки надеюсь, что внимание к этому случаю внутри страны, за пределами России, заставит Верховный суд подойти к этому делу объективно, и он будет оправдан. Потому что я лично не усматриваю никаких признаков преступления в том, что он делал, в том, чем занимался. Он выполнял свой профессиональный долг, работал как журналист, как представитель средств массовой информации. Мне кажется, что вот это решение об отмене должно ему в будущем помочь.

Михаил Соколов:

Тому же самому Верховному суду предстоит рассматривать дело Пасько уже по существу, а вы не считаете, что приговор по этому делу высшей судебной инстанции может предопределить уже высказанное мнение президента - на одной из пресс-конференции Владимир Путин говорил о том, что Пасько, якобы, передавал сведения, хотя даже в приговоре суда такой формулировки не было. Есть некое собирание сведений, в общем, он как журналист вполне мог накапливать какую-то информацию, и так далее... Все-таки у нас было очень много ситуаций, когда судебная инстанция воспринимала, прежде всего, мнение главы государства...

Владимир Рыжков:

Есть такая опасность, безусловно. Но все-таки я знаю достаточно много случаев, когда Верховный суд принимал действительно справедливые решения, которые не всегда нравились тем или иным представителям власти, я надеюсь, что так будет и в этот раз.

Михаил Соколов:

А возможен ли с вашей точки зрения компромисс, когда мера наказания будет изменена до такой, которая не предусматривает заключение, условная мера, и так далее - как это было в деле Бабицкого?

Владимир Рыжков:

Думаю, что это очень вероятно.

XS
SM
MD
LG